По следам староверов и Екатерины Первой: живая история Вишки

Чем можно заняться на пенсии? Например, открыть музей, принимать гостей, рассказывать истории о прошлом родного края, изучать архивы. Всё это делает Янис Кудиньш — краевед из Вишской волости Даугавпилсского края.

— Чем вас привлекла именно история?

— Когда ушел на пенсию, это был 2009 год, занялся металлопоиском. И вот, когда начал находить какие-то вещи, уже стало интересно — что это такое, откуда происхождение и т. д. Это и стало стимулом к тому, что начал изучать: кто тут был, чем занимался, когда все происходило и т. д. Так и пошло. Я в Вишки уже довольно длительный период живу, с 1975 года, стал общаться со старыми жителями поселка — они очень много рассказывали о том, что здесь было в Вишки раньше. Я начал собирать какие-то легенды, рассказы, истории про Вишки. И чем дальше, тем больше. Потом стал искать литературу, все обобщать

— До этого интереса к истории у вас не было?

— Было что-то, но не было особо времени этим заниматься. Сейчас времени побольше, поэтому занимаюсь.

— Что вас удивило из истории окрестностей поселка Вишки, Вишкской волости — то, что, казалось бы, не могло здесь произойти?

— Вишки — довольно интересное место, потому что мы здесь находимся на пути между Европой и Древней Русью. Тем более здесь еще и корни императрицы Екатерины Первой, она здесь родилась.

— Это легенда все-таки, или..?

— Нет, это не легенда. На сегодня я уже могу достоверно сказать, что это реальность. Потому что еще есть — были, вернее — люди, которые помнили, что им прапрапрадедушки и прапрапрабабушки рассказывали. Так что про Екатерину I это точно. Марта Краукле она была. Да, здесь она родилась, до 9 лет она здесь жила. Родилась в Эзервишках, сегодня это Свилишки.

— Вы все это делаете исключительно для себя? Не думаете, чтобы это как-то рассказывать, презентации делать?

— Я рассказываю. У нас тут маленький музейчик, совсем маленький, экспозиция музея — это громко сказано. Приезжает очень много детей, школьники приезжают, взрослым некоторым интересно. Материалов найдено очень много. Я сам ездил и в Литву, искал что-то, и в Белоруссию, в Минск, в архивы пытался проникнуть, хотя это нелегко было, но достал какие-то материалы. Это интересно. Когда начинаешь этим заниматься, это увлекает, завлекает. И когда начинаешь, скажем, что-то дальше разбирать, разбираться. Например, под очень большим сомнением факт, что мы находились в составе Ерсики до XIII века. Больше здесь чувствуется литовский контроль. Даже та же Ерсика была в довольно сильной зависимости от Полоцка и того же Новгорода. Здесь проходили все торговые пути по Даугаве, и, скажем, старый питербургский тракт, который соединял Санкт-Петербург с Варшавой, Парижем — он здесь проходил. Сегодня еще видны его фрагменты, в некоторых местах — это двойная кладка бревен диаметром сантиметров 40-50.

— Как много времени занимает поиск информации?

— Процесс идет круглогодично. Летом, скажем, полевые работы, там днем светло до 23.00, можно ходить по полям, что-то искать.

— Вы самостоятельно находите эти места?

— Да. Это такая работа.

— Ваши поиски не заинтересовали латвийских археологов, которые работают профессионально?

— Нет, я в тему археологии не лезу. Я начал с того периода, когда у нас здесь появились староверы, когда у нас появились евреи. Этот период хорошо просматривается, с ним нет проблем. Если есть что-то археологическое, если найдешь что-то такое, включая до XVII века, то это надо везти, сдавать. Самая большая проблема будет в том, что если ты отвезешь и сдашь, то сразу возникнут вопросы: где это было, и пойдет опять процесс изучения территории, нет ли там еще чего-то и т. д. Так что лучше эти места обходить. А если что-то нашел… На моей территории если нашел, то посмотрел и оставил. Все.

— То есть вы стараетесь просто какие-то документы находить, изучать?

— Я очень многое изучаю по Интернету, ищу, смотрю всю доступную литературу — все равно, советского периода или 30-х годов, или современную.

— Как много людей интересуются историей родного края, с кем-то вы контактируете?

— В Вишки очень много. Радует, что сейчас и школьники изучают это под руководством Валентины Ивановой, есть у нас такой преподаватель, под ее руководством интересуются. У нас есть люди, которые книги написали — это Хелма Хансоне, госпожа Бернане, учительница Йонане написала про Вышки. Они писали о последнем периоде, примерно в 150 лет.

— Для чего нужно знать историю родного края?

— Я думаю, что историю надо знать, потому что вот эта история — она как бы основа, чтобы ты смог смотреть на будущее, исходя, может быть, из тех ошибок, которые были в прошлом, делать какие-то выводы и т. д.

— История — она действительно учит, или мы только повторяем ошибки?

— Повторяем ошибки, однозначно. Повторяем все время, и это продолжается, и будет еще долго продолжаться, повторяться. Хотя история учит, если так анализировать скрупулезно какой-то период, скажем, начиная с XII века, или даже XI, и все это проанализировать, то выводы можно сделать интересные. Многого можно было бы избежать. Но мы этому не учимся, мы забываем все, что было, и все время на одни и те же грабли наступаем.

— Если говорить о родном крае, понятно — человек здесь родился, вырос, как вы, к примеру, провели здесь очень много времени и неразрывно связаны с этим местом. А изучение истории, прошлого — оно помогает укрепить любовь к родному краю?

— Естественно. На мой взгляд, здесь просто фантастические места, энергетические, они располагают, скажем так. Чисто визуально — природа, озера, люди. И никаких здесь проблем в Латгалии нет по каким-то национальным вопросам. Все равны, абсолютно. Очень интересная территория. Например, староверы к нам пришли — это 1700-1720-е годы, в основном, это поморские, но их пришло так много, что в волости каждое второе село уже было староверское в 1720-е годы. А пришли они, потому что здесь через каждые 20 лет случались периоды, когда была чума. Последняя была примерно в 1700-1720-е годы, и здесь погибли плюс-минус 90% людей — может быть, и больше — местного населения. Села остались пустыми, поля уже стали зарастать. Графы, бароны, которые здесь были. И поэтому пришло очень много староверов, которые из России просто бежали сюда, а здесь была польско-литовская территория, Лифляндия. И вот они здесь обосновались, они живут сегодня тут, рядом с нами. Многие превосходно говорят по-латгальски, даже и не скажешь, что это не латгалец. Потом евреи пришли, позже, после староверов. Граф Вишкский тоже был заинтересован, чтобы они были, потому что (так было принято в то время считать), они понимали в экономике, умели управлять финансами и могли делать деньги из ничего. Были такие таланты.

— Янис, в заключении нашей беседы. Из тех ребят-школьников, которые слушают ваши выступления, рассказы об истории, многих ли действительно это заинтересовывает?

— Нет, я думаю, что это их интересует. Конечно, не всех, однозначно, не всех. Но они с интересом смотрят, да, на те экспонаты, которые есть. Но это не как в музее, где стоит под стеклом и нельзя ничего трогать и т. д. Поскольку экспонаты там с XVIII века и до сегодняшнего дня, им интересен весь этот период, там много всего интересного. Если они еще видят то, о чем я рассказываю, могут потрогать руками, то это интересно.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно