Инета Радевич: «Моя жизнь сегодня полностью подчинена детям. И это нормально»

Несмотря на то, что в секторе для прыжков в длину Инета Радевич в последний раз появлялась почти три года назад, такое ощущение, что она никуда не уходила. На любом мероприятии чемпионку Европы рады видеть и руководители Латвийского Олимпийского комитета, и журналисты. Как, например, на недавней церемонии «Спортивный лауреат года», на которой к ней, как всегда, был приковано повышенное внимание. Журналисты? Мои коллеги с Латвийского телевидения даже предложили ей интересную работу. Сегодня у одной из самых красивых спортсменок страны совсем другая жизнь, семейная, но все такая же беспокойная и насыщенная.

Инета — примерная жена. И любящая. Это первая мысль, которая пришла мне в голову, когда, договариваясь о встрече, она предупреждала, что может немного задержаться. А все потому, что надо было заехать на один из рижских катков и забрать коньки мужа. Для тех кто не в курсе — ее супруг Петр Счастливый, нападающий клуба КХЛ «Сочи», когда-то, кстати, поигравший в рижском «Динамо», а еще экс-капитан сборной России и обладатель Кубка Гагарина — главного трофея в российской лиге. Об их первом свидании в Швеции она рассказывала немного, но чувственно. Помню — с каким трепетом она делилась своими воспоминаниями о тех судьбоносных днях в Стокгольме (так случилось, что сборная России играла на Шведских играх — одном из этапов Евротура, а Инета выступала там на турнире). Хотя об этом Инета мне рассказывала лет пять назад. А может и больше...

Но что-то мистическое в этом есть — и в фамилии, и в судьбах этих спортсменов, которые в один прекрасный день оказались рядом и вместе. Сейчас у них двое детей, забот — полный рот, но о коньках мужа Инета все равно ведь не забывает. Даже тогда, когда в Ригу она заглядывает на пару деньков. А сейчас был как раз такой самый случай — хоккеисты «Сочи» прилетали в Латвию на очередную игру.

В фойе Олимпийского центра она старалась быть незаметной. И тихой. Так, вполголоса, мы и разговаривали. Я хотел больше узнать о ее сегодняшней жизни, там, в Москве или Сочи. Наверное еще и потому, что видел много ее выступлений, не забыл ее «золото» на чемпионате Европы 2010 года в Барселоне, не забыл то, что произошло в Лондоне двумя голами позже. До сих пор занозой в сердце сидит злополучный один сантиметр, которого ей не хватило до медали на последней Олимпиаде. Ее слезы от обиды тогда были искренними. Она хотела уйти красиво... Но все равно ушла красиво, даже не сумев в своем последнем старте подняться на пьедестал почета.

«Как в Сочи? Ой, хорошо», - на лице моей собеседницы появилась искренняя улыбка, от которой Инета стала еще прекраснее.

- Только не говорите, что живете вы рядом с Олимпийском парком.

- А вот и угадали.

- Знаю точно, даже уверен, что сегодня ваша жизнь нисколько не легче, нежели когда вы были профессиональной спортсменкой. Тогда за вас все решали, все было четко расписано под дням, а сегодня вы сами решаете, вы в ответе за вашу семью, детей. Это сложно, это много проблем, это ответственность.

- Ох как вы меня понимаете...

- Проверено лично. Сейчас вам хоть иногда удается позаниматься в зале, для тонуса так сказать?

- Когда мы только переехали в Сочи, я окунулась в спортивную жизнь, в зал ходила каждый день. Причем вместе с сыном Марком.

- Сколько ему лет?

- Шесть.

- А дочке?

- Амелии два годика. Когда стали с Марком ходить в сад — на подготовку перед школой, — о спорте, разумеется, пришлось забыть. Дочка тоже пошла в садик. Сад не рядом, на дорогу тоже надо время. А еще Марк ходит в хоккейную секцию. Так что мой сегодняшний график полностью подчинен им. Но это нормально, к этому я отношусь спокойно. Не получается много времени уделять себе — ничего страшного. В данный период так и должно быть.

- На занятия по хоккею водите Марка сами?

- Только я. Папа ведь в разъездах постоянно. Но на самом деле, не так все запущено. Мне ведь особенно и в зал не надо ходить.

- Вы прекрасно выглядите.

- Спасибо за комплимент. Не поверите, но сейчас, когда у меня изменился ритм жизни, я даже потеряла несколько килограммов.

- Наверное, на диете?

- Какая диета? Отсутствием аппетита не страдаю, поверьте. Просто стараюсь не переедать. Ем понемногу, но часто. Я думала, что будет хуже. Всякие ведь истории слышишь. А насчет спортивной формы... Просто одеваешь кроссовки и выбегаешь на набережную. Больше мне ничего не надо. Надоело бегать — берешь велосипед. С Олимпийских игр там остались велодорожки.

- Там многое что осталось...

- Там на самом деле красиво — эти восхитительные олимпийские арены, до сих пор там горит олимпийский огонь. Здорово. Жаль, что меня не было на той Олимпиаде.

- Сочи вроде как спортивный город, только вот местную хоккейную команду там не жалуют. Она ведь, по сути, искусственная. И, по большому счету, никому в Краснодарском крае не нужна. Не секрет, что несколько месяцев игроки «Сочи» не получают зарплату. Ваш бюджет страдает?

- А рижские динамовцы хоть получают свою зарплату?

- Получают, а что толку — все равно наша команда плетется в конце турнирной таблицы.

- Мы с мужем эту тему стараемся не заострять в своих разговорах. Понятно, что мужчине важно получать деньги за свой труд, тем более семейному. Но, знаете, я точно могу сказать, что все эти задержки с деньгами никак не влияют на его игру. Хоккеисты, и мой муж в том числе — профессионалы. Они выходят на лед и полностью отдаются игре. В спорте бывают спады, не без них. Но уверена, что поражения «Сочи» никак не связаны с задержками выплат. Забил ты 20 голов или один — от денег это не зависит. Либо ты умеешь это делать, либо — нет.

- Да что там поражения! Вон, как «Сочи» играет — стабильно идет в зоне плей-офф.

- Нет у нас прямой зависимости семейного бюджета от денег «Сочи». Психологически может быть есть некоторый дискомфорт.

- То есть вообще нет?

- Ну нет так чтобы вообще. И говорим об этом иногда. А что делать?

- Такая ситуация в вашей семье впервые?

- Я с мужем вместе уже десять лет, и так получалось, что никогда не ждала зарплату день в день. Вот прямо давай - неси. На этом старалась не зацикливаться. Да что все время деньги-деньги...

- Хоккеисту главное играть.

- Вот почему я благодарна руководству рижского «Динамо», которое в трудный для Петра момент пригласило его в команду.

- Я помню тот период. Это когда его невзлюбил наставник нижегородского «Торпедо» Петерис Скудра.

- Я не знаю, что там произошло. Но зато я знаю, что он играл в фарм-клубе «Саров», мотался на матчи по 20 часов на автобусе. Было непросто. Но никогда я не слышала жалоб с его стороны. Он никого не обвинял — ни тренеров, ни систему. Понятно, что у человека, который в свое время играл в сборной России, выигрывал Кубок Гагарина, ситуация была не из приятных. Но он, как я уже говорила, профессионал. Он терпел и работал. И сейчас то же самое. И тогда я уже поняла, что для него важны ни достижения, ни зарплата, а хоккей.  Поэтому ему было важно вернутся в большой хоккей и он с радостью принял предложение из Риги. А потом и из «Сочи».

- Неужели не так важно — может ли муж купить вам новое платье или еще что-то?

- Важно, как и любой женщине. Но мне важнее другое — чтобы мужу было хорошо и комфортно. А потому такие бонусы, как зарплата вовремя, уходят на второй план. О детях мы позаботимся, покупаем все, что им нужно. Ну а платье новое я себе куплю позже. Знаете, сейчас мужу хорошо — jy играет в КХЛ, с хорошими партнерами, имеет игровое время, у него есть возможность совершенствоваться, он занят любимым делом. Это главное. Я это ценю.

- Потому что вы тоже спортивный человек?

- Совершенно верно — я его хорошо понимаю.

- Инета, а вот не встреть вы Петра, не появись дети, возможно, вы бы до сих пор выступали. Или я не прав?

- Может быть. Все могло бы быть. Может быть я сейчас готовилась бы к Олимпиаде в Рио-де-Жанейро. Ведь тогда, в конце 2012, не было серьезных предпосылок все бросать, когда жизнь тебе сам подсказывает. Например, когда пошли травмы или операция.

- Может, наоборот, тот самый сантиметр подстегнул бы вас продолжать выступление, не спешить с уходом?

- Наверное, вы правы. Потому что когда меня напрямую спрашивают — почему я завершила тогда свою карьеру, я не знаю, что ответить. Так получилось... Хотя с другой стороны, вы же сами понимаете, что  я выступала на самом высоком уровне, и с годами мне все тяжелее  становилось держать эту планку. А ту еще семья. Она оказывалась обделенной. А для меня семья всегда была на первом месте. «Хочу — занимаюсь, хочу — не занимаюсь» уже не проходило. Надо было решать. И я решила.

- «Сегодня у меня много дел по дому, встреч... Ай нет, не пойду на тренировку, пропущу. Перенесу на завтра».

- Такое в профессиональном спорте невозможно. А ведь были еще сборы, отъезды надолго из дома. Слишком все сложно становилось.

- Ностальгия по тем временам, когда выступали на больших стадионах, прошла?

- Не совсем. Тогда было интересное время. Интересное тем, что мне нравилось преодолевать, что был путь, который нужно было пройти. В обыденной жизни без большой цели трудно себя заставить что-то преодолевать. А вот ради медали на Олимпиаде я была готова на любые испытания. Ты живешь этим, многого себя лишаешь, горишь этим. И это все не зря. Этот момент в моей нынешней жизни отсутствует. Да, есть трудности, но уже не те. Да, я скучаю по такому преодолению.

- Когда вы в Риге, вы останавливаетесь в своей квартире?

- Есть у нас здесь квартира, правда, маленькая. Мы ее купили, когда стали жить вместе. Всей семьей там сложно расположиться. Так, переночевать.

- А на малую родину, в Краславу, удается вырваться?

- Нечасто. Сейчас хотела, но не получилось. Был всего один свободный день, но 600 км туда и обратно... Трудновато. Меня бабушка все звала. Моей бабушке 85. Надеюсь, скоро ее увидеть.

- Я знаю, что во время кратких визитов в Ригу вы стараетесь что-то успеть сделать и на телевидении.

- Стараюсь. Вообще мне эта работа нравится.

- Работа «приглашенной звездой»?

- Ну не надо так... Для меня телевидение — отдельный большой мир. И я на самом деле получаю удовольствие от такой работы. Правда, мои партнеры, или коллеги...

- Наверное, уже коллеги.

- Так вот, мои коллеги стараются делать так, чтобы мне не было скучно. Так что это и работа для меня, и развлечение. Меня все время переспрашивают: «Тебе это интересно?». Да мне просто хочется увидеть — как все делается, что там происходит — по другую сторону экрана.

- И как, профессионально растете?

- Да нет. Я ребят прошу перед каждым сюжетом — хоть информацию пришлите, чтобы я как-то подготовилась. А мне они все время норовят приготовить сюрприз.

- Для вас это все равно новый опыт.

- Что-то новенькое. Вы не поверите, но латвийский спорт я действительно не очень хорошо знала, потому что в свое время провела 10 лет за пределами страны, в США. И сейчас многое для меня в новинку. Мы ведь снимаем сюжеты не только о легкой атлетике. Мне очень интересно познакомиться с новыми людьми, узнать что-то новое об их виде спорта. Порой узнаешь детали, о которых не прочтешь в газете или не увидишь на экране во время соревнований. Нет, я все равно развиваюсь как личность, потому что познаю новое.

- Работа не легкая?

- Не легкая — надо провести где-то целый день, чтобы потом на выходе получился пятиминутный сюжет.

- Над предложением с Латвийского телевидения долго не раздумывали?

- Нет, потому что знала — коллектив хороший. Многих ребят я знала до этого, знала их работы, а Давидс Эрнштрейтс приезжал ко мне в Москву.

- Как вам вообще работа спортивных журналистов в Латвии, ваша оценка?

- Знаете, я помню начало 2000-х годов, я была еще подростком. Помню, как доставалось спортсменам. Эти все комментарии после Игр-2004 в Афинах. Было неприятно и обидно. Много было несправедливого написано. Сегодня журналисты, мне кажется, поменяли свое отношение к спорту, стали больше понимать своих героев, стали более профессиональными в своей работе. И стало больше позитива. Раньше такого не было. Сейчас к спортсменам стали относится с уважением. Роль Латвийского телевидения в этом тоже, несомненно. Я готова быть частью такой команды.

- Помню несколько сюжетов — Инета с ядром, Инета на велосипеде ВМХ...

- С одной стороны я — спортсменка, пусть и бывшая. И вроде как эксперт. С другой — самой хочется ведь все попробовать.

- Вот смотришь по телевизору соревнования и думаешь: ну что там такого — разбежался и прыгнул.

- То-то и оно. Нюансов очень много, и до всего хочется дойти самой.

- Давайте поговорим о вашей семье - кому пришла "оригинальная" идея — отдать сына в хоккейную секцию?

- Сейчас расскажу. Это был 2009 год. Чемпионат мира в Берне. Петя ездил с российской командой в Швейцарию, тренировался с ней, но все равно не сыграл ни одного матча. Ну ладно... Прилете он с чемпионата мира и привез с собой такую  маленькую сувенирную клюшку с флагами всех стран-участниц. Ну и поставил ее на полке. А Марку был годик, и он только ходить научился. Ему клюшка была как раз по размеру. Он ее и забрал. Ходил с ней все время.

- Ходил, чтобы не упасть?

- Наверное. А если серьезно, то, представляете, когда папа хоккеист, что остается сыну? Кругом хоккей. У меня дочка сейчас, как только видит Олимпийский парк, когда мы едем с садика за Марком на тренировку, все время показывает и говорит: «Папа».

- В общем, все произошло само собой.

- Как-то естественно. Никто его не заставлял. Во всяком случае в три года его никто не ставил на коньки.

- Впереди вас ждет школа. Уже выбрали?

- Сейчас у нас идет «подготовка» и мы очень довольны. Садик частный, группы небольшие, туда и дочка ходит.

- В семье вы на русском языке общаетесь?

- В основном — на русском. Когда я детьми я остаюсь одна — то стараюсь на латышском. С Амелией так вообще говорю исключительно на латышском. А вот моя мама, когда я уезжаю, говорит с ними на русском. Хотя сама она — латышка. Не знаю — почему. Возможно, из-за среды, когда все кругом — на русском: на улице, по телевизору. В такой ситуации ей не очень комфортно и она быстро переходит на русский.

- А вы, значит, на латышском?

- Я нагло на латышском. Ну а что?

- И как успехи?

- Марк все понимает, но говорит мало. Был такой момент, когда год мы жили в Риге, что он как будто немножко стал говорить на латышском. Но нет, не успели. Уехали в Сочи. Не хватило чуть-чуть. Но так сложилось... Тем более был еще один момент. Когда Петю позвали в «Сочи», мы жили врозь месяца три. Я с детьми в Риге, он в России. И все три месяца Марк болел.

- Это психологический момент.

- Да, потому что папы не было рядом. Возраст уже не маленький, он все осознавал. В принципе, я не жалею, что сейчас мы живем в России. Нашему папе хорошо — это главное. Тем более, неизвестно еще — где мы будем через пять лет, десять. Возможно, вернемся домой, в Латвию. У нас есть такие планы. Это был бы идеальный вариант.

- Еще бы — Инета работает на ЛТВ, Петр Счастливый после окончания карьеры тренирует детей, дети ходят в школу...

- Да, было бы здорово. Хотя насчет работы Петра — это щекотливый вопрос. Все же языка у него нет.

- Зато есть опыт и любящая жена. Да и вообще — язык спорта универсален.

- Я знаю, что Петя хочет тренировать детей. У него есть такое желание, есть образование, он терпелив. Он, в конце концов, любит хоккей.

- Так пусть это желание сбудется!

- Пока не хочу загадывать.

- Какую фамилию носят ваши дети?

- Они у меня оба Счастливые.

- Какая прелесть. Разве что на латышском могут возникнуть трудности с ее написанием.

- Ладно с латышским. С английским — это вообще ужас. Вариантов — множество, но не один из них правильно прочесть невозможно.

- Вы семья — интернациональная. Политика в вашем доме присутствует?

- Вы знаете, мы с Петей так редко видимся... Когда я его ждала в Риге, уже была в шаге от того, чтобы купить билеты в Оперный театр. Но в последний момент передумала. Лучше мы проведем время вместе в другой обстановке, где-то в ресторане, будем смотреть друг другу в глаза и разговаривать. Спрашивать о детях, обсуждать семейные дела, мою учебу в Москве в дипломатической академии, которую я никак не могу закончить. И уж точно мы не будем говорить о политике.

- Национальная и языковая тема в вашей семье не стоит во главе угла, как я посмотрю. Вы к ней, мне кажется, относитесь легко.

- У нас все спокойно в этом плане. Не переживайте. Был тут недавно один случай, я вам сейчас расскажу. Едем мы в машине на хоккей с отцом моего мужа, который прилетел в Сочи, проезжаем Олимпийский парк и видим в окне флаги. Я Марка спрашиваю: «Ну что, Марк, когда вырастишь, за какую сборную будешь болеть — за Латвию или Россию?». Марк посмотрел на меня и говорит: «За Латвию». А потом он наклоняется к деду и шепчет ему на ушко: «Не волнуйся дедушка, я так сказал, чтобы маму не обидеть».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить