Елена Глазова: алхимические пейзажи, полеты на ржавой кровати и нумерология подлодок Ансельма Кифера в Петербурге

До 3 сентября в Эрмитаже продлится выставка современного немецкого художника Ансельма Кифера «Ансельм Кифер – Велимиру Хлебникову». Выставка Ансельма Кифера расположена в трехчастном белом пространстве Николаевского зала – зритель попадает в почти стерильные залы внезапно, уже огорошенный обилием позолоты, зеркал, ангелов и колонн Иорданской лестницы, вероятно, прорвавшись через толпы туристов, только попавших в святая святых Эрмитажа и делающих селфи на красной ковровой дорожке. После суеты и толчеи «чистилища» парадной дворцовой лестницы, белые бесстрастные залы выглядят весьма ирреально – посетители замедляют свой шаг и зависают в помещении, будто темные призраки на светлом фоне.

Кифер представляет полотна, посвященные русскому поэту-футуристу, экспериментатору словотворчества Велимиру Хлебникову (1885-1922). Немецкий художник является автором, часто обращающимся к поэтическому наследию, цитируя Поля Целана, Артюра Рембо, Ингебрг Бахман и других, уверяя, что поэзия помогает ему видеть образы: “Я мыслю изображениями. Стихи помогают мне в этом. Они подобны маякам. Я плыву к ним, от одного к другому. Без них – я пропал. Они становятся опорой, на которой в безграничности пространства концентрируется все”. Одна из центральных для Велимира Хлебникова, идея о бесконечной цикличности военных столкновений, происходящих на воде и суше раз в 317 лет, становится для Кифера основой для размышления на темы войны и мира. Художник использует алхимические символы, нумерологию, обращается к мировому наследию философии, литературы, религии, истории, используя космогонические, мифические и библейские мотивы в своих работах. Выставочный проект был задуман художником в 2016, после посещения Петербурга, полотна экспозиции создавались специально для Эрмитажа.

Заходя на территорию экспозиции, зритель попадает в трехактный рассказ эсхатологического толка – массивные грубые полотна невзрачного серо-бурого окраса с наслоением различных материалов – свинец, железо, глина, серебро, шеллак, причудливо эродирующие, застывшие потоки металла, вмонтированные металлические предметы – чугунные книги, полураспавшиеся кровати, решетки, и бесконечная череда трогательных, призрачных заблудившихся подлодок – один из ведущих рефренов всей экспозиции.

Эрмитаж в Петербурге

Эрмитаж — один из крупнейших и самых значительных художественных и культурно-исторических музеев мира. Свою историю музей начинал с коллекции произведений искусства, приобретённых в частном порядке российской императрицей Екатериной II. В 1852 году из сильно разросшейся коллекции был сформирован и открыт для посещения публики Императорский Эрмитаж.

Современный Государственный Эрмитаж представляет собой сложный музейный комплекс. Основная экспозиционная часть музея занимает пять зданий, расположенных вдоль набережной реки Невы, главным из которых принято считать Зимний дворец, а также Восточное крыло Главного штаба на Дворцовой площади, где как правило проводятся выставки современного искусства. Коллекция музея насчитывает около трёх миллионов произведений искусства и памятников мировой культуры, начиная с каменного века и до нашего столетия.

Что это – типология потерявшихся кораблей, символизирующих итог развития человечества, бороздящих по метафизическому бездорожью? Приговор современной цивилизации – продукты человеческой жизнедеятельности, выброшенные в бессмысленное бесконечное плавание. «Новое учение о войне. Судьбы народов.» гласят надписи на картинах. Отторгнутые корабли военных экспансий, потерпевшие моральное кораблекрушение – призраки носителей человеческой цивилизации – заржавевшие летучие голландцы, увязшие в унылости бурой цвели псевдо-русского метафизического пейзажа. Эти призрачные мертвые корабли, выглядящие чужаками на фоне тусклых пейзажей – будто бы природа вытолкнула их, но тем не менее она же пытается абсорбировать, переварить их, и не находит должных сил для этого - настолько эти тела инородны и отчуждены.

Отчужденность свинцовых тел кораблей заставляет их бесконечно плыть по волнам полотен – во втором зале зритель сталкивается с целой стеной типологии путешествий подлодок – маленькие ржавые путники медленно передвигаются по выгоревшей черно–бурой местности – в полотнах, занимающих пространство зала от пола до потолка. Зрелище медитативно-депрессивное. Зомби-корабли в увядающем ландшафте, водные дороги в никуда, сопровождаемые классификацией гибрида немецкого и русского пейзажа.

Кифер уверяет, что его картины необходимо «читать» - это палимпсест наслоения смыслов. Одна из работ в экспозиции – масштабное

полотно «Дух над водою» (2008-2016) являет собой кровавую свинцовую книгу, левитирующую над бледными водами океана, в ореоле бледного налета -  толи изморози, толи патины.

Техника Кифера даже в плане методологии визуального решения апеллирует к алхимическому процессу – наслоения акрила, масла, металлических сплавов населяют его полотна. Каскады расплавленного железа, вулканических масс стекают по картинам, потоки краски похожи на трещины обгорелых досок – вроде плоскости с пепелища. Серо-бурые массы, подобные взрывам из космоса, населяют полотна, наделяя их апокалиптическим шармом.

Во втором зале выставки можно также встретить на полотнах хрестоматийные башни Кифера (существующие также в виде инсталляции), потопленные стихийными разливами свинца они говорят о хрупкости, легкой истребимости суммы ценностей человеческой цивилизации.

Масштабное полотно с осенне-гибельным пейзажем венчает последний зал экспозиции – ржавая подлодка обретает неволю или упокоение в сетях ржавой клетки – зависая над водой. Надпись на картине все та же, проходящая через всю выставку – «Велимиру Хлебникову. Новое учение о войне. Судьбы народов.» Ржавая сетка, удерживающая инертную бесцельную подлодку, с внутренней стороны покрыта шипами – это сгущенная колючая проволока. Следовательно, в итоге бездомные милитаристические амбиции цивилизации обретают упокоение, напоровшись на шипы своего же стратегического мышления. Служит ли это финальным вердиктом человечеству? Возможно ли развитие очагов человеческой цивилизации без военных экспансий или культурного доминирования, или расширение социально-экономических амбиций неуклонно приводит цивилизацию к самоуничтожению?

И есть ли альтернатива расширению культурного пространства – без милитаристических амбиций?

Один из ответов так же находится в финальном зале – еще одно полотно с мрачным бесцветным пейзажем, с вмонтированной заржавелой кушеткой, якобы стартующей в небо – видимо для преодоления оков социальных конвенций. Ржавый космический эскапизм – полет на больничной койке в никуда - вот пока все, что смеет предложить представителям современности Ансельм Кифер. Приговор художника современному состоянию цивилизации или возможность для диалога – зрителю предстоит решить самому, что именно находится перед его глазами.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить