Андрей Шаврей: Ким — лучший друг кинематографистов, или Размышления после «В лучах Солнца» Манского

В кинотеатре Splendid Palace состоялась премьера докyментального фильма Виталия Манского «В лучах Солнца». То, что это будет интересно, не сомневался никто – всё же материал об уникальной и, пожалуй, самой закрытой (причём, практически наглухо!) стране мира. Но большинство зрителей выходило под глубоким впечатлением, немного «пришибленными». На последующем маленьком приёме режиссёр провозгласил любопытный тост.

«Ну вот, давайте воспользуемся тем, что мы в свободной стране! - сказал известный российский режиссёр, уже два года живущий в Латвии. – Воспользуемся нашей свободой!»

После просмотра двухчасового материала эти слова имели особый смысл, наполнение. И каждый, кто увидит этот фильм (а он сейчас идёт в кинотеатрах по всей Латвии, следите за рекламой), по его окончании должен задуматься как минимум об одном, но главном – мы имеем свободу. И не ценить это может только глупец. Или полностью зомбированный «новый человек», который создан в Северной Корее - согласно единственно верному учению вождя Кима.

В этом фильме совершенно нет иронии (она анонсировалась в одном из материалов) по отношению к существующему на этом малюсеньком отрезке земли строю. С одной стороны, это действительно абсолютно бесстрастный документальный материал – день из жизни маленькой девочки Зин Ми, которая вступает в Детский союз Северной Кореи (по-нашему, по-советски – в «октябрята»).

Утро в квартире, где на подоконнике ярко-красным цветом цветёт «кимчениния». Она потом будет всюду, в клумбах, на площадях, на подоконнике – одну от другой не отличить, хотя их тысячи! Мечта Мичурина!

Урок в благоустроенной школе (на заднем фоне даже признак капитализма – ёмкость с водой, как в любом европейском офисе). Замечательная квартира девочки и её родителей – отличный пол, хотя и минимум мебели (ну, это восточный минимализм). Вообще, стерильность во всём. Девочка в танцевальном классе изучает народный корейский танец. Мама на производстве соевого молока. Папа – инженер на ткацком предприятии.

Только потом мы понимаем, что они – исполняют роли. Мама в роли работницы молочного производства. Папа в роли инженера.

Да, в этом фильме есть один большой, но важный нюанс. В какой-то момент понимаешь, что он невольно становится… художественным! Но иначе и быть не могло. Бесстрастное примечание в виде надписи на экране: «К нам приставили специальных товарищей, которые предложили сценарий фильма». И режиссёр с оператором следуют этому сценарию вслед за вроде неприметными «товарищами», которые выстраивают все сцены совершенно художественно, театрально.

В определённом смысле создатели фильма совершили профессиональный подвиг. Воспользовавшись своей высокопрофессиональной техникой, они записывали «репетиции» счастливой жизни, проводимые этими двумя «вежливыми людьми». Потом копировали эти записи особым образом, «шифруясь» в переговорах в гостинице: «Носки постирал?» - «Да, уже почти».

В результате мы видим, как сказанные девочкой дома слова о том, что 100 грамм национальной еды отлично излечивают от рака, после репетиции превращаются в 200 грамм. Разумеется, всё это после подсказки «вежливого человека», неожиданно вышедшего из-за дверей. Видим, как перед тем, как начать поздравление мамы Зин Ми на производстве молока, «вежливые люди» режиссируют: «Когда она зайдёт, всем улыбаться!» И как по приказу – печальные лица превращаются в улыбчивые.

В школе выступает ветеран войны с «американскими империалистами», увешанный с груди до причинного мечта цацками-орденами (вряд ли из драгметаллов). Из-за кулис маленькой сцены выходит «товарищ» и говорит… что именно следует говорить ветерану. Всё фиксирующая подпольная камера (отличная операторская работа!) фиксирует, как девочка мучительно борется со сном. Разумеется, этот фильм потом посмотрели в Северной Корее соответствующие товарищи. Меня волнует судьба девочки. Жива ли?

Счастье! Концерт в честь товарища вождя! Идеальное исполнение песен, танцев! Улыбка ведущей концерт девочки. Так надо. И всюду, всюду, всюду портреты Кима-старшего, Кима-младшего – в метро, в поездах метро, в квартире, в школе… Солнце – это Ким.

Большая сцена с корейцами, фотографирующимися семьями на память – на фоне портретов вождей и множества «кимчениний». Эти лица – что-то феноменальное. Это мечта строителей коммунизма – создан совершенно новый вид человека. Финал «Космической Одиссеи» Стенли Кубрика отдыхает! В Северной Корее - новый человек в абсолюте! Это инопланетяне. Если вдруг завтра бы там рухнула власть, они бы не изменились уже никогда. Они не знают, что такое свобода. Свобода – это ведь Ким! Иначе быть не может, им в школе за полчаса раз двадцать вдалбливает вежливая учительница, что американцы и помещики – завоеватели, негодяи. И это же пишется и на доске. Ким – солнце. Ким – вождь. Ничего иного.

Фильм смонтирован уже в Латвии, на студии Vertov (продюсер Наталия Манская). Над озвучкой работал выдающийся звукорежиссер Анри Кренберг. Особое настроение фильму придаёт музыка композитора Карлиса Аузанса, молодого виолончелиста из трио Melo-M. Она не печальная, она – констатирующая факт, она – иллюстрация к лицам этих людей, которые родились и живут почти в космическом вакууме, где не слышно никаких других звуков, кроме звука – «Ким - вождь!», «Американцы и помещики – негодяи!»

«Интересна судьба девочки, жива ли?», - спросил я в разговоре с звукорежиссёром Кренбергсом после латвийской премьеры. «Не знаю. Но вот те «товарищи» уже точно в мире ином», - печально резюмировал собеседник.

Некогда на нашем кинофоруме «Арсенал» была ретроспекция фильмов великого греческого кинорежиссёра Тео Ангелопулоса. Среди прочего в этом же зале Splendid Palace 16 лет назад была показана его лента 1988 года «Пейзаж в тумане» - о мальчике и девочке, ищущих своего отца. Это сага – в частности, о девочке, которая по пути попадает в ужасные ситуации, её насилуют в автомобильном грузовике… Но то – художественное кино под музыку Элени Караиндру. Между прочим, «Золотая пальмовая ветвь» в Каннах.

А тут кино – по-настоящему художественное! Режиссёр – не Манский (он у нас прекрасный оператор, монтажёр и прочее). А главный режиссёр - Ким! Конечно же, лучший друг кинематографистов. А помощники режиссёра явно расстреляны, раз не заметили «диверсии» съёмочной группы из России.

Потому что никому нельзя портить идеал!

3
грамматика
"граммар-наци" дождутся своего "граммар-нюренберга". Когда человеку нечего казать по сути, он начинает обсуждать временные правила :)
дядясаша
"То, что это будет интересно, не сомневался никто" может, все же "в том, что это будет интересно?"))
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно