Алексей Романов: Цесис как центр мировой музыки

«... я надеялся понять,
Как умеют эти руки эти звуки извлекать...
А еще ведь надо в душу к нам проникнуть и поджечь».
Все вертелись в голове эти строки Булата Окуджавы, не отпускали ни во время этого удивительного концерта, ни после него.
 

Казалось бы какая разница, где и как наслаждаться музыкой в исполнении больших мастеров — в записи, по телевизору или на концерте. Но нет, ничего не сравнится с тем, когда ты присутствуешь в момент рождения этой музыки на сцене. А уж если рождается она под пальцами самой Марты Аргерих, то это в чем-то сродни чуду.

То, что она делает не просто блистательно. Это еще в первую очередь непредсказуемо.

Аргентинская пианистка Марта Аргерих — это яркая индивидуальность, может быть, единственная в своем роде, кто в каждом концерте играет так, как будто этот опус написан только для нее и буквально только что. А в том единственном в Латвии ее выступлении — 12 октября в Цесисе в Видземском концертном зале — это было двойное рождение музыки.

С Цесиса началось мировое турне Марты Аргерих, ее давнего друга и партнера, нашего земляка Гидона Кремера и оркестра Kremerata Baltica. Еще до Мюнхена, Барселоны, Турина и Милана латвийцы услышали совсем новую композицию. Нет, не новую в прямом смысле — ее написал Вольфганг Амадей Моцарт в Париже еще в 1778 году. А в нынешнем году это произведение переложил для скрипки, фортепиано и камерного оркестра — а точнее для Кремера, Аргерих и Кремераты — известный своей киномузыкой российский композитор Виктор Кисин. С Гидоном Кремером и Кремератой профессор Брюссельской школы музыки Кисин сотрудничает уже около полутора десятка лет. В их исполнении звучали фортепианный и скрипичный концерты маэстро. И вот сейчас в Цесисе состоялась мировая премьера концерта Моцарта, аранжированного для других инструментов.

И надо было видеть — и слышать, — с каким наслаждением музицировали вместе Марта Аргерих и Гидон Кремер.

И, конечно, их радость сиюминутного сотворчества не могли не разделить слушатели.
 
«Ощущение такое, будто мы никогда и расставались, — признается сама Марта Аргерих. — Я полностью «кремеризирована»! Я очень чувствую Гидона, и, кажется, что он меня тоже. У нас особая связь».   
 
Кроме концерта Моцарта, звезда мирового пианизма порадовала нас исполнением Второго фортепианного концерта Людвига ван Бетховена. Запись этого произведения в исполнении Аргерих получила Grammy. Всего у Марты три этих престижных премии. Кстати, записываться она не любит. Также не очень любит выступать сольно. И один из эпитетов, которым наградили ее журналисты (которых она тоже не очень жалует) — «затворница». Но в этом же ряду и «волшебница», и «богиня», и «величайший виртуоз нашего времени», и еще «Грета Гарбо в игре фортепиано».
 
Гидон Кремер на концерте в Цесисе тоже сыграл Бетховена — Рондо и Каприччио для скрипки и струнных инструментов, которое автор назвал «Ярость из-за потерянного гроша». Произведение скорее пронзительное и трогательное, чем яростное. По крайней мере, в интерпретации солиста.
 
Прозвучал в концерте «Дивертисмент» Белы Бартока — в исполнении оркестра Kremerata Baltica.
 
И нельзя не отметить, что новый — всего пять месяцев назад открытый — Видземский концертный зал «Цесис» по архитектуре и акустике вполне соответствовал уровню феноменального концерта. И снова в голове стихи Окуджавы:
 
«Счастлив дом, где пенье скрипки наставляет нас на путь.
И вселяет в нас надежду; остальное — как-нибудь.
Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу,
По чьему благословению я по небу лечу».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить