Лор из Резекне: Не мы выбираем место работы, это диктуют обстоятельства

Ещё пару лет назад в Резекненской больнице остро не хватало оториноларингологов. Затем в Резекне за короткий период привлекли сразу несколько молодых специалистов. В их числе — Елена Семенова, сообщает Латвийское радио-4.

— Елена, расскажите, насколько большой коллектив отоларингологов сейчас в Резекне?

— Сейчас нас 4 человека, из них трое, как и я, живем на два города — мы ездим сюда работать.

— То есть ни одного постоянного?

— Один постоянный отоларинголог есть, она совмещает при этом должность главврача больницы. Остальные трое приезжают сюда в определенные дни недели.

— Традиционный, наверное, вопрос: как выбирали профессию?

— Это не будет рассказ о том, что я с первого класса хотела быть врачом, нет, это вообще диаметрально не так. У меня всегда было две личности: человек искусства и человек технической натуры, который интересуется информационными технологиями, техникой и тому подобным. В семье никогда не было врачей. Единственный момент, наверное, когда так получилось, что я попала в медицину — это детство, когда я сильно болела, и большую часть времени проводила в кабинетах врача. Можно сказать, у конкретного врача — это был врач-отоларинголог. И если все остальные дети шли с утра в школу, то я перед первым уроком, как закон, шла к лору, делала какие-то процедуры и тогда шла уже на занятия. Соответственно, на все вопросы моих пациентов, будет ли больно при той или иной процедуре, я могу ответить честно, потому что все это испробовала когда-то на себе. И, наверное, та врач, которая меня лечила, которая и сейчас активно занимается врачебной практикой, но уже больше хирургического характера, больше в пластической хирургии, и вдохновила меня на то, точнее, дала понять, что человеческий организм — это тоже механизм, только достаточно сложный. И опять же, как технически думающему человеку, мне было достаточно интересно в этом разобраться, хотя, опять же, это решение было принято в самый последний момент — стать все-таки врачом. А по поводу выбора специальности просто уже не было вариантов. Я пришла на первый курс, уже зная, куда я пойду дальше.

— Как долго надо учиться на лора?

— 6 лет, которые мы учимся одинаково, независимо от специальности, и сейчас это 4 года резидентуры, но это на данный момент.

— То есть 10 лет в общей сложности. Вы окончили Рижский университет им. Паула Страдыня, проходили резидентуру в Латвийском университете, у вас большой опыт работы в разных медицинских учреждениях, в том числе, если я правильно понимаю, в Латвийском центре морской медицины. И уже больше года вы работаете в Резекненской больнице. И в Риге. Есть отличия работы в регионе и в столице?

— Есть отличия. Но отличия не кардинальные, и, если говорить о них, то есть различия и в Риге между разными медицинскими учреждениями. То есть разницу диктуют сами пациенты, их структура. Исходя из этого уже меняются те диагнозы, с которыми мы чаще всего сталкиваемся, а также от этого во многом зависит и лечение. Может ли этот человек приехать повторно на прием или не может, какова его работа, потому что, опять же, есть такие медицинские учреждения, где приходят представители определенной профессии, с определенной спецификой работы, где лечение уже диаметрально противоположное. Но разительных различий нет, т. е. лечим мы одинаково, применяются те же методы, жалобы у всех одинаковые.

— Как получилось, что одним из мест работы вы выбрали Резекне?

— Можно спросить любого из моих коллег, и вам все ответят, что не мы выбираем место работы. Это выбирают обстоятельства, жизнь — на тот момент, когда мы заканчиваем, какие есть возможности, какие есть предложения. По большому счету, никто из коллег сам, в начале своей резидентуры, не знал, где он будет работать потом и как сложится дальше наша жизнь. Где мы будем работать, в принципе, в основном, зависит от случая, и все это решается уже по окончанию. В основном, мы не выбираем, выбирают за нас обстоятельства, где мы будем работать.

— В Резекненской больнице вы принимаете пациентов амбулаторно и также проводите операции для детей и взрослых. Как бы вы оценили рабочие условия? Оборудования хватает?

— Когда я приехала сюда в первый раз уже будучи резидентом, то, зайдя в операционный зал, я была, если честно, очень сильно удивлена, потому что, если вспомнить то время, когда мы проходили здесь студентами практику, то это день и ночь. Потому что данные условия ничем не уступают по техническому оснащению той же больнице им. Паула Страдыня, может, с некоторыми отступлениями, но, опять же, связанными со спецификой пациентов, но это ничем не хуже. Все, что здесь есть, сделано, практически, можно сказать, по последнему слову техники.

— Очень много недовольных тем, что проект бюджета на следующий год все-таки не предусматривает повышение зарплат медикам. И, насколько известно, Ассоциация молодых врачей проведет акцию протеста. Каково ваше мнение?

— Во-первых, если честно, за политикой я практически не слежу вообще, потому что времени на это катастрофически не хватает. Мне сложно комментировать. С другой стороны, то повышение зарплат, которое было до этого, оно, в основном, касалось врачей, которые работали в стационаре. Мы как работники амбулаторного звена,немножко живем по другим законам, мы зависим от других аспектов. Это не почасовая заработная плата, это цена на определенные манипуляции, повышение тарифов на какие-то медицинские услуги.

— Вас устраивает ваша заработная плата?

— Наверное, многие не согласятся со мной, но меня устраивает моя заработная плата.

— Многие врачи, которые сейчас едут в регионы, попадают под программу, где им доплачивают какие-то определенные компенсации. Вы попали под такую программу?

— Нет. Чтобы получить данную компенсацию, надо работать в регионе на полную ставку, и, к сожалению, достаточно немного коллег могут себе позволить работать в одном месте полную ставку — и очень немногим эту полную ставку предлагают.

— Вот эти доплаты — их достаточно, чтобы мотивировать людей и переехать в регион?

— Это, опять же, очень сложный вопрос. Мы учимся в среднем 10-12 лет в столице, у нас за это время уже образуются какие-то отношения, семья, дети, и не всегда эта материальная компенсация является решающей. То есть да, этого достаточно, чтобы взять в ипотеку жилье в регионе, но проблема не только в этом. Проблема чаще всего стоит в трудоустройстве второго человека, который едет за врачом в регион.

— Сейчас есть очереди к лору в Резекне?

— Сейчас пик и сезон, поэтому очереди есть везде, и мне кажется, не только у лора, у всех врачей сейчас повышается нагрузка из-за того, что сейчас такие погодные условия, когда люди начинают больше болеть. Но, в принципе, если сравнивать очереди к лору здесь и в столице, то у нас можно попасть гораздо быстрее. Это неделя-две. То же самое касается операций: если в столице нужно ждать полгода-год, в зависимости от стационара и того хирургического вмешательства, которое необходимо, то у нас это не больше месяца.

— То есть имеет смысл из столицы приехать сюда записаться?

— Да, тем более, это уже практикуется.

— Ну, и напоследок. Сейчас, как вы уже сказали, сезон, осень, все начинают болеть. Дайте пару профилактических советов, как избежать заболеваний дыхательных путей?

— Ничего нового: следить за своим здоровьем, заниматься спортом, здоровое питание. В наших широтах обязательно профилактическое употребление витамина D. Соответственно, при выполнении всех вышеупомянутых условий будет нормальный иммунитет, и никакие вирусы будут уже не страшны.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить