Андрей Шаврей: Почем Херманис для народа?

"Почем Херманис для народа?", - задумался я после недавней пресс-конференции нашего, извините, выдающегося режиссера Алвиса Херманиса, главы Нового Рижского театра. Это потому что он ставит "Двенадцать стульев" по Ильфу и Петрову с их бендеровским "Почем опиум для народа?" Хотя в действительности меня волнует другая классическая истина: "Нет Херманиса, то есть, пророка в своем Отечестве". И еще вечное грибоедовское: "А судьи кто?".

Сегодня Алвис Херманис - признанный классик латвийского театра. Причем, что для многих из нас странно, признан далеко за рубежом - по всей Европе и в той же России, что бы он о ней не говорил. Его труппа, работающая в старом здании на улице Лачплеша, дает фору двум другим номинально главным театрам Латвии - Национальному и "Дайлес". Это действительно феноменально - несколько лет назад Херманису вручили в Греции театральную премию, которую именуют Нобелевской премией для театральных деятелей (сам-то наисерезнейший ученый Альфред Нобель театральное искусство в своем завещании не упомянул). В России Херманис получил "Золотую маску" за "Рассказы Шукшина", которые не хвалит только что ленивый.

Самое интересное: тот же "Дайлес" на гастроли, насколько я знаю, не ездит. Национальный театр съездил в Москву по культурному обмену - уже хорошо. А вот театр Херманиса в грядущем сезоне охватит большие георграфические пространства. Начать с того, что в октябре поедет в Беларусь на международный форум TEART, где представят "Обломова". А в январе и вовсе отправится в далекое Чили, где в Сантьяго покажет спектакль "Черное молоко" - такого далекого вояжа в истории латвийского театра, пожалуй, еще не было. Ну, в феврале труппа съездит не так далеко - в солнечный Брюссель, где покажут "Соню" по Татьяне Толстой. И в этом же месяце ожидаются гастроли в Лихтенштейне - со спектаклем "Долгая жизнь".

А можно, сейчас я похвастаюсь? Я был первым русским журналистом, который в 1996 году взял интервью у Алвиса. Посмотрел тогда его "Чайку" по Чехову. Мне понравилось, как там по сюжету все время спорят о театральных новациях и режиссер Херманис сделал любопытный ход - роли спорящих о театре героев исполнили выдающиеся латышские режиссеры Ольгерт Кродерс и Арнольд Лининш (оба уже ушли из этой жизни). И сам режиссер Херманис тоже исполнил одну из ролей.

Отдельная история, как я потом спорил в редакции "Бизнес & Балтии", в которой тогда работал, с коллегой, доказывая, что вот есть такой молодой режиссер и что с ним всенепременно стоит публиковать материал. Коллега спрашивал:" Что за Херманис? Материал с кем ты принес? Ты бы лучше у Рафальсона из Русской драмы интервью взял..." Спасибо судьбе, тогда редактором отдела культуры был прогрессивный литератор Андрей Левкин, опубликовал.

Это к тому, что меня до сих пор удивляет отношение некоторых журналистов русской прессы, которые считают за честь полить режиссера помоями. Причем, я сомневаюсь, что они смотрели постановки Херманиса. Если и смотрели, то ничего не поняли. Но недавно я перестал волноваться на эту тему, потому что ответил наконец-то на грибоедовский вопрос: "А судьи кто?"

На неделе в одной русской газете было опубликовано интервью с театральным человеком, которая, понятное дело, ругает Херманиса. Упоминает свою московскую дискуссию с неким "Давидом Смолянским", который в ответ говорил, что он смотрел херманисовские "Рассказы Шукшина" и ему очень понравилось. Я только через секунду осознал, что "Давид Смолянский" - на самом деле Давид Смелянский. Известный театральный продюсер, между прочим. Любой журналист, освещающий вопросы культуры, это знает. А тот журналист, хаящий Херманиса, этого не знает. Ну, и хорошо. Теперь понимаете, а судьи кто? Те, которые даже не знают, что в театре Херманиса одну из своих последних ролей играла Вия Артмане - была Графиней в "Пиковой даме" в 1998-м.

На этом фоне меня не удивляет, что не показали в Латвии трансляцию "Трубадура" в постановке Херманиса, показанного на Зальцбургском фестивале. Ну, не показали, и ладно. Кто такой Херманис? Да наш сосед! А я лично по интернету смотрел - это действительно феноменально. На всю жизнь запомнится и пение Анны Нетребко с Пласидо Доминго, и руководящий ими режиссер и, как оказывается, отличный сценограф, Алвис Херманис.

Ну, в общем, нет…

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить