Андрей Шаврей. Балеты «Серенада» и Carmina Burana в Опере — размышляем, а что это было?

Первая хореографическая премьера нового сезона в Латвийской Национальной опере - вечер одноактных балетов «Серенада. Carmina Burana». Впечатление - скорее благоприятное, в конце концов, все так невозможно прекрасно: и изящные исполнители, и великая музыка. При этом - все достаточно сложно.

Прекрасно еще и то, что этот вечер открыл программу столетия Латвийского Национального балета, которое он отметит гала-концертом 1 декабря. И в этой премьере представил два одноактных спектакля, представляющих две эпохи мирового балета. В первой части – «Серенада» в хореографии классика мирового балета XX века Джорджа Баланчина. Во второй - Carmina Burana в постановке современного всемирно известного словенского хореографа Эдварда Клюга. Как говорится, общеобразовательный момент, своеобразная экскурсия по истории мирового балета последнего столетия тут наблюдается.

Для непосвященных вкратце, кто такой Джордж Баланчин. Вообще-то это Георгий Баланчивадзе, грузин по отцу и русский по матери, выпускник российского Императорского театрального училища и Петроградской консерватории, в 1924-м году по время гастролей в Германии решивший остаться в Европе. Был главным хореографом труппы Сергея Дягилева, работал в Лондоне и Копенгагене, возглавлял легендарный балет Монте-Карло (он к нам, кстати, приезжал в конце восьмидесятых в Ригу, без давно ушедшего в другую труппу Баланчина, правда, но это было сенсацией!).

Главное - в 1933-м году Баланчин переехал в США и впоследствии стал основоположником американского балета. В его труппе мечтал станцевать хоть какую-либо роль сам Рудольф Нуриев, к тому времени уже давно признанный во всем мире. Он, представитель классической школы, желал расширить свой репертуар, станцевав по тем временам нечто новаторское, то, что сейчас принято, наверное, считать началом неоклассики. И станцевал в семидесятые годы, был счастлив. И танцевавший у Баланчина Барышников тоже был явно счастлив. 

Один тот факт, что на латвийской сцене впервые поставлен балет Баланчина, ушедшего из жизни еще в прошлом веке - уже хорошо. И дорого как в переносном, так и в прямом смысле - в конце концов, авторские права явно никто не отменял. 

Но благодаря худруку латвийского балета Айвару Лейманису, явно удалось договориться взаимовыгодно. Эту постановку в результате на нашу сцену перенесла американка Вики Бромберг-Психойос, танцевавшая в спектаклях Баланчина (в возрасте восьми лет она попала в основанную Баланчиным школу американского балета, а в 17 лет вошла в его труппу Нью-Йоркского балета). Сейчас Вики репетитор и специализируется как раз на хореографии Баланчина.

Хотя хореография эта, бывшая 88 лет назад новаторской (именно тогда впервые показали «Серенаду») многоопытному зрителю, нынче может показаться несколько архаичной. Учитывая, что и сюжета тут как бы нет, перед нами неоклассический «набор движений» (это я упоминаю исключительно в позитивном смысле, в этом «наборе» как раз важны шлифующиеся до идеала движения). Нечто среднее, напоминающее поначалу «Шопениану» или сильфид из «Жизели» - во многом благодаря обилию прекрасных балерин в белых пачках.

Затем к балеринам понемногу присоединяются мужчины. Хотя, говорят, сюжет как раз есть - это взгляд хореографа на репетиционный зал со стороны. Хотя при желании это можно воспринимать просто как иллюстрацию о человеческих отношениях, об отношениях между женщинами и мужчинами. 

Результат - умиротворяющий и глаз, и душу, и сердце, учитывая, что постановка идет под гениальную музыку «Серенады до мажор для струнного оркестра» Петра Ильича Чайковского, которую исполняет «вживую» наш оперный оркестр под управлением главного дирижера Мартиньша Озолиньша.

И исполняет эту, в общем-то, чисто симфоническую, а не хореографическую музыку отлично!

Учитывая, что перед нами еще весь цвет нашего балета - Юлия Брауэре, Сабине Строкша, Йоланта Лубея, Анния Копштале, Алисе Прудане-Спридзане, Иева Рацене, Филипп Федулов, Раймонд Мартынов, Виктор Сейко, Дариусс Флориан Катана и другие. Все красавицы и красавцы!

А вот что касается Carmina Burana Эдварда Клюга - тут все намного сложнее. Тут мое личное мнение, но поддержанное многими моими знакомыми знатоками искусств: этот хореограф, уже тридцать лет возглавляющий словенский театра Марибор, тот редкий случай, когда его можно назвать практически гениальным. Во всяком случае, сравнимый по страсти и мощи с тем же Борисом Эйфманом, например.

Во всяком случае, до сих пор, кажется, в нашему репертуаре его «Пер Гюнт», поставленный Эдвардом шесть лет назад (это был перенос спектакля из Словении). И там совпало все: божественная музыка Эдварда Грига, легко прочитываемый в движениях сюжет Генрика Ибсена (в конце концов, хотя бы пунктирно его знают почти все благодаря литературе), отличные наши солисты. И самое главное - совершенно потрясающий и удачный хореографический коктейль, в котором соединились и классика, и неоклассика, и модерн, и современный танец.

Умудриться соединить это все воедино, а потом донести в соединении со всем остальным (чего стоит хор, выходящий в ложи партера театра, поющий во время танца троллей в сцене «В пещере горного короля») - это большой труд, который, поверьте, потрясает до глубины души. Короче, согласитесь - практически гениально.

Первая версия Carmina Burana Клюга родилась в 2019-м году в Les Grands Ballets Cannadiens в Монреале. В латвийской версии - практически полное отсутствие декораций, за исключением огромного, почти во всю сцену круга, который висит в вышине, опускается, поднимается вновь, поворачивается боком. И круг этот над артистами, под ними, сбоку, идет постоянная трансформация. И - постоянная трансформация движений, резких и плавных, совершенно разнообразных («театр модерна и современного танца», почти как «театр драмы и комедии на Таганке», шучу!). И с точки зрения техники великолепно исполненных. 

И на первый взгляд, сюжет тут абсолютно абстрактен, почти как и в «Серенаде». Его можно воспринимать опять же, как отношения мужчин и женщин, как зарождение человеческой жизни на земле, а можно, как ее гибель и Апокалипсис. И если так, то, кстати, скорее тут второй вариант, учитывая нынешнюю ситуацию в мире и звучащую музыку кантаты Carmina Burana немецкого композитора Карла Орфа, написанную им в 1935-36-ых годах.

Начало и финал этой музыки вполне себе апокалиптический, друзья. В конце концов, даже не будучи знатоками музыки, вы эту мелодию хоть раз в жизни да слышали, она уже стала даже несколько, извините, «попсовой» (я говорю именно о начале и финале). Это мелодия O Fortuna, которую помимо симфонических оркестров и хоров исполняли и именитые рок-группы, она звучала в заключительной сцене пыток в последнем фильме Пьера Паоло Пазолини «Сало или 120 дней Содома». Ну, и в рекламе она постоянно появляется.

Эту музыку исполняют наш оркестр и хор Оперы, появляющийся в ложах театра - это торжественно, красиво и... несколько угрожающе в наступившей темноте. Это здорово! Это театрально! И перед нами «Колесо фортуны», часть Carmina Burana, которая основана на латинских текстах средневековой поэзии, найденной, как известно, в 1803-м году бенедиктинском монастыре Бойерн в Баварии.

Так что перед нами - гибель богов, Апокалипсис, смерть, воскрешение, любовь и Вселенная. И стремление к фортуне, к счастью, иногда мучительное. Это местами завораживает. И наводит на размышления.

Это как раз тот случай, когда зритель должен воспринимать не только визуально, но и умственно, а еще желательно при этом все же знать историю создания произведения Орфа, а еще лучше - и сами тексты той поэзии. Клюг знает, он все это изучил досконально. И сказал перед премьерой, что для него это только попытка прорваться во Вселенную Орфа.

Скромный он все-таки человек, Клюг. Прорвался или нет - не знаю. Мне такие высоты недостижимы и не совсем понятны. Но в любом случае - это было очень и очень интересно. Учитывая, что и тут весь цвет нашего балета - Иева Рацене, Алисе Прудане-Спридзане, Юлия Брауэре, Элза Леймане, Сабине Строкша. Йоланта Лубея, Лайне Пайке, Антон Фрейманс, Филипп Федулов, Герман Шевченко, Александр Осадчий, Фабио Сонцони, Кирилл Байдук, Дариусс Флориан Катана, Финиан Патрик Хептинг, Виктор Сейко и другие.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще