Разделы Разделы

Ткацкая мастерская в Индре: работать на станках с вековой историей

В каждом латгальском крае найдутся мастера и мастерицы, которые удивят разными — сегодня уже редкими — ремеслами: плетельщики, кузнецы, скорняки и многие другие. В этом выпуске программа «Латгальская студия» Латвийского радио-4 рассказывает о ткачах.

В Индре — это небольшой поселок Краславского края, он расположен рядом с белорусской границей — есть необычная ткацкая мастерская. Там можно увидеть станки, которым больше 100 лет, и узнать, какими особыми техниками пользуются только в Латгалии. Однажды Ольге Йокстепредложили поучаствовать в проекте-выставке и соткать покрывало именно в такой технике. Эта просьба переросла в целое сообщество.

— Ткацкая мастерская в Индре работает уже более 15 лет. Как создавалась мастерская, которая сохраняет и собирает ткацкие традиции региона?

— Начать, наверное, стоит с того, что в древние времена в каждом доме ткали. Умение ткать передавалось из поколения в поколения. И это умели делать, в принципе, все женщины. Потом прошло какое-то время, и это умение стало уже как бы ненужным, из-за того, наверное, что женщинам нужно было больше работать — на обычной работе или, скажем, в колхозе, на ферме. И второе — пришло время, когда уже в магазине уже можно было приобрести вещи, необходимые в быту, одежду. И поэтому это умение ткать уменьшилось, ушло, остались только редкие мастерицы, которые это делали. Это уже стало таким эксклюзивным ремеслом, в реальности уже никто не ткал повседневно. В Индрской волости тоже уже никто не ткал. И нас однажды пригласили поучаствовать в проекте, чтобы обновить ткачество так называемых набираных покрывал, потому что в 2000-х годах в Риге в этнографическом музее проходила большая выставка, где были представлены покрывала Латгалии и всей Латвии. И тогда зрители увидели эти наши необычные покрывала — набираные. И до какого-то определенного времени считалось, что эти покрывала не совсем такие национальные, «латышского происхождения», они такие немного со славянским привкусом. Но зрителям эти покрывала очень понравились, и даже приз зрительских симпатий получило покрывало именно одной нашей индрской ткачихи. Потом, несколько лет спустя — в 2004 году — нас пригласили участвовать в проекте. Марис Маниньш, который руководит студией Rīdze в этнографическом музее в Риге, пригласил нас, извалтских ткачих, чтобы сохранить умение ткачества. Мы согласились, и так началась наша работа — работа нашей мастерской.

— Сколько людей сейчас задействовано в вашей мастерской, сколько у вас ткачих?

— Постоянно у нас работают 6 ткачих. Когда у нас какой-нибудь проект, тогда немного больше, присоединяются другие.

— Давайте поговорим о технологической стороне, о технологиях. У вас говорится о том, что вы используете традиционные латгальские техники ткачества. Что это за техники такие?

— Это техники, которые популярны везде, их умеют ткать везде. Это такие простые ткани, которые можно ткать как, например, половик или покрывало на пол, дымка — примерно как покрывало на кровать, скатерти, полотенца ткутся. Именно то, что у нас своеобразное — это набираные покрывала. Они цветные, с узорами, большими геометрическими фигурами или стилизованными растениями, какими-нибудь знаками. Вот эти покрывала, которые набираются по-особому, не по ножам и нитям, а вручную — каждую клетку узора набирают лучиной. Вот такая особенность, которая не только у нас тут в Индре, но это характерно для всего приграничья — Балви, Лудза, Резекне, Краслава, Даугавпилс. И логично на второй стороне границы — в Литве, Белоруссии, Польше — тоже популярные эти набираные покрывала.

— Какие еще изделия— помимо покрывал — изготавливаете в мастерской?

— Очень популярны половики, которые стелятся на пол. Мы, в принципе, все такие ткем. Бывает, собираемся в проекте... Например, у нас был интересный проект про птиц, и мы ткали гобелен все вместе. А так мы и полотенца ткем, и салфетки, и скатерти, и юбки, и пояса, самые разные вещи.

— Какие материалы вы используете в самом процессе ткачества?

— Вначале, для основы, нужен хороший хлопок или лен, бывает, синтетику используем. Потом шерстяные нитки, а поскольку мы мыслим «по-зеленому», то мы используем вещи, которые уже не употребляются — мы их разрезаем на длинные полосы и ткем из них половики.

— Откуда навыки, как вы учились ткачеству — от бабушек, прабабушек? Как пришло вот это умение ткать?

— Я сама закончила Резекненское училище прикладного искусства, и там я научилась ткать. Некоторые из наших ткачих в детстве помогали ткать мамам. Ткали за станком или делали подготовительную работу — перематывали нитки из бобин в мотки, потом обратно в клубки. А некоторые просто с нуля начали учиться, вот именно начали участвовать в этом проекте и научились здесь уже на месте ткать.

— Есть вообще интерес к такому ремеслу, приходят новые люди к вам?

— В проекте к нам присоединяются люди на одну или две работы, а так мы очень хорошо сотрудничаем с Индрской художественной школой — и у нас, в наших помещениях, проходят уроки по ткачеству в старших классах. Я учителем там работаю, и дети приходят ко мне в мастерскую, и мы работаем.

— Были попытки привлечь мужчин к такому делу, или какой-то интерес со стороны мужчин к вам был?

— Да, были, как же без мужчин? Во-первых, бывают такие случаи, когда без мужской помощи мы не можем справиться. Что-то поломалось, или что-то упало, и тогда мужчины обязательно приходят нам помогать. Мы каждый год участвуем в проекте «Встреть своего мастера», и вот в один год мы решили своих супругов пригласить ткать. Хоть немножко, хоть небольшая попытка, но у нас получилось. Они пришли и работали за станками.

— Какие отзывы потом у супругов были?

— Они решили все же эту очень кропотливую, терпеливую работу, занятие оставить на наших плечах.

— У вас в мастерской порядка 15 станков, некоторым больше ста лет. Откуда они у вас появились?

— Станки у нас разные. Большинство станков уже в самом начале к нам пришли. Когда люди увидели, что мы занимаемся ткачеством, они отдавали нам вещи и предметы, потому что видели, что это было нам нужно. И очень много станков люди нам просто подарили.

— То есть это в основном были подарки откуда-то со стороны. У вас можно не только сесть за станок, но и увидеть, каким был быт края 100 лет назад. Так ли это?

— Скажем так: у нас можно немножко заглянуть, как это было, потому что у нас, в том же помещении, где и мастерская, есть небольшая экспозиция с предметами быта — и есть те, которые необходимы для ткачества и подготовки материалов. У нас также есть тканые и вязаные вещи, которыми пользовались люди, разная вышивка есть, а также мебель, чтобы показать, как покрывало лежало и как в шкафу все хранилось.

— Выставки работ, мероприятия — сейчас это у многих отложено до лучших времен. Вы пробовали делать что-то онлайн, чтобы как-то представлять свои работы?

— Время от времени то, что мы делаем, мы показываем на страничке в Facebook, которая называется Laimīgi Indrā.

— Расскажите о вашем последнем созданном продукте, созданной вещи, что это было?

— Я ткала пояс первый раз. Когда-то только образцы делала, но сам пояс не изготавливала. Это такой цветочный пояс, он характерен для Видземе, был такой заказ оттуда.

— Hасскажите о планах мастерской на будущее, что думаете делать дальше?

— В первую очередь, мы очень ждем, когда закончатся ограничения, и мы сможем собраться. Потому что сейчас мы время от времени приходим, но на индивидуальную работу. А так, чтобы всем вместе встретиться — уже с осени не встречались. Так что очень этого ждем, ждем, когда сможем начать работать. Есть у нас планы на лето, чтобы увидеть наших посетителей, туристы к нам тоже приезжают. Готовимся к лету, будем ждать.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить