Андрей Шаврей: Наш маленький латвийский Левиафан

Нет-нет, не надо страшиться: данная публикация вовсе не о нашумевшем (и замечательном, кстати!) фильме Андрея Звягинцева «Левиафан». Просто об этом ветхозаветном чудище мне постоянно на протяжении уже несколько месяцев напоминает наше родное латвийское чиновничество, с которым по воле судьбы пришлось сталкиваться.

 

Пишу с содроганием в душе, опасаясь слегка подпортить отношения с родным Министерством культуры. Впрочем, сразу оговорюсь, что, может быть, в данном случае я не прав, а вот уважаемая министр культуры Даце Мелбарде действительно хорошо работает на своем посту. Но... Буквально в эти дни на бескрайних просторах фейсбука увидел сообщение, что Минкульт объявил открытый (значит, бывают и закрытые?) конкурс на замещение вакантной должности руководителя департамента творческой индустрии (название красивое!).

Первая мысль после этого — благожелательная: видимо, кризис действительно закончился, и слава Господу! Зашел на сайт министерства, там рубрика «вакансии». И обнаружил, что, помимо всего, там еще есть и вакансия на должность юрисконсульта отдела по медиаполитике. Собственно, объявлен и конкурс на замещение вакансии руководителя вышеозначенного отдела. Прием заявок на замещение всех этих чиновничьих должностей завершается в последней декаде января, так что, как пел Герман в бессмертной опере Петра Чайковского «Пиковая дама»: «Ловите миг удачи, пусть неудачник плачет!»

И все бы нормально, но тут в меня закралось мелкое паскудное подозрение. Буквально неделю назад я звонил по рабочему вопросу в пресс-службу одной из крупнейших  у нас государственных компаний, название которой писать не буду, потому что там в руководстве серьезные солидные люди, а Левиафан все же не дремлет.

Зашел на сайт компании, нажал кнопку «Контакты». Контактов оказалось весьма и весьма много. Прямиком направился в кнопку «Пресс-служба». Батюшки, там аж девять человек разных уровней с наименованием должностей «руководитель», а далее – «специалист», «специалист», «специалист».

Побольше, чем в ином крупном частном банке, где, впрочем, денежку умеют считать. Что приятно, для удобства коммуникации почти у всех опубликованы номера мобильных телефонов. За которые явно платит государство, то есть мы, налогоплательщики.

Позвонил сразу руководителю. Не отвечает. Более того, вот уж неделя прошла, а он даже не отзвонил. Тогда позвонил первому специалисту на мобильный. Не отвечал. Второму — нет ответа. Третьему — ну нет ответа! С горя я позвонил на их общий телефон, офисный. Вы будете смеяться, но никто не поднял трубку. Хотя вроде не обеденный перерыв, а день вполне себе понедельник.

Трубку поднял «специалист» четвертый. Который меня от души послал к «специалисту» пятому. Пятый, выслушав мой вопрос («а какая сумма выделяется на важный культурный проект?»), сказал, что «я не могу вам ответить на этот вопрос, потому что в голове такие цифры не держу». И дал телефон... совсем иной организации, в которой, наверное, знают наверняка.

Любой грамотный специалист все важные цифры всегда держит в голове. Иначе никакой он не специалист. Но таких чиновников среднестатистический латвиец встречает явно чаще, чем я. Достаточно было сходить мне в налоговую службу, чтобы честно заплатить положенное и в результате убедиться, что десятки специалистов временами обслуживают таким советским образом, будто ты действительно не честный налогоплательщик, который честно поддерживает заработанным евро свое государство, а явившийся с добровольной повинной недочеловек.

Кстати. Те, кто был в налоговой на улице Русова, вы замечали, сколько дорогих автомобилей у главного офиса? То-то и оно. Учтем еще, что это здание-монстр стоит, оказывается на частной земле и за аренду платят... миллионы евро.

На излете минувшего года с подачи депутата Сейма Регины Лочмеле-Лунёвой прозвучала история про то, как мало кому нужному сайту Министерства образования и науки была выделена весьма внушительная сумма. Когда возник скандальчик, решили вроде как сайт закрыть, но... вы не поверите, на закрытие тоже понадобилась энная сумма.

А теперь скажу вам вообще страшное. У меня есть хороший знакомый. Город-то маленький и я знаю, что он ТАМ работает. В том самом министерстве. На маленькой, но приятной должности, которая никому не нужна. Но там же на более высокой должности работает его мама. И получается, что все мы повязаны: ты понимаешь, что приятелю работа нужна, а человек он хороший. А страна маленькая, поэтому даже как-то и не сильно упрекнешь, что родственники пересекаются в одной государственной структуре. Но если бы они там хотя бы работали с пользой и отдачей!

И тут я вспоминаю одного великого латыша, который сказал мне однажды коротко, но невероятно метко. Раймонд Паулс сказал: «Прекрасная страна! Жаль только, хозяйничать не умеем...»

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно