Андрей Шаврей: «Билле» стала героиней кино, в котором счастье вполне реально

«Билле» — понятие для латышской культуры уже вполне нарицательное. Билле — это девочка из одноименного автобиографического романа Визмы Белшевицы. И уже, например, символ некоторых детских магазинов и... недостигнутая (пока что) мечта латвийского народа о Нобелевской премии. Теперь об этом сняли фильм в рамках программы «Кино к столетию Латвийской Республики». Впрочем, обо всем по порядку.

ФИЛЬМ

Билле (Bille, 2018)

Первым делом — о литературной основе фильма, романе (хотя, строго говоря, это сборник рассказов, объединенных одной темой) Визмы Белшевицы. Это произведение уже лет двадцать является классикой латышской литературы, и вполне заслуженно. Во всяком случае, на примере детства отдельно взятой девочки (это и есть Визма Белшевица, а Билле — сокращенное от «Сибиллы», имени, данном при крещении) мы видим исторический срез, который отражает жизнь Первой Латвийской Республики, 1930-е, «времена Улманиса».

Между прочим, весьма искренняя и не восторженная история — здесь и тяжелое детство в рабочем районе Гризинькалнс, и почти нищета (атмосфера квартирки в фильме передана великолепно), при этом тяга к прекрасному, преодоление многочисленных трудностей. Временами почти поэзия. Все же Визма, на мой взгляд, была первым делом Поэтом, именно с большой буквы, а уже потом драматургом и только после этого — автором автобиографической «Билле»).

Так вот, эта история интересна еще и тем, что Визма Белшевица действительно была как никто другой из латышских литераторов близка к Нобелевской премии по литературе. Конечно, Нобелевский комитет по литературе (там 17 академиков и одно место вакантно) — это еще те «тайны стокгольмского двора», все обсуждения номинантов открывают только через полвека. Так, только два года назад стало известно, что в середине 1960-х Нобелевский комитет рассматривал кандидатуры Евгения Евтушенко и Анны Ахматовой. Но... есть букмекеры. Которые иногда предсказывают лауреата достаточно точно. Так было, например, со Светланой Алексиевич (Беларусь), которая три года упрямо фигурировала в списках букмекеров и... получила в конце концов премию — в 2015-м.

Так вот, в 1996-м в этих «предсказаниях» появилось и имя нашей Визмы. Помнится, Янис Дрипе, бывший тогда послом Латвии в Швеции, даже радостно провел пресс-конференцию в посольстве. Уже один факт возможной номинации — действительно честь.

В общем-то, все предпосылки к получению Нобелевской премией Белшевицей были: ее творчество не принимала советская власть, она представляла новую территорию на литературной карте мира, у нее были связи с зарубежными авторами, все ее произведения почти всегда первым делом переводились на шведский, в том числе и «Билле», потом переведенная на множество языков. И у нее был мощный поэтический талант, в конце концов. Но... не получила. Умерла в 2005-м в возрасте 74-х лет в статусе национального классика.

То есть, все правильно —

фильм о такой выдающейся персоне, коей Белшевица категорически являлась, или хотя бы о ее детском воплощении в образе Билле, сделать надо было.

Извините, что так долго подбираюсь к фильму, но и лента, кстати, готовилась по нынешним временам достаточно долго — более двух лет.

С чего начать? Хотя бы с того, с чего начинается этот фильм в постановке Инары Колмане. С удивительной, прекрасной и манящей картинки дубового леса, в глубине которого — аллея, на которую смотрит стоящая к нам спиной Билле и мечтающая попасть в эту волшебную страну Мечты. Действительно волшебная, прекрасно оформленная визуально картинка. Хотя, как мне сказала после сеанса художница фильма, многопытный деятель нашего кинематографа Иева Романова, эта картинка реальна: «Это местечко Катвари, правда, там больше лип, чем дубов, но все же...» Лишний повод восхититься, без всякой иронии, сколь прекрасна и удивительна природа Латвии.

Дальше начинается история маленькой девочки, которая живет в рабочем предместье Риги Гризинькалнс, на улице Варну, мама — белошвейка, напевает по-немецки мелодии Иоганна Штрауса, а отец пьет. Не нищета, но нужда невероятная. Съемная квартира, хозяйка которой требует плату.

Подбор актеров просто великолепный. И пусть исполнительница роли матери Билле Элита Ване использует (наверное, с подачи режиссера) всего две банальные актерские краски — она или злая и некрасивая, или изредка добрая и прекрасная (вообще-то по жизни Элита действительно весьма красивая дама, что и говорить), но все равно роль исполнена на высоком уровне. Отца играет замечательный артист «Дайлес» Артур Скрастиньш. Уж не говоря о девочке Билле в исполнении маленькой Руты Кронберги, но... дети всегда прекрасны!

Кстати, хозяйку дома сыграла легендарная Лилита Озолиня, после сеанса за чашкой кофе сказавшая мне: «Я сыграла здесь маленькую роль, но Визма Белшевица настолько большая личность, что сыграть в фильме о ней для меня большая честь!»

И большая россыпь небольших ролей. Тут и отметивший только что свое 80-летие артист «Дайлес» Леон Криванс (вот за такие практически без слов мастерски сыгранные эпизоды можно и в Голливуд смело посылать). И знаменитый артист Нового Рижского театра Гундар Аболиньш в роли хозяина магазина. И Андрис Булис в образе красавца-миллионера на коне. В конце концов, маленькая у роль у нашей нынешней звезды (опять же из Нового Рижского театра) Гуны Зарини, которая тут без своих привычных актерских «спецэффектов» вжилась в роль интеллигентной преподавательницы по фортепиано. Кстати, заметьте — нужда нуждой, но денежку на обучение престижной игре на фортепиано в те времена все-таки у семьи находились, что о многом говорит.

И —

отличнейшая операторская работа Юргиса Кминса, который дарит нам яркие сцены ярмарки, катания Билле на карусели (и она, теряя сознание, впадает в некий сон), и ее бег с заветным мороженым до дома, чтобы показать матери — вот оно какое!

А мать, узнав, что отец подарил целых два лата дочери на праздник мечты, устраивает тому взбучку и мороженое кидает прямо в лицо…

Это полноценное художественное полотно и для нашего кинематографа это, конечно, достижение. Хорошо, что это совместная продукция — с Литвой и Чехией, вместе кино сделать легче. Его не стыдно показать на зарубежных кинофестивалях. Но здесь есть один зыбкий момент и я его сообщу сейчас все-таки, несмотря на все наслаждение, полученное от фильма (еще и под музыку нашего великого композитора Петериса Васкса и его знаменитый скрипичный концерт!)

Если честно, фильм красивый, но... не то чтобы голливудский и «гламурный»... Просто в сухом остатке, отметая восторги, приходим к резюме:

дескать, вот история, как из нищеты вышла Билле и стала номинанткой на «нобелевку». Собственно, так и написано в финальных титрах. Вполне американская история, «женщина, сделавшая себя сама».

Да, в целом фильм реально хорош. Но возможно, что у тех, кто хорошо знал Визму и ее творчество, фильм может вызвать нарекания... Возможно, что за кадром осталась все-таки глубоко драматическая судьба выдающейся латышской писательницы и поэта. И тут дело даже не в том, что в 1987-м при загадочных обстоятельствах погиб ее сын, тоже поэт, Клавс Элсбергс (по счастью, другой ее сын, Янис Элсбергс, жив и поныне, занимается литературной деятельностью). Хотя гибель сына может сломать любого родителя…

Дело в том, что на самом деле в Визме был надлом уже до этого, и это чувствуется в ее стихах (в том числе в тех двух, которые проецируются на экран в начале и в конце фильма). В финальных титрах пишется, что девочка добралась до своей аллеи страны Мечты и добилась своего. Но в финале книги «Билле» описывается уже бомбардировка родной Риги, побег до подвала-бомбоубежища, осколки и...

«Это последнее, что видит Билле. Она погружается в глубокий, глухой ко всем шумам войны сон» (перевод на русский Ирины Цыгальской, Рига, издательство Sol Vita, 2000-й).

Впрочем, как правило, жизнь и кино — разные вещи... И кино лучше, чем жизнь.

P.S. Фильм демонстрируется в кинотеатре Splendid Palace.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно