Андрей Шаврей: «Песня слона» Андрея Жагарса — о любви и ее отсутствии

Уже три недели в театре «Дайлес» играют премьерные показы спектакли «Песня слона».  В первую очередь вызывает интерес тот факт, что постановщиком пьесы стал Андрей Жагарс, некогда в «Дайлес» и начинавший творческую деятельность.

За последние лет 15 у господина Жагарса в активе накопилось достаточно много постановок (в разных странах). Но все они оперные. Это первый чисто драматический спектакль режиссера после его громкой вынужденной отставки с поста директора Латвийской Национальной оперы, где Жагарс проработал 17 лет.

Идя на этот спектакль, ваш автор поймал себя на шальной мысли, она же — вопрос самому себе: «Интересно, есть ли разница между оперной и драматической постановкой?» Банальный ответ: «Конечно. Там — музыка и арии, здесь — наверное, тоже музыка. Но не арии, а разговоры. Впрочем, что там гадать — увидим сами».

Около семи вечера в «Дайлес» заходит множество людей. Тысяча зрителей отправляется прямиком в большой зал театра, человек 200 — в малый. Именно в  малом дают «Песню слона», пьесу канадца Николя Бийона. Спектакль не такой уж длинный — 1 час 40 минут.

Перед нами белоснежный прямоугольный кабинет во всю сцену. С одной стороны кушетка, с другой — стол и кресла с двух сторон. По центру — часы, они идут. То есть, все в режиме реального времени. Появляется дама (Эсмералда Эрмале), надевает белый халат, заходит и мужчина в летах (Юрис Калниньш).

В общем, врачебный кабинет. Вроде обычный психотерапевт, столь привычный, как принято считать, для жителей Северной Америки. Его господин Калниньш играет более чем убедительно — подумалось,

как много у нас в Латвии артистов, которые запросто могут сыграть в Голливуде хоть миллионера, хоть солидного психотерапевта — образы очень близки и по сути, и по «внешней картинке» (отличный костюм, галстук). Кстати, автор костюмов — знаменитая Кристине Пастернака.

А вот когда вскоре вводят юношу (Гинт Гравелис), то сразу становится ясно, что все не так просто. Он нервный,

после вроде обычного начала психотерапевтического диалога молодой герой срывается, начинает по-настоящему психовать, кричать, произносить скабрезные фразочки, намекать на нетрадиционный секс, соблазнять врача. В чем же проблема?

На самом деле это еще и детектив. Просто из  своего кабинета пропал знаменитый психиатр, а последним, кто его видел, является как раз его пациент Майкл, которого отлично и играет Гравелис. Доктор Гринберг в исполнении Юриса Калниньша на самом еще вроде и детектив, он начинает расследование, а вместе с тем и тонкая психологическая игра...

Несколько раз молодой пациент, срываясь в истерики (играет?) и неожиданно переходя на тихие интонации, повторяет, что у него

мать пела в детстве «Песню слона». Где-то после первых 45 минут спектакля-приема-расследования, доходит, что мать — оперная певица (а вот и оперный мотив). Она то ли убита сыном, то ли он «убил ее в себе».

Здесь можно сказать просто — начинается чистый Зигмунд Фройд. Впрочем, говорят, Фройд всюду и всегда.

А потом начинается настоящая опера! В полной тишине и вдруг при приглушенном свете  (художник по свету Кевин Вин Джонс) начинает звучать божественное меццо-сопрано. Кажется, Мария Каллас? И, если не ошибаюсь, ария из «Самсона и Далилы»? Можно было бы позвонить и уточнить у композитора Артура Маскатса, который является консультантом по музыке этой поставновки. Но — зачем? Думается, в какой-то степени он тоже участник этого спектакля, раз 17 лет был заместителем Жагарса в Опере. И начинал тоже в «Дайлес». А уж то, что некоторые автобиографические моменты самого Жагарса тут в наличии — наверняка.

Впрочем, здесь все относительно. Под оперную арию на заднике сцены появляется видеоизображение (художник видео — Ивета Сипунова ) партера Оперы (но не Латвийской). мы видим центральную ложу.

Все идет к вроде благополучному исходу — пациент дает телефон исчезнувшего психотерапевта, ему можно позвонить. Парень кушает конфеты, которые доктор Гринберг достает из ящика стола. Через пару минут — коллапс в темнеющем кабинете. Аллергия на ореховые конфеты, несовместимые с лекарством.

Медсестра и доктор откачивают пациента, а откачали ли — неизвестно.

Потому что в полной темноте на видео появляется поле, а по нему видно, как уходит вдаль кричащий о чем-то слон.

Спектакль завершен, занавес закрывается, а потом под аплодисменты открывается три раза, все встают и уходят. И что это было — решайте сами.

Кстати, весной на большой сцене «Дайлес» Андрей Жагарс представит свою версию «Вишневого сада» Антона Чехова.

 

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить