Андрей Шаврей: нигде не бывает так хорошо, как в Опере, когда там поет Инга Кална

В Латвийской Национальной опере открылся летний цикл мероприятий — юбилейным концертом выдающейся латвийской певицы Инги Калны. Это событие невольно напомнило название песни Раймонда Паулса, который давно знает и любит Ингу — «Нигде не бывает так хорошо, как дома».  Это учитывая тот факт, что певица уже много лет живет преимущественно в Германии, а сейчас юбилей провела на сцене, на которой около тридцати лет назад начинала свою весьма успешную музыкальную карьеру.

Я тогда еще журналистом не был, но этот момент зафиксировал очень отчетливо, как и многие другие меломаны и профессиональные критики. Март 1993-го, в Латвийской музыкальной академии имени Витолса — мастер-класс великой «богини пения» Ирины Архиповой, которая натурально умела «читать по голосам» (в конце концов, ко всему прочему еще и выдающийся педагог вокала все же).

Ирина Константиновна была достаточно строга по отношению к латвийским студентам, но услышав Ингу, которая тогда, кажется, еще только на втором курсе была, сказала: «В вашем голосе чувствуется, что вы боитесь перепрыгнуть вперед, но вы не волнуйтесь — у вас все получится!»

Как в воду глядела — судьба успешной певицы сложилась почти сразу. Через год совсем юная Инга запомнилась сразу всем по роли Памины в антрепризной постановке феноменальной «Волшебной флейты» Моцарта в постановке Михаила Мамилова (она тогда показывалась в помещении бывшего Театра оперетты). Царицу Ночи пела, кстати, начинающая питерская певица Анна Нетребко, концертмейстером была Инна Давыдова, ныне глава концертного агентства «Фонд Германа Брауна». Инга, кстати, ученица нашего выдающегося педагога по вокалу Людмилы Браун, вдовы Германа Брауна, профессора фортепиано, который был учителем Паулса. Такое вот сплетение талантливейших судеб разных поколений.

Инга Кална перед этим училась в музыкальной школе имени Эмиля Дарзиня, в 1994 году окончила музыкальный факультет Латвийской музыкальной академии имени Витола и в 1997 году — вокальный класс Людмилы Браун. В 1995 году она дебютировала как солистка Латвийской национальной оперы, запомнилась по ролям Джильды в «Риголетто» Верди, Мими в «Богеме»  Пуччини, в роли Альчины в опере «Альчина» Генделя, в роли Лучии в опере «Лючия ди Ламмермур» Доницетти. После этого, как шутят некоторые меломаны, многие поняли, что «мы ее теряем» — в 1999 году она окончила Лондонскую королевскую музыкальную академию и переехала в Гамбург, была солисткой Гамбургской государственной оперы (2001—2007). Пела в Нидерландской опере в Амстердаме, Фламандской опере в Антверпене, оперных театрах Тампере, Лозанны и Тулузы, в Большом театре в Москве.

Что еще нужно для того, чтобы сказать «карьера певицы удалась»? Для этого она сделала вот что: в 2006 году дебютировала на Зальцбургском фестивале в роли Первой дамы в опере Моцарта «Волшебная флейта», год спустя — в Парижской национальной опере в роли Альчины, а в 2009 году в роли Альчины в миланском оперном театре «Ла Скала».

При этом радует, что Инга все-таки периодически возвращалась на родину с концертами — пела на оперном празднике в Сигулде, выступала в родной Латвийской опере. Мне лично запомнился ее концерт в малом зале «Дзинтари» лет семь назад, где она потрясающе пела цикл песен Артура Маскатса «Венецианские строфы» на стихи Иосифа Бродского и других поэтов, за что получила один из пяти своих Больших музыкальных наград (кажется, рекорд — столько высших музыкальных наград Латвии не получал никто). Инга своим обаянием, шармом и, конечно же, сильным голосом доказала, что можно стать признанной оперной дивой, разбив вдребезги расхожее мнение, что примадонна обязана еще быть, например, непременно высокой статной красавицей. Красавиц в мире оперы много, тех, у кого при этом еще и отличный голос — меньше, но таковых тоже много. Инга Кална на этом фоне выделяется по всем параметрам — она точно штучный товар (если, конечно, можно именовать талант «товаром»).

В общем, нынешний гала-концерт получился торжественным, при этом домашним и даже семейным. На сцене — оперный оркестр под управлением главного дирижера Мартиньша Озолиньша, в зале — друзья и коллеги (ведущие латвийские композиторы Петерис Васкс, Артур Маскатс, всемирно известный латвийский тенор Александр Антоненко). Себе и друзьям в этот вечер юбилярша сделала воистину бриллиантовый подарок — программу, которая состояла полностью из произведений Джузеппе Верди, имя которого уже давно синоним истинной мировой оперы. При этом представила творчество великого мастера достаточно широко — в  первом отделении звучали ранние произведения Верди, которые широкой публике (по крайней мере, латвийской) не так уж известны — это ария Амалии из оперы «Разбойники» и романс Медоры из оперы «Корсар» (да, не только балет «Корсар» есть, представляете?). И как мощная точка первого отделения — ария Леоноры из «Силы судьбы».

Все это в обрамлении оркестра, открывшего концерт увертюрой к «Силе судьбы», в середине исполнившего вступление к тем же «Разбойникам» и увертюру к «Балу-маскараду».

В общем-то, уже одного этого достаточно, чтобы прийти в восторг, учитывая еще и смелость самой певицы, которая решилась выступить, как говорится, в сложных метеорологических условиях (почти тридцать градусов жары).

Вы знаете, что такое жара для голоса? Это условия, приближенные к боевым. Это очень сложно и морально (учитывая сложность самой программы), и физически.

Я все же напомню, что концерт не случайно проходил 14 августа — как раз в 35-ю годовщину, когда именно на этой сцене в последний раз выступал великий Андрей Миронов в «Безумном дне или Женитьбе Фигаро». Помнится, тем вечером, когда он умер на сцене, было так же жарко...

А Инга пела — и во втором отделении, после Ballabile из «Аиды» подошла, пожалуй, к кульминации своей программы: к арии и молитве Дездемоны из «Отелло». Тот случай, когда можно припомнить «американские горки», когда тихо звучащий голос (всё согласно партитуре и настроению музыкального текста) вдруг в один момент взмывает на невиданную высоту. Все получилось — равно как и веселая заключительная ария Лукреции из «Двоих Фоскари», прозвучавшей после оркестровой сцены «Бала» из «Макбета».      

Бис просить вроде бы было уже неудобно, но и не кричать «Браво!» — тоже. Публика аплодировала, не отпускала, и Инга с цветами в руках исполнила арию Адриенны Лекуврёр из одноименной оперы. Вокально сложный материал и как бы «из другой оперы» — не Верди, а Франческо Чилеа. Но нашей выдающейся певице явно подвластны и разные вокальные сложности, и образы. Иным мастерам на зависть.

За занавесом оставим сложности жизни — достаточно сказать, что Инга Кална, как и многие другие именитые певцы, вынуждена была многое потерять из-за той же пандемии. Но кажется, ко всему прочему, Инге присущ еще и вполне здравый и веселый нрав, и мудрость. Так что у нее все продолжается — 3 сентября у нее состоится также сольный концерт с пианисткой Дианой Кетлер (в программе концерта, помимо классической латышской музыки, будет звучать специально к этой дате написанное Георгом Пелецисом новое сочинение). Потом отпуск в Португалии — и Дрезден, а после Рождества Цюрих, где у нее постановка оперы Доницетти «Роберто Деверё» (премьера в феврале).

Плюс — супруг-адвокат и дочка Лидия. Пусть все будет также солнечно — и на сцене, и в жизни.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить