Андрей Шаврей: Когда к шести вечера с геморроем уже хорошо...

На малой сцене Рижского русского театра им.М.Чехова - премьера спектакля «Фуфа, два сердца». Спектакль, по идее, обречен на посещаемость, поскольку посвящен Фаине Раневской (1896-1984), тема благодатная. Есть ли «сверхзадача» - другой вопрос (есть основания надеяться, что есть).

Есть такая книга памяти великой актрисы – «О Раневской», на суперобложке которой она изображена в образе Мули из кинофильма «Подкидыш», с трубой. Вышла в издательстве «Искусство» в 1988-м и ценна тем, что там собраны воспоминания современников великой актрисы, без прикрас. Ираклий Андронников, Анатолий Адоскин, Ия Саввина, Александр Васильев, Ростислав Плятт, Анатолий Эфрос, Лев Лосев - свидетели неординарной судьбы. Особенно выделяется глава от Марины Нееловой, которую в последние годы Фаины Георгиевны связывали с ней сердечные отношения, и от Сергея Юрского, который занял старую актрису в последнем ее спектакле - играла няню Фелицату в «Счастье хорошо, а правда лучше» Александра Островского.

В общем, правда жизни - уход был достаточно тяжелый, хотя и ожидаемый,

учитывая, что актриса была одинокой и, ко всему прочему, в последние годы тяжелобольной. Как бы ни был огромен масштаб личности актрисы, но при таких обстоятельствах она себе уже не принадлежала и если верно изречение про то, что «дух гуляет там, где он хочет», то дух великой актрисы в последние годы ее жизни гулял... с тем же Пушкиным. Его портрет и висел у нее в гостиной, наряду со многими другими великими, которых она знавала уже лично - Ахматовой, Антоном Чеховым и Станиславским (последних двух в этом спектакле по пьесе Александра Образцова главная героиня называет «моими мальчиками»).

В этой пьесе и постановке Вадима Гроссмана, по счастью, нет того, что можно было бы назвать желтизной,

хотя сплетни и домыслы составили немало томов о великой актрисе, которые широко продавались и продаются чуть ли не на каждом углу. Здесь есть деликатная версия об актрисе, которую окружают великие в виде портретов (помимо вышеупомянутых - Эфрос, Серафима Бирман, Любовь Орлова), в спектакле они постоянно подсвечиваются лампочками ((художник - Никита Воронин). Хотя в действительности, кстати, согласно воспоминаниям, эти портреты Фаина Георгиевна прикалывала к стене медицинскими шприцами, факт документальный, но это уже детали.

Конечно, тут есть место и великому чувству юмора актрисы, которая, например, стоя с портретом своей великой коллеги Веры Петровны Марецкой, рассказывает историю о том, как

хотела вступить в КПСС только лишь потому, чтобы «узнать, что эта Верка говорит обо мне на партсобраниях».

Но магистрально - вполне удачный и деликатный рассказ об одном из эпизодов последних лет жизни Раневской, когда к ней в обслугу поступила молодая актриса Лиля, отказывающаяся от денег, ибо обожает Раневскую. Возникает своеобразное чувство привязанности и это очень похоже именно на то щемящее чувство истинной любви - со всеми ее плюсами и минусами.

Неслучайно в начале спектакля, после того, как на экран были продемонстрированы фрагменты из главных фильмов Раневской, звучит пронзительная песня в исполнении хорошей знакомой последних лет Раневской - Елены Камбуровой, «Приходи на меня посмотреть». В строчках этой песни, как и в заключительной песне Вадима Козина про то, как «я расцелую все твои пальцы» - основной посыл спектакля. Рассуждение о том, что бывает ли вообще любовь в этой жизни, учитывая, что та же молодая актриса Лиля впоследствии уходит и возвращается только через пять лет, когда в ее жизни вдруг возникла драма (сын арестован, ему необходима помощь народной артистки СССР) - ситуация знакомая многим.

Вот такая вот Фуфа. Так, кстати, назвал Раневскую за постоянное курение внук ее учительницы и подруги Павлы Леонтьевны Вульф (кстати, в 1902-1904 годах была актрисой Рижского русского театра): «Я Фуфа, но это только для своих, и с желанием наряжаться никак не связано, это меня Лешка маленьким так прозвал, увидел, что дымлю, как паровоз, и сказал:

"Какая ты у нас Фуфа!"»

Для того, чтобы спектакль стал окончательно успешным, а может, и неординарным, необходимо было только найти актрису, которая могла бы сыграть такую величину, как Раневская. Рижская публика помнит весьма удачный гастрольный спектакль про Фаину Георгиевну, показанный у нас лет пять назад в Доме конгрессов - великую актрису играла актриса выдающаяся, до конца неоцененная российская актриса из МХТ им.Горького Светлана Коркошко.

Впрочем, далеко ходить не надо - лет десять назад на сцене родного Национального театра как раз в пьесе «Фуфа, история двух сердец» роль Раневской играла великая латышская актриса, народная артистка СССР Велта Лине, это была ее последняя роль.

Те, кто видел (например, радиожурналистка Татьяна Зандерсоне), отзываются: «Это потрясающе!».

В Рижском русском театре роль Фаины Георгиевны играет замечательная актриса старшего поколения Ирина Егорова. Играет без наигрыша, кстати, что скорее хорошо, чем плохо. Здесь есть опасность перейти в жанр фарса, учитывая все эти фразочки от великой актрисы «Как дела? К шести вечера с геморроем получше». Егорова фактурой и даже голосом похожа, конечно, на Раневскую, но актриса явно избегает делать банальную пародию. Играет явно с уважением и на поклонах переадресовывает аплодисменты портрету великой коллеги.

А заядлым театралам будет интересна и линия отношений молодой и старой актрис, представительниц разных театральных поколений. Ту самую служанку играет отличная актриса Наталия Живец, которая на одной сцене с многоопытной Ириной Егоровой достигает иногда той самой истины, которая, как известно, посередине. 

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Популярное
Интересно