Разделы Разделы

Андрей Шаврей: 30 лет после Чернобыля – печальные новости приходят до сих пор

Ровно 30 лет назад, 26 апреля 1986 года, произошла самая страшная техногенная катастрофа XX века – взорвался реактор Чернобыльской АЭС. Казалось бы, о том, что эта беда коснулась напрямую или косвенно чуть ли не каждого жителя бывшего СССР, известно всем – и что тут ещё писать? Но то, что это настолько так буквально, я лично не ожидал.

«Чернобыльская правда братьев Шаврей» - такую статью, опубликованную четыре дня назад в газете «Беларусь сегодня», прислали мне накануне скорбной годовщины.

То, что сразу же после аварии тушить реактор пошёл Леонид Шаврей – я знал еще лет десять назад. Родственник? Всё возможно, мир тесен. Специально не выяснял.  

Но мир, оказывается, ещё намного теснее, чем кажется – есть ещё брат Леонида, Иван Шаврей, командир отделения военизированной пожарной части Чернобыльской АЭС, сразу же после аварии тушивший пожар. Думали, обыкновенный такой пожар – даже каски снимали, получая ужасные дозы радиации. Единственный, кому дали орден Красной Звезды не посмертно – все остальные орденоносцы скончались почти сразу после аварии.

А есть ещё один брат, Пётр Шаврей, старший лейтенант, инспектор ВПЧ.  

Леонид Шаврей был командиром первого пожарного отделения, он умер четыре года назад, всего в 62 года. Как сообщает белорусская публикация, получил 600 рентген, с такой дозой и года не живут, а он продержался 26 лет! Кстати, знаменитый пожарный Леонид Телятников, ставший Героем Советского Союза, всё же скончался – в 2004-м, в возрасте 52 лет. От рака, разумеется.

Белорусы Шавреи – теперь понятно, что родственники. Дальние или близкие – будем выяснять (во всяком случае, дедушка по материнской линии, Андрей Васильевич Шаврей, 1896 года рождения - тоже белорус и как раз из тех мест).

Главное в том, что вот после таких известий понимаешь, что все мы после Чернобыля, по большому счёту, родственники – по одному постигшему всех нас несчастью.

И, увы, это несчастье до сих пор рядом. Далеко ходить не надо – всем известен экс-президент Латвии Валдис Затлерс, работавший в Чернобыле после аварии и которого спустя два десятилетия настигла чреда недугов. И как бы кто к нему не относился - пожелаем ему крепкого здоровья. Особенно сегодня.

И если уж говорить до конца, то последствия этой беды могут любого из нас поджидать в любой момент. Пример? А очень «просто», и это факт документальный и ужасный – мой брат (от первого брака отца) умер два года назад, ему было чуть больше 50. Ликвидировал последствия Чернобыля. И таких примеров, думается, достаточно у многих из Латвии.

Думается, не зря Светлане Алексиевич дали Нобелевскую премию. Потому что одно название её романа-исследования «Чернобыльская молитва, хроника будущего» о многом говорит. Одно дело, что произошло тогда. Ещё более страшное – что спустя годы, сегодня нас настигают всё новые и новые несчастья в виде последствий той катастрофы. Она уже тогда, почти 30 лет назад, знала, что то, что поначалу пытались скрыть от общественности, всё равно рванёт через года – болезнями, смертями людей, гибелью природы и веры в бескрайние возможности человеческой мысли.

Прочитайте этот роман. Только нервным – не рекомендую. А сильным на всякий случай перед чтением желаем выпить рюмку водки.

И подростковые слёзы жаркого лета 1986 года - теперь лёгкая сказка по сравнению с тем, что произошло потом и тем, что будет происходить дальше. Например, тогда обычно молчаливая народная артистка Латвии Ирмгарде Митревица, находясь в доме отдыха театральных деятелей в Мурьяни, строго-настрого запретила мне собирать грибы. Печаль для 14-летнего пацана несусветная. Ведь непонятно – ну почему нельзя? Впрочем, даже и через год, когда пионерские лагеря в Юрмале наводнили дети из Беларуси и Украины (ещё те, кстати, деревенские хулиганы были, проходу не давали!), многим взрослым был не ясен масштаб этой невероятной чернобыльской печали.

Что после всего этого добавить, кроме банальных слов о том, как важна сегодня мировая энергетическая безопасность? Да и вообще – как важен мир на земле? Стоит добавить, что, наверное, только переживший Чернобыль может постичь всю глубину той беды и после этого по-настоящему ценить то, что в повседневности мы ценим крайне редко. Например – человеческое братское отношение.

Этот случай не забыть никогда. Летом 1996 года с приятелем поехал на поезде в Вильнюс. Но нас высадили на границе в Мейтене – в кармане были паспорта ещё советского образца, не учли, что их действие прекратилось. Ночь «перекантовались» в каком-то кафе, к утру пошли пешком по шоссе в сторону Риги. «Голосовали», чтобы остановилась какая-либо машина, подвезла. Ни одна не останавливалась.

В общем, люди не злые, просто - равнодушные.

Шли часа два, пока впереди нас вдруг не остановился… задрипанный «Москвич». Из него вышел мужчина лет 55 и сказал: «Ребята, вам помочь, подвезти?» Мы даже испугались поначалу…   Потом я спросил его в машине, почему он согласился нас подвезти? Оказалось – «чернобылец». Он привык помогать. Ему на самом деле оказалось лет 40. Поехал в 1987-м в Чернобыль устранять последствия – заболел через несколько лет…

Наверняка сегодня его уже нет с нами. Но спасибо ему за всё.  Не только за то, что подкинул до Елгавы (там уже на электричке до Риги – меньше часа было). А хотя бы за те его слова на прощание, которые мы иногда говорим обычно как бы между делом: «Берегите себя!».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить