Алексей Романов: Светлана Алексиевич. Ее голоса из прошлого и настоящего

Светлана Александровна Алексиевич узнала о присуждении ей Нобелевской премии по литературе 2015 года, занимаясь в своей маленькой квартире в Минске весьма обыденным делом, – гладила белье.

Впервые самой престижной писательской награды удостоена белорусский автор. И уже на пресс-конференции в редакции газеты «Наша нива» в день присуждения «нобелевки» она сказала, что это победа не только ее, но и белорусской культуры и самой страны. Своими учителями Светлана Александровна считает Алеся Адамовича и Василя Быкова.

Впрочем, эту гордость за успех Алексиевич могут разделить и украинцы – она родилась в Ивано-Франковске и мать ее украинка, белоруска она по отцу. Ее книга 1997 года «Чернобыльская молитва» - правдивый рассказ о самой страшной мировой техногенной катастрофе XX века еще в Советской Украине.

Ну и конечно она имеет и прямое отношение к России, поскольку пишет и печатается на русском языке. В интервью шведскому телевидению SVT писательница сказала: «Сразу такие великие тени обступили: Бунин, Пастернак. С одной стороны фантастическое ощущение, а с другой тревожное».

Лично меня очень порадовало решение Нобелевского комитета. И та формулировка, с которой присуждена премия:

«За ее многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время».

Мне кажется, что это наименее политизированное решение, касающееся русскоязычных писателей. Разве что за исключением Михаила Шолохова.

Разумеется, Светлана Алексиевич никогда не служила и уже тем более не прислуживала ни советскому режиму, ни политическим приоритетам последующих времен. Она смело критиковала Александра Лукашенко, за что попала в немилость к белорусскому президенту  и была отлучена от всех национальных издательств. Но и к белорусской оппозиции литератор не примкнула. Называла их далекими от реальной политики романтиками. Она просто уехала и более 10 лет жила то в Германии, то в Швеции, то Италии, то во Франции. Но в 2013 году Алексиевич благополучно вернулась в Минск.

«Я вернулась домой, потому что должна слышать наших людей. Я – человек уха. Мои книги живут услышанным, рассказанным, живут непосредственным общением с нашими людьми», - так сказала она в интервью для Deutsche Welle.

И я не припомню, чтобы за последнее время у Алексиевич были открытые конфликты с властью. Она даже получила золотую медаль белорусского конкурса «Брэнд года-2013»

А вот в России писательница получила официальное признание даже еще до перестройки. В 80-х годах ее творчество было оценено литературными премиями имени Николая Островского и имени Константина Федина (очень советских писателей).  Ее самый известный и, на мой взгляд, лучший роман «У войны не женское лицо» был удостоен премии Ленинского комсомола. Светлана Алексиевич – лауреат престижной российской премии «Триумф». В прошлом году она за роман «Время секонд хэнд» получила в Москве приз читательских симпатий «Большая книга». Кстати, по моему, это единственное произведения писательницы, которое можно назвать антисоветским чистой воды. Сама она про него писала так: «За семьдесят с лишним лет в лаборатории марксизма-ленинизма вывели отдельный человеческий тип - homo soveticus. Одни считают, что это трагический персонаж, другие называют его «совком». Мне кажется, я знаю этого человека, он мне хорошо знаком, я рядом с ним, бок о бок прожила много лет. Он - это я. Это мои знакомые, друзья, родители". Это последняя книга ее цикла «Голоса Утопии».

Среди зарубежных наград – а их она тоже получила немало в США, Германии, Польше, Франции – хочу особо отметить одну, которая имеет, хотя и очень опосредованное, отношение к Латвии. Это премия имени жившего в Риге  Иоганна Готфрида Гердера. Она присуждается людям науки и творчества из стран Центральной и Юго-Восточной Европы.

Безусловно, у любой большой литературы о драматических событиях реальной жизни есть, как почитатели, так противники и критики. Далеко не всем нравится и приближенная к документалистике проза Светланы Алексиевич. Ее обвиняют в том, что ее книги депрессивны и «выдавливают»у читателя слезу.

Да, это не развлекательное чтиво, в ее книгах все взаправду и всерьез. И про войну, и про Чернобыль, и про Афганистан, и про лихие 90-е.

 А как еще можно писать про сотни тысяч самоубийств, которые произошли в первые годы после распада Советской империи? В романе «Зачарованные смертью» она рассказывает о людях, которые умели жить только при социализме. Они стали кровью и плотью системы. Они не смогли выйти из-под наркоза прошлого, из-под гипноза Великого Обмана.  Они не смогли вписаться в новые времена и предпочли свести счеты с жизнью. И это были не только коммунистические фанатики и обласканные властью ее приспешники, но и обычные люди – продукты режима.

А какие могут остаться воспоминания у тех, кто видел Вторую мировую детскими глазами, кому в то время было 6 или 10 лет? «Последние свидетели. Соло для детского голоса» - так называется эта книга.

Роман Алексиевич «Цинковые мальчики» стал одним из самых сильных и правдивых произведений об Афгане. «Патриоты» обвинили ее в клевете и устроили писательнице травлю в прессе. И это уже на пике перестройки – в 1990 году!  Но роман все равно стал мировым бестселлером, переведен на разные языки.

Всего же более двух десятков языков, на которых выходили книги этого автора.

Как Алексиевич относится к тому, что происходит в сегодняшней Россий? Это она опять же с предельной честностью и откровенностью только что рассказала корреспонденту «Известий»:

«Нам казалось, что эта рабская ментальность исчезла, но, может быть, она исчезла лишь в тонком культурном слое, а на глубине народного бытия ничего не менялось. Люди не поняли, что произошло. Я ездила по России, видела, что написано на автомобилях: “Обама – чмо”, “Поднялся бы Сталин”. Едет человек на немецком Mercedes, а у него написано: “На Берлин”. Читаешь – и приходишь в ужас».

А для «Медузы» Светлана Александровна попыталась объяснить происходящее: «Годы унижений, пережитые Россией, не могли пройти бесследно. Пружина должна была разжаться. И разжалась вот так. В этом еще очень много русского характера, совершенно никем не понятого».

Алексиевич уже твердо решила поехать в Стокгольм на церемонию вручения премии. Это событие произойдет 10 декабря. А на вопрос как она думает распорядиться призовой суммой в восемь миллионов шведских крон, она ответила, что еще не думала об этом: «Во всяком случае, за деньги я делаю одну вещь, я покупаю свободу. Я очень долго пишу свои книги, от пяти до десяти лет».

А завершить я хочу еще одним высказыванием Светланы Алексиевич, лауреата Нобелевской премии по литературе 2015 года (со второй попытки, в первый раз она номинировалась в 2013 году). Мне кажется, что эти слова можно поставить эпиграфом ко всему ее творчеству и ее жизненной позиции: «Человек беспамятный способен породить только зло и ничего другого, кроме зла».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное