Андрей Шаврей: «Гранатовый браслет» в Русском театре - как пересказать музыку и любовь?

«Гранатовый браслет» по рассказу Александра Куприна - последняя по времени премьера в Рижском русском театре им.М.Чехова. На спектакль я шел одновременно со скепсисом и, не считайте это высокопарностью, с надеждой – «а вдруг»? Дело в том, что пересказать музыку, которая играет главную роль в шедевре Куприна, практически невозможно, а сыграть любовь - нужно ли?

Несколько размышлений перед спектаклем. В 1910-м году Куприн написал этот свой знаменитый рассказ о любви. И за минувший век его, извините за фривольную фразу, никто не переплюнул - даже и получивший нобелевскую премию (хотя рассматривался как раз и Куприн) Иван Бунин, с его потрясающими «Темными аллеями», где из-за любви стреляются и сходят с ума.

Иногда многие задаются вечными вопросами, один из них – «Что такое любовь?». На мой взгляд, самый точный ответ на этот вопрос, конечно же библейский, из первого послания к Коринфянам святого апостола Павла. Там, где про то, что «любовь долго терпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине», и т.д.

В этом рассказе именно теологический смысл любви играет важнейшую роль («Да святится имя твое!», - обращение в письмах телеграфиста Желткова, влюбленного в княгиню Веру Ивановну, именно в Веру). Но в то же время тут и любовь чувственная - как иначе можно назвать чувство, из-за которого восемь лет ты безнадежно влюблен, но тайно преследуешь любимую и даришь ей на день ангела драгоценный браслет, в котором, помимо всего прочего, есть и предсказание (гранатовый цвет украшений, цвет крови).

Но вот что Куприну удалось на все сто (ну, почти на все сто!) - это передать щемящее чувство посредством музыки, которая описывается им в письмах.

Конечно, велик в этом смысле и Лев Толстой с «Крейцеровой сонатой», но там такие страсти! А тут - именно щемящее чувство. И та самая вторая соната Бетховена, вернее, одна из его частей, которую в своем прощальном письме, перед тем, как застрелиться, завещает послушать Желтков.

Понять этот момент могут, наверное, избранные - те, кто понимают музыку, кто потерял близкого (навсегда, умер), кто любил безнадежно.

И кто умеет слушать - это, как часто у Куприна, реальный случай, который он наверняка услышал во время исповеди сотрапезника в каком-нибудь очередном кабаке типа «Гамбринус». В общем, Куприн это приближение к идеалу понял и передал. И, кстати, в отличие от вышеупомянутого Бунина (тоже гений, что и говорить) вернулся на родину в самые лютые 1930-е годы - деталь, о многом говорящая.

Вряд ли Александр Иванович предполагал, что по этому великому рассказу снимут в 1965-м фильм, и замечательный! Стал классикой жанра. Жанр: драма. Страна: СССР. Режиссер: Абрам Роом. Сценарий: Анатолий Гринберг, Абрам Роом. Оператор: Леонид Крайненков. И вот как бы хохма - композитор: Людвиг ван Бетховен.

Одно из достоинств этого фильма, что там княгиню шикарно сыграла Ариадна Шенгелая, князя - молодой еще Олег Басилашвили, а уж какие-то там сцены трапезы в самом начале, рецепт приготовления генеральского крюшона в арбузе! Самое главное - музыка великого Бетховена, которая начинала звучать «из тишины», в самый необходимый момент, во время прощания с Желтковым, поцелуй - в холодный лоб.

«В эту секунду она поняла, что та любовь, о которой мечтает каждая женщина, прошла мимо нее. Она вспомнила слова генерала Аносова о вечной исключительной любви - почти пророческие слова». Вот что такое любовь!

И вот как после этого удивить рядового зрителя, для которого такая любовь - всего-навсего блажь давно ушедших времен? Уже не говоря о том, что как удивить зрителя искушенного? Кажется, ученица знаменитого Камы Гинкаса, взявшаяся за нынешнюю постановку Ирина Керученко решила никого не удивлять, и вот в этом ее главная удача. Эту историю ведь надо просто аккуратно, даже осторожно пересказать. И, так сказать, донести в финале до зрителя главную мысль, а уж тогда с любовью он, надеемся, и сам по жизни разберется.

В этом спектакле нет новаторства, и слава Господу, да святится режиссер! Сценографией и костюмами Марии Утробиной он мне в чем-то напомнил добротный спектакль нашей Русской драмы, поставленный уже покойным Леонидом Белявским еще в начале 1990-х – «Месяц в деревне» по Ивану Тургеневу, с Мирдзой Мартинсоне в главной роли. Классика нынче вновь в моде! 

Белоснежная терраса в первом отделении, когда за столом встречаются все действующие лица (кроме двух), трапезничают, рассказывают анекдоты, байки, слушают воспоминания генерала Аносова (Леонид Ленц) о любви, говорят о той самой любви, которая вообще-то... без слов. И читают стихи - разумеется, о любви. И за десять секунд декорация оборачивается обратной стороной - темная комната, в которой главный герой спектакля, Желтков (Александр Маликов) и сдающая ему квартиру дама (Нина Незнамова).

Замечательное соединение молодого состава труппы с грандами театра, когда наряду с Леонидом Ленцем в сцене застолья на разные лады играют местный щалопай Максим Бусел, молодой военный Игорь Назаренко... Вот что точно -

на этот спектакль стоит идти уже ради того, чтобы увидеть дуэт Нины Незнамовой, играющей на этой сцене уже более пятидесяти лет. и молодой Яны Хербсты, играющей Веру.

Незнамова говорит с польским акцентом (кстати, привет «Варшавской мелодии», в которой она играла в 1960-х).

Поначалу немного смущает, что по ходу действа актеры говорят от имени своих героев, а также по очереди проговаривают авторский текст. «Такое ощущение, что говорят сами с собой», - иронически подумал я во время спектакля. Но может, так и надо.  В конце концов, это инсценировка, Куприн писал не пьесу, а рассказ.

Хорош Евгений Корнев в образе князя Василия Львовича, но вот только тут, извините, все время всплывает потрясающий Олег Басилашвили в этой же роли, но в фильме, так что - его действительно не переиграешь. Замечателен и иногда даже трогателен Александр Маликов в роли Желткова, хотя... временами слишком он мужественный для этой роли, вот представляете?! Настоящий Желтков - это же в чем-то идиот, тот самый достоевский идиот, почти Иисус Христос, который из-за любви идет на свою Голгофу.

Немного нелепым кажется, когда герой Александра Маликова, перед тем, как застрелиться, раздевается до нижнего белья, а одежду аккуратно складывает на стол - и вот получается, что с этой одеждой, как с покойником, прощается княгиня Вера. Хотя, наверное, еще более нелепым было бы, если бы на столе, прости Господи, лежал сам артист, изображая усопшего...

Но вот самое главное в спектакле - то, что не мудрствуя лукаво, режиссер ввела в действо музыкантов.

Это трио - скрипачи Гидон Гринберг и Леонард Антоневич и виолончелист Рихард Штраус (псевдоним?). В начале спектакля играют незатейливые мелодии «из жизни отдыхающих», специально написанные для спектакля Натальей Богданович. А в финале три музыканта играют вторую сонату Бетховена - тихо, еще тише... под сопровождение двух голосов, княгини и влюбленного в нее мелкого чиновника.

«Laba izrāde!» («Хороший спектакль!»), - сказала, встав после спектакля, пожилая латышская дама своему внуку. Действительно, хороший спектакль. Почти два часа без антракта на одном дыхании.

Наверняка один из лучших за последние два года в Рижском русском театре. Но у него есть и большой недостаток –«Детям до 16 лет, в связи с тематикой спектакля». Извините, но любви все возрасты покорны!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить