Андрей Шаврей: Дядя Дживан ушел, оставив большое армянское воспоминание

В возрасте 92-х лет в США ушел из жизни Дживан Гаспарян (или просто «дядюшка Дживан»), выдающийся исполнитель на дудуке. Ради всех святых - не надо считать нижеследующую публикацию некрологом. В конце концов, кажется, что факт именно его ухода весьма отличается от прочих, столь знакомых нам почти по ежедневным сообщениям. Поскольку оставил очень светлое ощущение, так что давайте и его солнечную фотографию в данном случае не будем превращать в черно-белую.

В Ригу он приезжал пару раз. Выступал, например, с Борисом Гребенщиковым, напевавшим при выходе на сцену знаменитого коллеги «Из леса выходит старик, а глядишь — он совсем не старик! Напротив — совсем молодой, краса-а-авец!». Но особенно запомнился 2003-й, когда он к нам приехал впервые. Вообще-то по тем временам Рига не была избалована очень уж частыми визитами именитых музыкантов, а тут приехал с концертом в Доме конгрессов, в первом отделении играл с учениками, а во втором — с нашим фольклорным ансамблем Iļgi.

Я ему позвонил тогда перед концертом и Дживан сказал просто, выдав элементарный рецепт удачи:

«Это ничего, что мы никогда вместе не играли. Все равно получится хорошая музыка, если в коллективе хорошие люди. Я сейчас в Москве выступал — с музыкантами, которых даже заочно не знал. Может, я испугаю музыкальных критиков, но скажу, что с ними даже не репетировал.

Только часа полтора поговорил с ними перед концертом, вот и все. А в результате музыка все равно хорошая получилась. Играли и чувство было, будто тысячу лет знакомы. Кто знает: быть может, с вашими латышскими музыкантами я тоже тысячу лет знаком. Я их послушаю 20 минут и, думаю, все получится. Потому что Бог у нас один. И язык один. И любая музыка хорошая. Плохой музыки не бывает – бывают плохие исполнители. Если хороший исполнитель, то и публика хорошая».

Ок, упомянем, что он играл Сталину, Хрущеву, Брежневу, только в почтенном возрасте (70 было) стал мировой звездой, с ним играли Питер Габриэль, «Кронос-квартет», Шарль Азнавур, Лондонский симфонический, в 2000-м и вовсе получил «Золотой глобус» за музыку к блокбастеру «Гладиатор». Но здесь дело совершенно в ином.

Помню, года за два до того приезда я зашел в гости к лидеру кинофорума «Арсенал» Аугусту Сукутсу, человеку приветливому, но вообще-то достаточно сдержанному. Ну, знамо дело, чуточку выпили. После чего я поставил диск Гаспаряна. Зазвучал его дудук, маленькая флейта из абрикосового дерева. Уже через пять минут с моим визави начали происходить какие-то странные вещи. А минуте на седьмой он обрывал телефон, дозваниваясь в Ереван к давнему знакомому: «Сурен, здравствуй! ЗДРАВСТВУЙ, Сурен!». Еще через минуту он Сурена стал называть уже просто Суриком: «Как живешь, родной?».

Поверьте — вполне реальный рижский случай. И как он мог произойти в холодной прибалтийской стране – загадка. А заключена она в маленькой армянской флейте. И в самом Дживане, конечно.

В 2003-м он приехал в Ригу, за день до концерта пресса с ним общалась в армянском ресторане «Урарту» (жаль, давно закрылся). И там постоянно происходило нечто совершенно чудесное - волшебное, редкое и при этом очень простое и без всякой лишней сентиментальности. Действительно — «глядишь, совсем не старик». А ему уже 75 было.

— У вас есть секрет если не вечной, то долгой молодости?

— Нет секретов у меня. Может, от породы зависит. Вот мой отец в 75 лет родил сына. Жил до 98 лет. И не болел никогда. Ну, если все-таки болел, то так было: один день заболевал – на второй сразу вылечивался. Хотя на дудуке не играл. Он — строил. Например, построил в Ереване наш оперный театр. И еще много у него красивых зданий розового цвета. Просто очень хороший человек.

А я каждый день с дудуком. С утра каждый раз. Я с восьми лет работаю в таком режиме. А бывает, в три ночи встаю и начинаю играть. Тихо-тихо так. Конечно, иногда кто-то говорит из близких: «Дай соседям поспать!». А я просто что-то вдруг вспоминал ночью... Поэтому встаю и иду играть. Я играю для своей души и людям это нравится.

Гаспарян осмотрел зал с притихшими журналистами, посмотрел на накрытый по соседству армянский стол. И не спеша сказал:

— Этот концерт будет очень, по-моему, интересным. Но еще интереснее будет второе отделение. Импровизационное. Думаю, народ будет очень доволен... Да, а музыка на дудуке вовсе не печальная. На ней можно и серенаду, если что, сыграть. И лезгинку играл. А серенады играл под окнами, когда молодой был. Нет, не только подругам играл под окнами, но и друзьям. Они просили — я играл. А жене будущей тоже играл под окнами, в два ночи. Сами понимаете – я тогда играл на свадьбах, днях рождениях. И очень много денег было. Немного после праздника выпивший... И куда идти ночью? Только под окно. А сейчас так нельзя — сразу полиция придет. Особенно в Америке.

Присутствовавшая Илзе, музыкант из Iļgi, заметила:

— Я поняла, что наш латышский рожок никогда не станет похожим на дудук. И знаете почему? Потому что у нас пастбище всегда по соседству с домом. А в Армении барашки уходят далеко в горы. И у пастуха с дудуком сердце за них болит.

— Да, вы совсем другая сторона, ритм другой, — согласился Дживан. — Вы – европейцы! Вот нормальный европеец если увидит, как режут жертвенного барашка, не кушает потом. Для него это некрасиво. Мы для него дикари.

— Но и латыши режут черного петуха, — сказала Илзе.

— Значит, вы тоже дикие, — опять согласился Дживан.

— Скажите, а женщина может играть на дудуке?

— Женщина вообще умеет все, — спокойно ответил он.

И каждый понял свое. Да, женщина умеет все. К счастью? К сожалению?

— Если ты имеешь душа, то можешь играть. Даже если ты и не великолепный музыкант – все равно можешь. А только техника – это цирковой номер.

Знаете, в Армении в 39-м снимали один из первых армянских кинофильмов. И актриса должна была по роли заплакать. А никак не плакала. Тогда наш знаменитый дудукист Маркарян попросил для нее бокал вина и сказал: "Я буду играть специально для тебя, дорогая". И она заплакала. И дальше ей по роли уже не надо было плакать, а все равно плакала женщина.

Откуда идет звук? Из души. Душа должна играть, а не инструмент. Самое главное — душа. Человек душевно играет — прекрасно. Человек душевно поет, душевно говорит, душевно двигается — замечательно. А если он не имеет душа — ну что тогда говорить?

— Дядюшка Дживан, скажите, а вы часто репетируете?, — спросил я.

— Никогда не надо репетировать! Когда репетируешь, теряется аппетит!, — ответил он и тут же ласково подтолкнул меня к накрытому столу.

Я верю в волшебные прикосновения к хорошим людям и в передачу, таким образом, энергии. Но это редко бывает — Ростропович, Виктюк, Паулс и... да вот и все, в общем-то. К другим лучше не прикасаться - или волшебной энергии нет, или хранят для себя, для зрителей во время спектакля или концерта. Вот даже душевнейший Борис Борисович Гребенщиков - и то лучше не прикасаться, святой же практически! Шучу.

А вот с Дживаном было все намного проще — его на всех хватало. И он без напряжения дарил нам себя и музыку. Достаточно редкое по сегодняшним временам явление. Хотелось бы, конечно, почаще... но где таких найдешь?

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить