В Лиепайской региональной больнице квоты остались. Но латвийская медицина — в реанимации

Во многих региональных больницах Латвии квоты на оплачиваемые государством услуги закончились еще в начале осени. Но в Лиепайской региональной больнице квоты еще остались, сообщает передача «Домская площадь» на Латвийском радио 4.

Председатель правления Лиепайской региональной больницы Эдвин Стрикс рассказал, что в конце ноября прошла запись на декабрь.

«До сих пор есть место и на исследования, и на консультации врачей. Есть, конечно, несколько докторов, у кого запись кончилась, но это пофамильно, если надо человеку специализацию какую-то, такие доступны, кроме нефролога. Несмотря на то, что нефролог принимает в два раза больше, чем у нас договор с Национальной службой здравоохранения, все равно запрос на услуги нефролога больше. Это идет за счет других специалистов. Договор есть договор, это конкретная сумма, где государство нам разрешает в каждом месяце конкретное число исследований, конкретное число консультаций. "то идет за наш счет, на этот день у нас переработка амбулаторной сети где-то 300 тысяч евро», — рассказывает Стрикс.

Почему в Лиепае еще остались квоты?

«Есть два варианта, как можно делать. Открываем 1 января двери — записывайтесь все, и, конечно, у меня эти квоты закончатся через полгода. Есть другой вариант, как делает Лиепайская больница: мы записываем только на один месяц вперед. Поэтому у нас еще есть [квоты]. Если неотложная ситуация – это приемный покой, если мне надо к специалисту, то это мне надо в течение какого-то разумного времени», — поясняет глава Лиепайской больницы.

Стрикс добавил, что даже при такой системе записи до 25% пациентов не приходят на прием, и время востребованного специалиста пропадает. В других больницах, где записи надо ждать дольше, неявка достигает 35%.

Проблема нехватки квот возникает ежегодно, ответ у чиновников один – нет средств. Просьба оценить новую модель финансирования здравоохранения вызывает у Эдвина Стрикса тяжкий вздох:

«Самый главный вопрос, по которому уже и дискуссии нет — то, что денег, которые вложит государство в медицину, вдвое меньше, чем должно быть. Это первая проблема. Дальше мы уже можем говорить о модели, но все равно — денег нет, значит, делай модель, какую хочешь, их будет не хватать. Мы просто будем эту агонию продолжать дальше и дальше. По последним исследованиям, взнос пациентов в медицину уже 50%. Куда дальше? Мы уже и так видим, что платежеспособность пациентов, вообще населения, падает и падает».

Больницы фактически находятся в подвешенном состоянии, говорит Стрикс — ведь государство до сих пор не решило, какие услуги будет оплачивать в рамках неотложной медицинской помощи. Неизвестно, как будут дальше развиваться конкретные больницы, какие услуги станут оказывать. То, что наша медицина больна, ясно всем.

«Реанимация, скажем так. Тяжелая реанимация. Должны сейчас приниматься какие-то непопулярные решения и производиться денежно весомые вложения, чтобы остановить этот кризис. Сначала. Я не говорю о каком-то быстром выздоровлении. Состояние отрасли критическое», — считает Стрикс.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно