Андрей Шаврей: «Любить» от Сигаловой, аутентичный советский наряд от Васильева и… «ну и пусть» от Токаревой!

В Рижском русском театре им. М.Чехова состоялась премьера спектакля «Любить» в постановке Аллы Сигаловой — по пьесе Виктории Токаревой «Ну и пусть». С костюмами советских времен 1970-х из коллекции Александра Васильева. Что сказать? Как минимум — любопытно.

Начнем сразу с высокой ноты. Память избирательна. Поэтому, что мы вспомним об этом спектакле спустя годы? Думаю, не этот замечательный «занавес», на который проецируется сотня прямоугольничков, картинки из черно-белого телевизора — «Кинопанорама», «Международная панорама», «Голубой огонек»…  Так сказать, чтобы погрузились в атмосферу времени.

Обязательно мы запомним танец на «верхотуре» большой декорации — дискотеку молодежи под потрясающую «Королеву красоты» в исполнении Муслима Магомаева.

И, конечно же, артиста Алексея Коргина, который сорвал аплодисменты публики за свой необычайный танец, в котором, конечно же, «виновата» и сама Сигалова (по основной профессии хореограф). Вот так.

Но, говоря в более широком смысле, останется в памяти и главная идея, которая, думается, должна дойти до ума и души каждого зрителя — есть любовь, единственная, на всю жизнь. С кем бы до или после нее мы ни жили. Главная героиня Лариса влюбляется в преподавателя музыки, который намного ее старше. У него не так много денег. У него жена — простушка из серии «есть ужас какие дуры и прелесть, какие дурочки». Вот она вроде ближе к «ужас, какие дуры». Но… она тоже любит.

И каждый довод избранника (Евгений Черкес), что он стар, небогат и что у него семья, у главной героини, молодой девушки в исполнении актрисы театра «Дайлес» Иевы Сеглини (молода, красива и даже акцент придает ей шарм), есть ответ: «Ну и пусть!»

В общем, как бы все просто — он ее тоже полюбил.

Любовный треугольник, вечная история, развившаяся в советские годы по спирали до максимума.

В конце концов, после всех войн и прочих «неприятностей» количество мужчин в СССР было намного меньше, чем женщин — тоже немаловажное обстоятельство.

Материал в первом отделении показался несколько сыроватым, но… разыграются! А танец — уже хорош. Как хороша и сценография Николая Симонова — под «верхотурой», где встречаются, репетируют и любят, кроме того, находятся два помещения. Это квартира главной героини. И квартира ее избранника, в которой он, жена и сын отмечают Новый год.

Три сцены из одной жизни — и всюду страдают.

Что касается постановки Сигаловой, то Алла, как всегда, сильна в выборе музыкального материала, вкус у нее отменный. Помимо многочисленных советских песен здесь через весь спектакль проходит песня в исполнении Сергея Лемешева «На рассвете ее не буди», которая, наверное, должна навести зрителя на размышления — почему именно эта песня? А также — множество старых советских шлягеров.

Центральная (и самая удачная) сцена — встреча любовников перед Новым годом, снег на улице, ожидание счастья под музыку Мишеля Леграна «Мужчина и женщина» и пронзительную мелодию Арво Пярта. Мечта.

Пожалуй, самая большая удача спектакля — вот как раз роль этой дуры-жены в исполнении Елены Сиговой. Она и проста, и одновременно добра, и глупа, и мудра. Она отпускает мужа к любовнице в новогоднюю ночь, а потом — танцы ее сына (Максим Бусел) и его друзей под песню Дина Рида «Элизабет». И здесь настоящая трагедия — нет, не влюбленных ее мужа и «молодухи», а личная трагедия этой женщины, от которой уходит муж, взрослеет сын и она понимает, что вокруг много танцующих, но она совсем одна! Ужас, конечно, не приведи Господь никому.

Все кончится, как вы понимаете, трагически. Молодая выкинется из окна, попадет в больницу, депрессия, выйдет замуж… за другого.

Телевизионные прямоугольнички станут цветными, то есть пройдет десять лет и подруга скажет, что Он… умер. Героиня делает вывод (и, думается, справедливый): «Если бы я за него боролась, он был бы жив!» В общем, извечные русские вопросы — «Кто виноват? Что делать? Какой счет?»

У пьесы Токаревой есть подзаголовок — «история о первой и последней любви». Читай — единственной. Сигалова переименовала в «Любить» — это

ее резюме под решением сложной математической задачи под названием «Любовный треугольник». Вот что делать? Любить. Даже и после смерти.

Здесь, конечно, автобиографические моменты — всем известно о глубоких отношениях Виктории Токаревой с легендарным режиссером Георгием Данелией. Алла потеряла своего мужа — ушел из жизни замечательный Роман Козак, так часто ставивший в Риге. Да и вообще, семидесятые годы — годы молодости и Виктории, и Аллы. Как справиться с болью потери неповторимой любви и вообще — близких, молодости, всего? Повторим: любить. Попробуйте любить. Танцевать, выходить из депрессий в больнице под песню Эдиты Пьехи «У нас поселился замечательный сосед»…

И наслаждаться пониманием строк Пушкина (в спектакле не звучат, но «музыкой навеяло»): «Что пройдет, то будет мило».

Маленькая роль в исполнении гротесковой Татьяны Лукашенковой чем-то напомнила Валентину Талызину в «Иронии судьбы, или С легким паром» — милые воспоминания. А все эти наряды от Васильева — это что-то с чем-то! Наряд танцующего стиляги в исполнении Коргина. Праздничное платье на Новый год от супруги. И комбинация, та самая комбинация, мечта всех советских дам. Это все тоже очень любо.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить