Алексей Романов: Не(смешные) смешанные чувства

Что же это такое? Комедия с шуточками на уровне плинтуса, которая играется навзрыд – так,  что сентиментальные зрители утирают слезы? Или драма, очень грустная история двух овдовевших людей, которая вызывает у публики взрывы хохота?

«Хочется думать, что эта история окажется близкой и понятной любому зрителю, ведь речь в пьесе идет о таких универсальных вещах, как любовь, старость, взаимоотношения с детьми. Надеюсь, вдохнет надежду в тех, кто стремится сохранить состояние влюбленности и веры, которое так нужно в любом возрасте», - так написал о своей пьесе «Смешанные чувства» (Mixed Emotions) автор, американский драматург и сценарист с белорусскими корнями Ричард Баэр.

Красиво сказано. Может, даже слишком красиво для хорошо сделанной по формуле успеха пьесы на весьма популярную в американской драматургии тему. Вспомним только наиболее популярные аналоги – «Соло для часов с боем» и «Дальше – тишина»  Освальда Заградника.

Пьеса «Смешанные чувства», тоже с успехом, шла на Бродвее. А потом в Канаде, Австрии, Германии, Бельгии, Австралии и России.  И вот сейчас премьера этого спектакля состоялась на сцене Рижского русского театра имени Михаила Чехова.

Сразу оговорюсь, что это не первое знакомство рижан с «нежной комедией» (так обозначил сей жанр драматург). Лет пять назад ее показывал в театре Дайлес питерский театр имени Ленсовета. Там она был поставлена к юбилею Михаила Боярского. В спектакле он играл в паре с супругой Ларисой Луппиан. Время почти полностью стерло из моей памяти впечатление от этой постановки.

Осталось только общее ощущение некоторого неудобства от избыточного гротеска. Кажется, Боярский слишком педалировал не самые лучшие черты в характере своего персонажа.

А вот приглашенный в рижскую постановку «Смешанных чувств» российский мэтр Геннадий Хазанов те же самые негативные черты Германа Льюиса – неинтеллигентность, прижимистость, педантичность, пошловатость – пытается «прикрыть»  самоиронией.  Он даже немного бравирует ими. Но сквозь эту браваду все время проступает его наивность, растерянность и беззащитность.

У Хазанова было достаточно времени, чтобы «отточить» свою игру в этом материале. Он исполнял роль Германа в московском Театре эстрады начиная с 2003 года. Причем в паре с самой Инной Чуриковой. Правда, российская критика, несмотря на звездный состав, без восторга приняла эту постановку Леонида Трушкина. Лучше других о ней отозвалась Марина Шимадинова, заметившая у Хазанова прорыв из эстрадного жанра в трагифарсовый. А про Чурикову она написала, что та даже «неприличный текст умудряется произносить с присущим ей чувством собственного достоинства». Совсем иначе увидел игру актеров обозреватель «Новой газеты» Григорий Заславский: «Чурикова и Хазанов словами банальными и неинтересными говорят о банальном, умножая банальность и пошлость, которой без их талантливых усилий бесконечно много в нашей жизни и на сцене».

Московской постановки я не видел, потому судить не берусь.

В рижском спектакле в постановке того же Леонида Трушкниа партнерша Геннадия Хазанова – Галина Российская. Актриса, которая больше ассоциируется у зрителя с серьезным классическим репертуаром – «Женитьба», «Вишневый сад», «Плутни Скапена», «Идеальный муж». 

Но и здесь она весьма убедительна. Даже в тех рискованных эпизодах, где ее героиня Кристина Мильман обсуждает особенности «Большого Билла» – полового органа Германа Льюиса. Это эпатаж как форма преодоления смущения. Это и азарт навязанной ей игры.

Хороши также еще два актера в «Смешанных чувствах» – играющие грузчиков   Дмитрий Палеес и Анатолий Фечин. Колоритные, разные по характеру, внятно играющие свои корпоративные отношения и личностные качества. Видимо, рижские американские грузчики отличаются от московских, потому что тех критик из «Русского курьера» Елена Ямпольская назвала криминальными и предложила «либо ампутировать этих актеров из спектакля, либо стукнуть кулаком».

Мне подумалось, что все занятые в спектакле четыре актера смогли бы сыграть лучше и поднять выше планку спектакля, если бы режиссер не «застраивал» и не «затачивал» его под Геннадия Хазанова. Хотя это логично и практично с учетом того, что Трушкин работал на рижского зрителя, не столь избалованного, как в московской театральной империи.

Конечно, Хазанов играет мастерски. Но именно как мастер, а не как художник, поскольку пользуется, как мне показалось, в основном своим уже наработанным инструментарием. Почти все, что мы видим на сцене, узнаваемо по его предыдущим выступлениям. 

Но, безусловно, можно порадоваться тому, что в репертуаре Рижского русского театра появился новый спектакль, в котором вместе с нашими актерами играет Геннадий Хазанов. Спектакль, на котором публика будет одновременно смеяться и плакать. И громко и долго аплодировать, когда в финале дом Кристины в момент превратится в кузов крытого грузовика, в котором наконец-то «два одиночества» соединятся в пару. Счастливую или нет – это будет додумывать каждый зритель в полном зале.

Впрочем, этому театру на отсутствие аншлагов жаловаться вообще не приходится. Названия почти всех спектаклей на афише у парадного входа сопровождает табличка Izpārdots, что соответствует русской «Все билеты проданы».

Теперь, скорее всего – и на «Смешанные чувства» Ричарда Баэра.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить