Андрей Шаврей: Поехать ли на второе отделение «Талантливого мистера Рипли»? Вот в чем вопрос!

На большой сцене театра Дайлес – премьера спектакля «Талантливый мистер Рипли». Сюжет, знаменитый по нескольким отличным экранизациям (а уж экранизация Энтони Мингеллы вообще роскошная!) в версии режиссера Лауры Грозы-Кибере, им, несомненно, уступает. Наверное, зря сравниваю – в конце концов, здесь же театр, несколько иной жанр, а сравнить с театральными аналогами мне лично невозможно, ибо давно, уж более четверти века, я не ходил по театрам Лондона! Заколдованный круг прямо какой-то!

Итак, перед нами не обычный драматический вариант упомянутых выше киноэкранизаций, а спектакль драматурга Филисс Надж по нуар-роману американской писательницы Патриции Хайсмит, впервые опубликованному в 1955 году, который с тех пор входит в «100 лучших детективных романов всех времен». Как в старом анекдоте про «усложняем эксперимент», еще и в переводе Яниса Элсбергса, так что неизвестно, осталось ли что-либо от, например, тонкого английского юмора.

Но основное есть – детективный сюжет, еще и с потрясающей психологической начинкой, когда в середине развития сюжета не только талантливый мистер Рипли начинает раздваиваться, но и расстраиваться – это после двойного-то убийства, так что все логично.

Но я лично расстроился сразу –

потому что уже во время первого отделения стал размышлять, как бы интеллигентно и по-доброму написать об этой постановке, учитывая, что режиссер очень даже талантлива, почти как и ее герой – то, что она недавно сотворила из оперы Иманта Калниньша «Играл я, плясал» в Латвийской Национальной опере, заслуживает особых аплодисментов.

А тут... то ли виноват предпремьерный показ, то ли очевидно правило, что премьера глубокого спектакля редко бывает с ходу триумфальной и он разыгрывается только к пятому-седьмому показу...

В общем, по большому счету ситуацию не спасает ничто – ни отличная видеодекорация с видом лагуны у Венеции, встречающая зрителей и которая скрывает некую тайну. Ни игра зеркал, в которых периодически отражаются герои пьесы (сценография Мартиньша Вилкарсиса), ни игра света (отличная работа Евгения Виноградова), которая из серого и почти мрачно-невидимого вдруг преображается в яркое, цветное, очевидное. Не спасает от того самого сравнения с версией Мингеллы.

И вот тут, не смотря на талант, режиссер Кибере-Гроза выходит на весьма опасную и скользкую дорожку...

Понимаете ли, никогда и ни за что не достичь той степени тихого, но манящего ужаса, который овладевает зрителем, когда в кино он смотрит на героя Мэтта Деймона, этого очаровательного мерзавца, убившего богатого приятеля и взявшего его наследие и фамилию. И попадающего в ловушку, как при этом не потерять свою идентичность. Тут бы в пору придумать что-либо о потери идентичности в социальных сетях, когда тебя не убивают, а просто воруют все твои данные и некий гад представляется всюду тобой, а ты одинокий, сидишь перед своим компьютером и пытаешься доказать по телефону пару близким друзьям: «Это не я!». Каков сюжетик? Вполне новаторский и органичный!

Метафоры тут связаны только с вышеупомянутыми видеоизображениями Венеции (во втором отделении виды лагуны преображаются в загадочные изображения собственно великого и таинственного города), зеркалами и светом. И с финалом, когда главный герой, окончательно расстроившийся во всех смыслах, сидит на фоне бюстов, одевающегося в свою прежнюю одежду, что он был и в начале, размышляя при этом, кто же ты, талантливый мистер Рипли? Он ли?

Наверное, важно, что по сути сюжет камерный и он бы хорошо смотрелся в малом зале, когда ты видишь каждое эмоциональное движение лиц и тел героев. Наверное, очень важен нюанс, что главных героев в разных версиях всегда играли очень красивые актеры. Тут некий эротический подтекст явно заложен коварной писательницей Патрицией. Сперва был Ален Делон, а затем и Мэтт Деймон, да еще Джуд Лоу с ним. В данном случае Рипли играет артист Гинт Гравелис, очень симпатичный и действительно талантливый. А убиенный им Ричард Гринлиф – Андрис Булис, вообще красавец первозданный по-прежнему. Да и отца его играет в небольшой роли Юрис Жагарс, тоже в общем-то, приятный внешне. И даже внутренне.

Став неделю назад директором «Дайлес», господин Жагарс сказал, что постарается соединить под своим руководством «качественное развлечение» с интеллектуальным наполнением. Спектакль создавался еще до его вступления в должность, но все равно можно сказать, что «качественным развлечением» тут является уже одно само название, которое сразу относит сознание зрителя к фильму Мингеллы.

Но той степени интеллектуальности, увы, не достигается.

Думается, тут оригинал сыграл очень коварно и талантливо – по отношению к нынешней постановке. Злую шутку сыграл с режиссером мистер Рипли, подлец такой.

В общем, второе отделение интереснее первого, ненамного, но все же. И тут главное, найти все же пружинку некую, чтобы зритель усидел первые полтора часа в первом отделении. А то он реально может уйти после первого отделения домой и в качестве компенсации посмотреть фильм Мингеллы. Что, кстати, я и сделал, мужественно пережив и второе отделение и вежливо поаплодировав артистам за работу. И за отличную музыку Карлиса Аузанса, которая своей медитативностью в исполнении загадочных мини-артистических хоров поддерживает общую театральную композицию, не давая ей обрушится в вечные воды венецианской лагуны.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно