Андрей Шаврей. Нам Малер строить и жить помогает, Синайский и Осокин — тоже

Этот концерт, судя по всему, станет одним из самых ярких культурных событий уходящего года. В рижской Большой Гильдии играл Латвийский Национальный симфонический оркестр под управлением его почетного приглашенного дирижера Василия Синайского, который руководил этим коллективом с 1975 по 1987 годы.

Родившийся в лагере у Полярного круга, где сидели его родители (отец — священнослужитель, мама и вовсе русская дворянка из китайского Харбина), Василий Синайский затем учился в Ленинградской консерватории у выдающегося педагога Ильи Мусина (учитель всех ныне именитых — от Гергиева до Курентзиса). Начинал ассистентом у Кирилла Кондрашина (один из советских «невозвращенцев», остался в Нидерландах, где счастливо жил и работал, затем скоропостижно умер) — в симфоническом оркестре Московской филармонии. А в 1973-м 26-летний музыкант выиграл золотую медаль на конкурсе Герберта фон Караяна в Берлине, что, в принципе, сразу дает «путевку в жизнь» любому дирижеру.

Пару лет он дирижировал в «оркестре Каца» (главный дирижер — народный артист СССР Арнольд Кац), после чего молодому Маэстро поступило весьма престижное предложение, от которого невозможно было отказаться — возглавить главный оркестр союзной республики, в данном случае — Латвии. И наступили, без преувеличения, золотые годы для нашего оркестра — достаточно сказать, что во многом именно Василию Серафимовичу принадлежит право первооткрывателя многих имен, которые сегодня составляют цвет латвийской композиции.

После этого в советские годы маршрут был один — в Москву, в Москву! Вскоре Синайский стал главным дирижером симфонического оркестра Московской филармонии, хотя перед этим успел год поработать с Белградским оркестром в Югославии. В 1990-е следы Синайского из виду нашей публики пропали — мы его ни разу не видели, хотя, конечно, доносились сведения, что он стал главным приглашенным дирижером симфонического оркестра Нидерландов, имеет квартиру в Амстердаме, а с 1996-го и вовсе — главный приглашенный дирижер симфонического оркестра Би-Би-Си.

Настоящая сенсация произошла в 2001-м, когда дирижер наконец-то приехал к своему оркестру, тогда в нем еще играли музыканты, с которыми Синайский начинал. И в том же году еще раз приезжал, участвовал в концерте на Домской площади в честь 800-летия Риги.

Через год за это получил Большую музыкальную награду Латвии. И вновь пауза. Дирижировал по всей Европе, а с 2010 по 2013 год был главным дирижером Большого театра.

Теперь можно считать это счастьем - пять лет назад Василий Серафимович стал почетным приглашенным дирижером главного оркестра Латвии и приезжает к нам каждый год (пауза возникла только во время злосчастной пандемии). И счастье видеть надпись на афише «Все билеты проданы» и лично лицезреть 74-летнего маэстро, для дирижера это золотой возраст.

Главным дирижером нашего оркестра Василий Серафимович стал, кстати, в возрасте 27 лет, так что не стоит удивляться 22-летнему финну Тармо Пелтаковски, который выступит в «инаугурационном концерте» в качестве главного дирижера ЛНСО (19 ноября в Цесисе).

Возглавив тогда оркестр, Синайский активно исполнял музыку латышских композиторов и неудивительно, что первым делом в нынешнем концерте прозвучала девятиминутная композиция Андриса Дзенитиса «Прелюдия. Свет», которая напомнила сюжет легендарной «Альпийской симфонии» Рихарда Штрауса, когда после музыкального взрыва, олицетворяющего мощную грозу, наступает просветление в небесах и в душе и главную роль в этой партитуре латышского композитора играет арфа. 

После чего прозвучал концерт для фортепиано с оркестром Бенджамина Бриттена, редкий гость на нашей сцене (хотя можно вспомнить, как в шестидесятых этот великий английский композитор приезжал в Латвийскую оперу, где ставили его оперу «Питер Граймс». Это единственный фортепианный концерт Бриттена, который он написал, кстати, в возрасте 26 лет и лично солировал на премьере. Можно сказать, не просто оптимистическое, но задорное произведение, требующее большой виртуозности и этой виртуозностью солировавший сейчас пианист Андрей Осокин обладает вполне. Еще и артистичный! На бис распустил свою копну волос, во время Бриттена завязанные резинкой и темпераментно исполнил «Революционный этюд» Шопена. 

А во втором отделении звучала грандиозная Первая симфония Густава Малера (они у него все грандиозные). Большое эмоциональное впечатление для каждого меломана, даже не неискушенного. Но в данном случае лучше предоставить слово профессионалу.

«Я ждала с особенным интересом именно Первую симфонию Малера, - написала наш известный музыкальный критик Ольга Петерсоне и давняя знакомая Синайского. - Она исполняется часто и знакома, казалось бы, до последней ноты. Но тут вступает в игру личность дирижера-интерпретатора в тесной связи с автором. Да, я не оговорилась. Маэстро специально изучал в Гаагской библиотеке партитуру, принадлежащую знаменитому нидерландскому дирижеру Виллему Менгельбергу, который работал над ней вместе с Малером, следуя его рекомендациям и советам. Так что с нами через дирижера говорил сам Малер. Тонкости этого прочтения могли заметить лишь знатоки, а в целом зал был захвачен энергией музыки и, конечно, присущим Малеру смешением лирики и парадокса, искренности и пародии, картин природы и насмешки над самим собой, отчаяния и надежды. Трудно было не заметить, как счастлив был оркестр играть с Синайским!».

И будем надеяться, что это счастье еще не раз повторится!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное