Меньше всего соцпомощь улучшает положение работающих семей — рижский чиновник

Исследование о влиянии социальной помощи на сокращение бедности, проведенное столичной думой, показало, что поддержка оказывается эффективнее, когда ее получают семьи, состоящие только из пенсионеров, а для тех, где помимо пенсионеров есть кто-то, кто еще работает — риск бедности остается высоким, сообщил в передаче Латвийского радио 4 «Домская площадь» Мартиньш Моорс, глава социального управления департамента благосостояния РД.

Меньше всего соцпомощь улучшает положение работающих семей — рижский чиновникРоман Шмелев

    Департамент благосостояния Рижской думы проводит 15 июня дискуссию «Люди в тени. Бедность в XXI веке». В центре дискуссии — проблемы бедности, социальные, эмоциональные, экономические, культурные — в кризисный и посткризисный период, прозвучало в передаче. В ходе обсуждения будут подробно рассмотрены масштабы поддержки и реальные потребности в ней у рижан и латвийского общества в целом.

    «Нас заинтересовала эта тема потому, что в прошлом году оказалось очень актуальным высказывание Еврокомиссии, и наш омбудсмен, и Банк Латвии тоже говорили о том, что социальная помощь влияет на сокращение бедности в стране минимально.

    Поскольку мы знаем, что в Риге гарантированный минимум доходов самый большой, то есть потолок того, что вообще можно утвердить в нашем государстве для пенсионеров, плюс Рига предоставляет еще и другие виды пособий, как, например, квартирное — мы хотели посмотреть, какова ситуация в Риге реально. Мы сравнили так называемый уровень порога бедности с тем показателем, как и на кого рижская социальная помощь влияет лучше или хуже.

    И к какому выводу мы пришли: мы видим, что самый хороший результат у нас для семей пенсионеров (из двух или более человек, но когда все они — пенсионеры); немного хуже, неудовлетворительные результаты — для одиноких пенсионеров, поскольку если даже они получают в денежном выражении рижскую социальную помощь больше всего, то есть в  среднем 90 евро в месяц, то все равно это приподнимает их к порогу бедности всего на 50%. А для пенсионеров, живущих с семьей, это 70-78% от уровня порога бедности. То есть меньше всего социальная помощь влияет на семьи, где есть трудоспособные люди. Из чего мы делаем вывод, что даже если это рижская социальная помощь (самая высокая в Латвии) — есть целевые группы, на которые мы влияем меньше всего, и, может быть, непорядок — в самой системе», — рассказал Моорс.      

    Чтобы сделать эту систему более адекватной, потребуются совместные усилия и государства, и самоуправлений, прогнозирует специалист.

    «Экстренная ситуация [из-за эпидемии Covid-19] тоже показала, что адекватность у нас хромает. (...) Есть некий моральный дискомфорт в той ситуации, что мы имеем в сфере социальной помощи. Потому что люди, вынужденные обращаться за кризисным пособием — наверное, они не классические получатели социальной помощи».

    В Риге при расчете кризисного пособия департамент благосостояния брал в расчет не гарантированный минимальный минимум, а порог, с которого людям предоставляется статус малоимущих, говорит Моорс. Это 128 евро в месяц.

    «И вывод таков, что имеющаяся система имеет проблемы, и что-то в ней следует менять, ведь все те меры, которые правительство решило принять в кризис, — были, по сути, изобретены заново. Имеющаяся система социальной поддержки в стране как-то неадекватна», — резюмировал он.

    Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

    Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

    Самоуправления
    Новости
    Новейшее
    Интересно