«Здесь был Петр Первый». Музей интерьера в Лиепае откроется совсем скоро (ФОТО)

Будущий российский император — самый известный из постояльцев заезжего двора мадам Хойер в славном городе Либау. Реставрация старинного дома завершена, сейчас музей интерьера XVII-XIX вв. обустраивается, а пока директор Лиепайского музея Даце Каркла провела экскурсию специально для Rus.LSM.lv.

Этот очень объемный и вымечтанный проект начался уже давно: комплекс зданий на улице Кунгу 24 самоуправление Лиепаи выкупило десять лет назад. Rus.LSM.lv рассказывал о ходе реставрации с самого начала. Лиепайский музей загодя стал приобретать и реставрировать предметы для будущего музея интерьера, показывал их на выставке и во временном хранилище специально для нашего портала. Праздник стропил отметили почти два года назад. И вот — всё готово, уже известно, что открытие состоится в марте 2022 года.

…Восстановленное старинное здание притягивает взгляд уже с улицы — всё сделано красиво, основательно и со вниманием к мелочам. Во дворе есть и колодец под навесом. Его каменный верх изначально был не здесь, а возле «Замка Дрезинга». Зданием в стиле рококо владел Беньямин Дрезинг, располагалось оно на нынешней улице Басейна, это был кабак и место всяческих развлечений. Сейчас самоуправления пытаются отбирать лицензии у игорных заведений (а те судятся), а в 1766 году нравы были куда более суровыми, а разговоры — короткими: по решению магистрата здание, в котором свил гнездо разврат, просто снесли. Но верх колодца с выбитым именем владельца и датой «1738» сохранился — и занял теперь достойное место в музее интерьера XVII-XIX вв.

Музей будет интерактивным, поэтому для сотрудников и костюмы соответствующие шьются, часть уже готова. Руководитель музея Андра Штале с удовольствием показывает темно-синее платье с кружевной отделкой — это для мадам Хойер по моде XVII века, для сотрудников второго этажа, соответственно, наряды по моде просвещенного XIX-го.

Директор Лиепайского музея Даце Каркла поясняет: костюмы шьет художник и сценограф Даце Ланка, она когда-то была и художником Лиепайского музея.

У каждого сотрудника будет костюм и XVII, и XIX века — работа у них такая, в каком столетии окажешься к вечеру, по утрам еще неизвестно.

Даце предлагает начать осмотр с главного зала первого этажа, поясняя, что посетители будут заходить не со двора, а с улицы: «Через эту центральную дверь с заботливо отреставрированным замком XVII века. И первое, что люди увидят — это корчма. Мы сейчас усиленно ищем оператора, который будет тут кухарничать… По нашей концепции, корчма будет работать в тесном сотрудничестве с музеем, ведь кабачок здесь и в XVII веке был. А второй этаж, надстроенный позже — это уже XIX век, и там будет кондитерская, устроенная нотариусом Стендерсом и его семьей. Сотрудники будут в исторических костюмах, чтобы сохранить это ощущение старины. Мы хотим, чтобы и работники кабачка нам подыгрывали, и меню более или менее соответствовало XVII веку. А на втором этаже будут пирожные, булочки и прочие кондитерские изделия, можно будет угоститься ликерами, вином и другими напитками».

И добавляет, что сейчас на основе исторических исследований изготавливается мебель для корчмы, все столы и стулья должны сочетаться с общим интерьером. Это тоже финансирует самоуправление Лиепаи.

«Лиесма Маркова, проектировщик и научный консультант восстановления этого здания, приняла во внимание все архитектонические исследования, проведенные в 1980-х под руководством архитектора Петериса Блумса. Ирония судьбы — Лиесма тогда работала в бюро Блумса и принимала участие в работах. Благодаря этому при реставрации сохранена, точней, восстановлена планировка первого этажа здания — как в XVII веке. Когда шли работы, некий человек, живший в этом здании, когда тут еще были квартиры, попросил разрешения посмотреть, как сейчас всё выглядит. Он был ошарашен — ведь в советское время всё выглядело иначе! Конечно, мы ведь сняли все вековые наслоения! И всё действительно возвращено туда, где и должно быть. В процессе реставрации сотрудники Лиепайского музея в сотрудничестве с Юрисом Звиедрансом и Лиесмой Марковой строительный мусор буквально просеивали, чтобы не потерять какие-нибудь детали. И нашли! Чуть позже они нам очень пригодились. Как раз в погребе под корчмой мы нашли ту самую золотую голландскую монету. Конечно, такими большими деньгами в кабаке никто не расплачивался, на такую сумму можно было лошадь тогда прикупить и к хорошей лодке присматриваться. Но так вот случилось, что

некий зажиточный господин расслабился в уютной атмосфере корчмы, монету выронил, а мы ее через три сотни лет нашли»,

— с увлечением говорит Даце. Она вообще рассказывает взахлеб и с горящими глазами. Неудивительно — этот музей вымечтан, выпестован…

Даце показывает — мол, главный зал корчмы будет для всех посетителей, но есть и комната для гостей посостоятельней, так называемая «немецкая» — для нее уже припасен чудесный шкаф в стиле барокко. В комнате «для чистой публики» будет и посуда подороже, и меню более изысканное.

«В этой “немецкой” комнате есть и стилизованный погреб, и официант, открывая его специальным крюком, сможет обернуться к дамам и господам и поинтересоваться, какое вино они желают — красное или белое, немецкое или голландское. Такой аттракцион», -- улыбается Даце.

И добавляет — мол, то, что самоуправление это здание приобрело и столько средств вкладывает в восстановление и оснащение, стало счастливым билетом для этого дома. Пропало бы иначе свидетельство старины.

«Портовая компания DG Terminals нам тоже помогла, два старинных шкафа благодаря ей мы смогли приобрести, а еще и средства выделила для реставрации трех музейных предметов, а это очень недешевое удовольствие», — замечает директор музея.

Идем дальше — любуемся на сложенный заново огромный очаг-дымоход, в нем и хлебная печь есть. Она небольшая, на шесть буханок. В планах музейщиков периодически использовать ее по прямому назначению, устраивая мастер-классы по выпечке хлеба и занятия по музейной педагогике.

«А иногда у нас будет работать лавочка мадам Хойер и в ней будет продаваться свежевыпеченный хлебушек», — делится планами Даце Каркла.

Пол уставлен разными предметами, часть уже знакома, есть и новинки. Вот, к примеру, очень приземленная вещь — ночной горшок XVII века местного производства, из Риги приехал, там его в старину и использовали. Размера он небольшого… А, простите: убедительная просьба к особо брезгливым — немедленно перейти к следующему абзацу! Так вот, горшок габаритами прямо как детский, скорее даже, не горшок, а в полном смысле слова ночная ваза. Дело в том, что на этом горшке не сидели. Его приставляли к афедрону.

«Он уникальный. Мы многие предметы XVII века купили во Франции, Голландии, Германии, даже в Италии… Но это… Рижские музейщики могут нам завидовать. Да тут о каждом предмете можно часами рассказывать», — восторженно говорит Даце, указывая на настоящие сокровища из глубины веков.

Есть еще один ночной горшок — голландский. А вот саночки в углу. Музейщики хотят сделать их копию и зимой устраивать катания для детей. Еще один предмет — чудесная форма для выпечки пфеферкухенов, то бишь пипаркукас. Пряник получался в виде господина в богатом костюме и шляпе с перьями. Рядом стоят грелки для постели, скамеечка для согревания ног с красивым типично голландским рисунком — пейзажем с мельницей. Есть тут и старинная табуреточка — весьма основательно сделанная. Все окна, двери, дверные ручки и прочие детали созданы по старинным либауским образцам. Люстры реставрированы или тоже новоделы под старину. Все они внешне для свечей, но, разумеется, электрические.

Две двери из корчмы ведут в гостевые комнаты. Даце снова говорит о том, насколько «убитым» был дом после многочисленных хозяев, и как тщательно Лиесма Маркова всё воссоздавала.

Любой, даже самый крошечный свидетель старины глубокой, бережно расчищен, закреплен и оставлен для обозрения.

К примеру, на балках можно увидеть фрагменты росписи 1652 года и чуть более поздние, конца 1600-х. В комнатах есть печки, сделанные по барочным образцам, причем использованы изразцы, долгие годы ждавшие своего часа в Лиепайском музее. Конечно, пришлось и новые по их образцу сделать — так что на одной стороне печки старинные оригиналы, на другой новоделы. Разгребание строительного мусора полностью версию реставраторов подтвердило — нашли среди прочих обломков осколки этих изразцов. Эту комнату музейщики условно назвали «комнатой Петра Первого», а соседнюю, где печка выложена черными изразцами — «комнатой Меньшикова», который сопровождал царя в Великом посольстве.

Вот сундук, старинный — на нем цифры 1704. Даце рассказывает, что в свое время он попал в Лиепайский музей из дома Антона Витте (нем. Witte; лат. Vite) и Иоахима Лоренца Хюкке (Huecke; Hike), были в Либау такие весьма зажиточные торговцы и меценаты. Хюкке был и бургомистром. Имущество свое эти достойные господа завещали городскому сиротскому приюту. Даце Каркла упомянула об интересном круговороте.

«Дом Витте и Хюкке был на Бариню, но изначально он находился на улице Кунгу, там, где сейчас еврейская община. И вот прошло больше трехсот лет, и этот сундук, сделанный мастерами Либау, вернулся в дом по соседству!», — говорит Даце.

Рядом стоит секретер периода рококо — лакированный красавец со множеством ящиков. А вот еще один голландский шкаф, он будет стоять в личных покоях мадам Хойер. За дверцами прячется красивая резьба, особенно птичка хороша. Но главное — тут есть секретные ящички. Чтобы их показать, Даце сдвигает вверх резную дощечку. Есть еще один лиепайский шкаф, современник заезжего двора. Его музею подарил приход церкви Святой Троицы, в нем столетиями хранились разные документы, ноты и прочие важные бумаги.

Комнаты в покоях мадам Хойер и ее дочери тут же, на первом этаже, они называются «высокими» или «холодными». Печки тут не было, так что уровень пола выше, чтобы тепло сохранять. В комнаты ведут ступеньки, а внутри есть дверца в хозяйский погреб. Для этих комнат сейчас изготавливаются кровати, балдахин уже есть.

«Мадам Хойер была сильной женщиной. Она овдовела в 1695 году.

XVII век — это мужской мир, и, если женщина могла содержать такое непростое хозяйство, как корчма с заезжим двором… Значит, она явно не была неженкой

и решила после смерти мужа не искать крепкое мужское плечо», — подчеркивает Даце Каркла.

А мы идем наверх, в покои либауского нотариуса, герра Кристофа Вильгельма Стендера. В его собственности дом и кабачок были с 1835 года, он же и надстроил второй этаж.

Даце просит пока не обращать внимание на то, как расставлена мебель — она для гостиной, но пока еще не на месте. В большом зале, куда попадает посетитель, поднявшись по лесенке, планируется проводить конференции, чтения и так далее.

И тут директор музея, посмеиваясь, распахивает маленькую дверцу в уголке.

«Есть легенда, что этот дом был первым в Либау, где оборудовали туалет внутри. Конечно, он не функционирует, но мы его оставили. Тут можно посидеть, подумать о жизни», — смеется Даце.

Rus.LSM.lv вежливо отказывается. И мы идем в будущую кондитерскую Стендера. Сейчас для нее реставрируется пианино, так что всё будет солидно, не какое-то дешевое заведение. Есть тут и изящная полочка для нот. В Швеции заказаны столы и стулья. Огромный «двухэтажный» радиатор в югенд-стиле предстоит подключить к отоплению. Он когда-то был в одном из либавских домов, аутентичная вещь. Здесь же — верх огромного дымохода с первого этажа, можно открыть дверцу и сунуть любопытный нос.

«Узнаешь? — Даце указывает на красивейший буфет. — Он в моем кабинете стоял всё время, но теперь находится там, где ему настоящее место».

В кухне взгляд притягивает старинная дровяная плита. Хотя… Помнится, в детстве в нашей кухне в старом доме была почти такая же. Даце открывает крышку сбоку, в этом углублении можно было посуду с едой разогреть. Плита в рабочем состоянии, в планах — печь на ней блинчики для кондитерской.

Обои в комнатах второго этажа — сами по себе произведение искусства, во время реставрации на стенах были найдены остатки, по их образцу и сделали копии. Даце рассказывает, что в XIX веке обои клеили прямо на доски стен.

Печь выложена изразцами XVII века — господа Стендеры были людьми бережливыми, хорошими вещами эпохи барокко не разбрасывались. Но традиции кладки уже из XIX века. Изразцы тоже из запасников Лиепайского музея.

А вот и детская комната. Обои здесь уникальные — во время реставрации нашли кусочек единственных сохранившихся в Латвии обоев XIX века для детской комнаты, по их образцу и сделали новые. В уголке тут есть чуланчик, Даце говорит, что

есть идея сделать в нем тайничок — «штабик» — куда смогут забираться дети. Игрушек здесь будет много, вплоть до железной дороги. И с ней можно будет играть!

«Здесь у нас запланирована эксклюзивная гостевая комната XIX века с чудесной черной мебелью. Тут будут электрифицированные керосиновые лампы. К слову, обои на потолке тут изначально были. Мне кажется, что здешние хозяева следовали за модой. Люди побогаче потолки расписывали, но если не было денег или не удавалось найти хорошего художника, то клеили обои», — рассказывает Даце.

Мы уже собирались уходить, но залюбовались изморозью на окошках и свисающими сверху сосульками… Да, здесь не стеклопакеты, а настоящее оконное стекло.

Rus.LSM.lv благодарит директора Лиепайского музея Даце Карклу за потрясающе интересную экскурсию.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить