Андрей Шаврей: «Шпион, который был моим отцом» — и в гроб сходя, благословил

Сегодня, 5 сентября, на киноэкраны Латвии выходит документальная, но с любопытными художественными моментами кинолента — «Шпион, который был моим отцом». На фото — один из кульминационных моментов фильма, который «цементирует» весь сюжет.

Около года назад Латвию сотряс скандал в связи с раскрытием мешков ЧК-КГБ. Но, как известно, любой скандал в Латвии живет не более двух недель. Уже не все помнят, что это было в декабре минувшего года. Да и вообще, «а был ли мальчик?»

Этих «агентов» у нас так много, что, идя на пресс-сеанс в муниципальный кинотеатр Splendid Palace, я встретил одного такого в Верманском парке. Кстати, очень уважаемый, хороший человек.  И как говорится, «такие были времена, такие обстоятельства».

А вот «Шпион…» — это история про самого настоящего агента, про майора КГБ, это прямо триллер с детективом какой-то. И режиссеры фильма Гинт Грубе (кстати, создатель фильма про Угловой дом, вышедшего за пару дней до раскрытия тех самых мешков) и эстонец Яак Килми эту линию отработали почти по полной программе. Ну, почти как в Голливуде. С психологическим наполнением. И с отличным исполнителем роли шпиона — он в документальной ленте играет главную роль.

Вообще, шпионские фильмы — это же просто всегда хит сезона. Все мы немножечко шпионы, ведь правда?

Это история про Иманта Лешинскиса и его семью. После учебы в Москве его завербовали вежливые сотрудники «Конторы Глубокого Бурения», но при этом Лешинскис всегда мечтал бежать на Запад. И однажды ему это почти удалось — будучи в Риме, он пошел прямиком в Посольство США, а там ему посоветовали не спешить и... тоже завербовали!

И у него была дочь Иева Лешинска — кстати, ныне успешная переводчица, автор интеллектуального журнала «Ригас лайкс».  Режиссер Грубе основал киноленту на ее воспоминаниях и дневниковых записях, она полтора года назад выпустила книгу «Между двумя мирами. Годы в услужении и другие истории».

Так вот, в 1978 году «шпион, вернувшийся с холода», работал в Нью-Йорке в советском представительстве при ООН. А там, как теперь известно, даже его советский начальник Шевченко был завербован спецслужбами мощных США, хотя товарищ Шевченко и вовсе был заместителем генерального секретаря ООН. Мощно! Ну, и Лешинский при нем, хотя... кто его знает.

Важно: в фильме есть документальное интервью с немецким историком спецслужб, который с улыбкой рассказывает, что в этом деле есть тайны, которые остаются тайной на века. То есть, практически навсегда.

Итак, юная Иева, будучи студенткой, гостила в США у отца, тот предложил ей остаться с ним в США, не возвращаться в СССР. Это при том, что у отца уже была другая жена, а вот родная мама Иевы осталась в советской Риге и еще долго, одинокая, думала о самоубийстве. Умерла совсем недавно, уже при дочери, вернувшейся на волне Атмоды на родину. Драма!

«Мне понадобилось время, чтобы привыкнуть к мысли, что отец сотрудничает с КГБ, а когда я это приняла, я узнала, что он на самом деле двойной агент, — говорит Иева. — Думаю, никому не было бы легко узнать такое про своих близких. Я не ехала в США с мыслью остаться там жить, но ситуация была такова — или мне нужно было предать отца и отречься от него, оставшись на советской стороне, или избежать этого предательства, но тогда предать мать».

И вот герои меняют идентичность — фамилии и даже внешность. Они под охраной ЦРУ. По идее, им нечего опасаться. В этом фильме очень ценный материал — интервью с бывшим генералом КГБ Олегом Калугиным, которому 84 года, и он, истинный двойной агент, сейчас спокойно живет в своем особняке в США. И опять же с хитрой улыбкой говорит, что КГБ и его наследник ФСБ никогда не пойдут на убийство предателя на территории Штатов. Вот убить болгарского диссидента (знаменитый «укол зонтиком») где-нибудь в Европе — вполне возможно.

Но в середине 1980-х Лешинскис, мучаясь депрессией, приехал в Швецию (до родины вроде так близко!) и выступил публично с фактами, освещавшими деятельность КГБ в Латвии. И умер при не до конца выясненных обстоятельствах. Тут уже можно подключать «теорию заговора». Хотя... может, просто сердце?

В кадре актер Янис Кайякс, играющий покойного Лешинского (или Дорна, как он потом переименовался), ложится в гроб. Ну, действительно выдающийся актер. Лежит в гробу — и кажется, улыбается. Врач Дорн из чеховской «Чайки» тут бы сказал иное: «Тихий демон пролетел». И вдруг...

Впрочем, не буду «спойлерить». Но кто вам сказал, что агент умер? А может?.. Кстати, а может и Борис Березовский жив?

Кстати, фильм выходит на экраны в Латвии 5 сентября — именно в этот день 1978 года радио «Голос Америки» официально сообщило, что советский дипломат Имант Лешинскис с семьей сбежал в Америку.

Но это я так, между прочим...

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

культура
За эфиром
Новейшее
Интересно