Алексей Романов: Оперные страсти на Зеленом Холме

В Баварии завершился главный в мире фестиваль опер Рихарда Вагнера — Bayreuther Festspiele. Нынче он был ознаменован скандалом, который связан с нашим соотечественником — одним из самых востребованных дирижеров Андрисом Нелсонсом.

Кстати сказать, точкой отсчета его международной славы как раз считается дебют именно там, на Зеленом Холме. Нелсонс в 2010 году дирижировал в байройтском Festspielhaus «Лоэнгрином». И был тогда самым молодым за всю 140-летнюю историю театра дирижером.

Сейчас его пригласили управлять оркестром в вечер открытия Байройтского фестиваля. А открывался он премьерой последней и самой зрелой оперы Вагнера «Парсифаль». Но за месяц до открытия занавеса латвийский маэстро покинул отделанный деревом зал, хлопнув дверью. Его письменное заявление по поводу инцидента цитирует New York Times:

«Из-за разницы в подходе к различным вопросам атмосфера Байройтского фестиваля в этом году не способствовала творческому процессу для всех сторон».

Конкретные мотивы поступка Андриса Нелсонса не очень ясны. И потому, естественно, обросли слухами. Поговаривают, что в его работу слишком активно вмешивался музыкальный руководитель фестиваля Кристиан Тилеман. У Тилемана и правда репутация человека недипломатичного и несдержанного. Музыкальный директор, как говорят очевидцы, приходил на все репетиции и давал маэстро указания, как надо дирижировать. Другие полагают, что он, хорошо зная акустические возможности зала и оркестровой ямы, просто хотел помочь. Но дирижер имел право на свое видение музыкальной части спектакля и вполне мог расценить технические замечания музыкального директора как давление на него как на творческую личность. В свою очередь, сам Кристиан Тилеман отрицает, что его полезные советы могли привести к конфликту. Тем более, что они — два дирижера — «почти друзья».

Но, так или иначе, место за дирижерским пультом занял «вагнеровский ветеран» Хартмут Хенхен, который выступал с оркестрами всех ведущих театров мира — в Милане, Лондоне, Нью-Йорке, Штутгарте, Вене, Берлине, Дрездене, Милане, Париже, Мадриде и т.д. 12 лет он был музыкальным директором Нидерландской оперы. Хенхен известен как приверженец быстрых темпов, так что певцам в Байройте пришлось перестраиваться, чтобы поспевать за оркестром после смены дирижера. Пришлось исполнителям приспосабливаться и к новому режиссеру. Для постановки «Парсифаля» сначала пригласили скандального немецкого художника и перформансиста Йонатана Меезе. В своей концепции он был категоричен:

«Рихард Вагнер, как и Меезе, радикальным образом бойкотировал реальность. Рихард Вагнер, как и Меезе, добивался абсолютного триумфа искусства над жалкой политикой. Вагнер, как и Меезе, не преклонялся ни перед кем и ни перед чем. Меезе будет служить Вагнеру. «Парсифаль» приказывает, Меезе выполняет приказ!».

Однако приказ ему выполнить не удалось. Меезе отстранили от постановки из-за того, что его творческие замыслы намного превышали материальные возможности театра. По словам коммерческого директора фестиваля Хайнца-Дитера Зензе, возникли значительные проблемы с финансированием декораций и костюмов.

Свою версию «Парсифаля» предложил заменивший художника-провокатора режиссёр Уве Эрик Лауфенберг.

«Речь в опере идёт о религии», — заявил он. Лауфенберг увидел в опере Рихарда Вагнера много параллелей и взаимосвязей между христианством, исламом и иудаизмом.

Можно сказать еще об одной особенности постановки «Парсифаля». Впервые в Festspielhaus главную роль — Кундри — исполнила российская певица Елена Панкратова. До нее эту партию на сцене вагнеровской Мекки пели лишь могучие немецкие или американские дивы, такие как Астрид Варнай, Марта Мёдль, Вальтрауд Майер, Эвелин Херлициус, Леони Ризанек.

Елена Панкратова родилась в Екатеринбурге, окончила Петербургскую консерваторию, совершенствовала вокал под руководством легенды итальянской оперы Ренаты Скотто. Ее основная сцена — питерская Мариинка.

Кроме «Парсифаля» в этом году на Байройтском фестивале показывали  оперы Вагнера «Летучий голландец», «Золото Рейна», «Валькирия», «Зигфрид», «Гибель богов» и «Тристан и Изольда».

А еще впервые за последние шесть десятилетий на открытии фестиваля не было красной ковровой дорожки для почетных гостей. После мюнхенской трагедии ее сочли неуместной. Был отменен и торжественный прием в день открытия. К тому же большая поклонница оперы и постоянный гость Байройта Ангела Меркель нынче на фестивале не появилась. Ее примеру последовали другие политики. На премьере «Парсифаля» пустовали 60 гостевых кресел.

А меры безопасности были беспрецедентны. За месяц до начала к служебному входу можно было пройти только через специальные заграждения. К каждому солисту были приставлены телохранители. На одной из репетиций полиция по ошибке задержала исполнителя роли Парсифаля тенора Клауса Флориана Фогта, потому что он был в «непонятной военной форме без опознавательных знаков».

Зрители, которые пробирались к входу в Festspielhaus сквозь преграды и плотные ряды полицейских, шутили, что замок Вагнера находится на осадном положении.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить