Алексей Романов: Когда эротика не самоцель

Персонажи в народных костюмах, персонажи совсем без одежды или лишь частично прикрытые одеждой, сцены изощренной эротики, портреты известных актеров и политиков, а также иллюстрации к «Лачплесису». Все это можно увидеть, листая новый альбом латвийского художника и режиссера аудио-визуальной коммуникации Артура Берзиньша.

Одни обвиняют его в излишнем эпатаже,  даже одиозности (одна дама, разглядывая картины в альбоме, сказала, что они годятся для секс-шопа), другие называют Берзиньша философом, психологом, метафизиком, мастером утонченных метаморфоз.

Сам Артур называет себя просто символистом. А, отвечая на вопрос, почему в его работах много «обнаженки», ссылается на швейцарского философа Карла Густава Юнга, который душу называл anima, а не animus. То есть подчеркивал ее женское эмоциональное начало.

«Поэтому у меня душевное искусство», - шутит автор. А еще он любит повторять перифраз Франца Кафки, что искусство – это топор, которым колется лед замерзшего моря. И тут же вслед идут идеи Зигмунда Фрейда об инстинкте власти – ведь каждому художнику хочется, чтобы зритель «попался в сети  его восприятия мира».

А там, где все концептуально оправданно и несет какой-то посыл - по мнению Берзиньша, нет места разговорам о порнографии. Что же касается эротики, то ее он считает не самоцелью, а инструментом. 

«Аристотель в своем трактате «Поэтика» написал, что искусство должно подняться до совершенства, чтобы вызывать катарсис. И есть действительно большая разница между значимой провокацией и примитивным, вульгарным шоком. Я против того, чтобы просто шокировать зрителя», - считает Артур.

И еще одна цитата из высказываний художника: «Для меня искусство - это недостающее звено между философией и эстетикой. А в плане психологического воздействия моё творчество основывается на принципе комплементарности, совместимости несовместимого».

«В работах Артура Берзиньша люди частенько напоминают неуловимые, дистанцированные, даже мифические образы; в то же время смысл, вложенный в работы, свидетельствует об углублённом обращении к теме человеческих психологических проблем и боли, а также к наболевшим социально-политическим вопросам», - так охарактеризовала его творчество философ Анитра Велде.

Примером такого социально-политического подхода может служить помещенная в альбом картина с изображением магазинчика, где продается абсолютно все. И все это вызывает странные ощущения, а порой просто отвращение. Эта метафора – протест художника против того, что большие супермаркеты выдавили из нашей жизни маленький торговый бизнес – уютные магазинчики и киоски, где продавцы и покупатели давно знали друг друга.

«Вот так я поностальгировал», - признается автор.

А кто-то видит в нем «салонность» и сравнивает с российским коммерчески успешным мастером китча Никасом Сафроновым. С этим Артур не согласен. Он утверждает, что ему намного ближе  по стилистике и по сути Виноградов и Володарский. Из литераторов Берзиньша более всего вдохновляет Владимир Сорокин, причем ранний – концептуализмом, нынешний – стилем.

Лично я бы не стал утверждать, что работы Берзиньша – это совсем не китч. Но это китч утонченный, эстетичный, полный цитат, требующих от зрителя определенных знаний. Это эпатаж как нечто не просто шокирующее, а заставляющее вглядываться в детали изображения на полотне. То есть для меня это диалог не с видимым на холсте, а с более объемной и широкой конструкцией, которую выстроил мастер символа, фантасмагории и метаморфозы. Так что салонным его вряд ли можно назвать.

Вообще Артур Берзиньш не любит выставляться именно в художественных салонах. На презентации альбома в рижском Happy Art Museum он сказал, что предпочитает музеи и галереи. Галереи он назвал «последним бастионом творческой свободы». А салоны, по его мнению, более «заточены» на декоративность.

«А мой классический подход – это когнитивный диссонанс»,- говорит он.

Выставляется же он, выпускник школы Яниса Розенталя и магистр Латвийской Академии художеств, много -  в том же Happy Art Museum, галереях Bastejs, LMS, NOASS, Bonhans.S. и Pegazs, в галерее Rietumu банка, в зале «Арсенал», Латвийском музее архитектуры, Рижской думе, киноклубе «Andalūzijas Suns».  Картины Артура находятся в частных коллекциях в США, Великобритании, России, Германии, Италии, Финляндии. 

К тому же он автор обложек к компакт-дискам многих рок-музыкантов. Берзиньш сам пишет музыку к своим фильмам и кинокартинам других режиссеров. В его активе дюжина музыкальных и анимационных видеороликов и короткометражек. Он сотрудничал с фестивалем «Новая волна» и Латвийским праздником песни и танца.

Сейчас Артур Берзиньш публично сообщил о начале работы над новым художественным циклом «Arcanum Lettonica». Он продолжит его серию «Tautiskais postromantisms» («Народный постромантизм»). По его задумке значимые исторические персоны, современные политики и люди из светской тусовки предстанут как фигуры на картах Таро. И каждая фигура будет нести соответствующий картам смысл. Так  "Жрецом" он решил сделать  лифляндского просветителя XVIII-XIX веков Гарлиба Хельвига Меркеля, а "Отшельником" -  латышского поэта Кнута Скуениекса. Закончить работу над новым циклом Артур Берзиньш собирается уже в ближайшие месяцы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить