Алексей Романов: Прилет румынских жаворонков

Елена и Николае Чаушеску очень любили народную музыку. Другие виды музыкального искусства им давались с трудом. В дневнике Елены даже была такая запись: «Никушор сказал, что завтра мы едем на лебединое озеро. Я заказала себе новый купальник. Но вместо озера почему-то мы поехали в театр. Там танцевали. Я уснула».

Зато muzica populara romaneasca игралась, танцевалась и пелась постоянно и везде – на открытых и закрытых площадках, по радио и телевидению. А поскольку в детстве и отрочестве я каждое лето я, как говорится, по семейным обстоятельствам, проводил в Румынии, то folclorul muzical то и дело без спросу  врывался мое личное и культурное пространство. А я уже тогда весьма прохладно относился этому виду народного и, чаще, псевдонародного творчества. Не изменилось мое отношение к нему и сейчас.

Однако, не зря считается, что у правил есть исключения. И таким исключением стал как раз румынский цыганский brass band с забавным названием Fanfare Ciocărlia. Перевести название, так получается, что жаворонок играет на духовых инструментах. Есть здесь и аллюзия на знаменитую инструментальную пьесу Ciocărlia («Жаворонок») румынского Г.Динику, которую играют много и разными составами.

Оркестр из двенадцати (24-ногий, как они сами шутят) духовых и ударных  инструментов Fanfare Ciocărlia выступил в Латвии уже во второй раз. Нынче это был предпоследний концерт международного музыкального фестиваля Artissimo в юрмальском зале Дзинтари. Этот фестиваль уже третье лето подряд проводит фонд Германа Брауна, под руководством Инны Давыдовой.

Честно говоря, я шел на этот концерт не без опасений. На предыдущем я не был и на слуху у меня было только название ансамбля. То есть я слышал про его мировую славу, выступление на концерте в честь лауреата Нобелевской премии мира и о том, что эти музыканты получили престижный BBC Radio 3 World Music Award.  Но я все-таки не был уверен в том, что не услышу некую модификацию folclorul muzical romaneasc.

И я его услышал. Первые три композиции были как раз из того репертуара (к тому же intro сопровождалось типичным для румынской народной музыки вокалом и выкриками «hаi-hаi», то есть «давай-давай»).  Но это было и то, и совсем не то, потому что ритм и задор казались почти запредельными. Видимо, не зря «жаворонки» похваляются: «Таких оркестров в Румынии много, но мы играем быстрее всех». Шутка ли сказать, до 200 тактов в минуту.

Азарт музыкантов очень быстро передался залу, и зрители стали не только скандировать, но и пошли танцевать от детей до бабушек, да с еще таким воодушевлением, что, согласитесь, не часто можно наблюдать в концертном зале «Дзинтари».

Ни в одном опусе Fanfare Ciocărlia не изменили своему карпатско-балканскому стилю. Но они умудрялись вплетать в эти мелодии такие популярные темы, как «Караван» Дюка Эллингтона, «Чардаш» Витторио Монти и «Розовую пантеру» Генри Манчини. Ну и конечно близкие по настроению мелодии Горана Бреговича. Кстати сказать, именно «жаворонков» режиссер Эмир Кустурица выбрал для записи музыки к своим снискавшим мировую славу кинокартинам Underground и «Черная кошка, белый кот». 

Говорят, что традиция цыганских брасс-бэндов  Румынии,  Болгарии и Македонии идет от духовых оркестров Османской империи. Эта музыка не записывается в нотные тетради по той простой причине, что исполнители не знали нот.

Можно не сомневаться, что не знает нот и эта дюжина трубачей и барабанщиков из бессарабского села Zece Prăjini (Десять полей). В селе 400 жителей, все так или иначе находятся в родстве.

Zece Prăjini и еще семь деревень объединены в коммуну Dagâţa, где каждый десятый православный цыган. Долгое время участники ансамбля работали кузнецами и шорниками.  И шабашили, музицируя на свадьбах и похоронах. В 1996 году их услышал немецкий продюсер Генри Эрнст, которого случай занес в Десять полей. Вернувшись домой в Германию, он продал все свое имущество, а деньги вложил в румынских «жаворонков». И он сделал из деревенских лабухов всемирно известный цыганский ансамбль Fanfare Ciocărlia. И поехали селяне по всей Европе, а потом в Америку, Японию и Австралию. Дали по миру около 2000 концертов. В июле они выступали на фестивалях в Швейцарии, Франции и Польше, давали концерты в Германии, в августе появились в Латвии на фестивале Artissimo. 

Было продано 150 тысяч дисков их дебютного альбома Radio Pascani. Сейчас у «жаворонков» этих альбомов уже десяток. Документальный фильм об ансамбле Iag Bari получил награды в Испании и Македонии. Кинокартина турецкого режиссёра Фатиха Акма Head-On с участием Fanfare Ciocărlia удостоилась Золотого Медведя на Берлинском кинофестивале.

При этом на праздниках в своей родном селе музыканты играют до сих пор.

И еще одно наблюдение. Музыка, в основе которой фольклор, на пространсте другой культуры слушается совсем иначе, чем на родной почве.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще