Как оборона Лиепаи спасла молодую Латвийскую республику

Сегодня Лиепая вместе со всей Латвией отмечает День Лачплесиса. Но у этого города есть собственное 11 Ноября — 14 ноября 1919 года разбитые под Ригой бермонтовцы пытались занять город-порт. И если бы им это удалось, независимость молодой Латвийской республики оказалась бы под угрозой. О том, как в Лиепае вспоминают павших воинов, — в репортаже программы «Домская площадь» Латвийского радио-4.

Главным событием празднования Дня Лачплесиса в Лиепае станет факельное шествие.

«В пять часов вечера приглашаем собраться на площади Чаксте, чтобы вместе насладиться патриотическим концертом и подготовиться к факельному шествию. На концерте выступят Валтер Фриденбергс, Занда Штрауса и Нормунд Калниньш. С половины шестого всех желающих пригласят начать строиться в колонну для участия в факельном шествии, чтобы всем вместе в шесть вечера отправиться с площади Чаксте на Северное кладбище. Завершится факельное шествие памятным мероприятием возле памятника борцам за свободу», — рассказала сотрудница Управления культуры Лиепаи Андра Штале.

В прошлом году в факельном шествии в День Лачплесиса приняли участие почти 10 тысяч лиепайчан. Сегодня участникам шествия снова предстоит пройти около пяти километров. Во время шествия в городе будут ограничения движения.

...Но — поражением войск Бермонта-Авалова под Ригой дело не закончилось. Немцы из разбитой армии бермонтовцев решили взять реванш в Лиепае. «Четырнадцатого ноября под Лиепаей — большие бои. В принципе, к обороне не подготовлены, здесь необученные тыловые войска. Нет артиллерии, пушек нет, нет даже тяжелых пулеметов.

На весь город всего около 1200 [человек] наших войск, включая тыловиков, штабных писарей. Этот большой рубеж обороны удержали слабо обученные непрофессиональные солдаты»,

— рассказал историк и офицер запаса Юрис Ракис.

Накануне грянул мороз градусов в 16, неглубокое Тосмарское озеро промерзло. «И этот огромный весь плацдарм, пространство озера, и использовали немецкие войска, которые под покровом ночи в трех направлениях быстро перебрались через озеро. Бермонтовцев было около двух тысяч.

У них и артиллерия, по крайней мере, 23 пушки, а у нас ни одной. У них есть даже самолет! Они ринулись и плохо обученных наших бойцов быстро вышибли из бывших укреплений полуразрушенной царской крепости.

Молодые парни стали отходить, некоторые бросали свои винтовки. Через открывшуюся брешь в обороне немецко-бермонтовские войска быстро пошли по шоссе на север, уже полностью открыта дорога в Лиепаю! Увидев то, что наши ребята отступают, один бывший старый вояка с седой бородой — Екаб Клавиерс, он человек, служивший в царской армии, — подхватывает винтовку, останавливает [отступающих] и говорит:

«Ребята, ну, куда, не надо бояться!».

И собрал вокруг себя горстку отступающих солдат, вдохновил их личным примером, бросился в контратаку — и в числе первых как раз и ворвался, и наши отбили этот очень важный северный форт, закрыв этим дорогу немецко-бермонтовским войскам. Это было одной из причин нашего успеха: не подходило новых сил немцев на этом участке обороны, и наши остановили атаку противника, и потихоньку уже стало возможно теснить их, обратно выгоняя с линии обороны», — добавил Ракис.

Екабу Клавиерсу на тот момент было 54 года, по тем временам — весьма пожилой человек. Накануне 14 ноября он записался в ополчение.

«Старый вояка, прослужил, в том числе сверхсрочную, в лейб-гвардии Петербурга, в чине фельдфебеля, и уволился, вернулся на родину, то есть в Лиепаю. Мастер на все руки, стал работать в мастерских Военного порта.

После героического поступка, за что он был награжден орденом Лачплесиса, он продолжал там работать.

И как награду его зачислили почетным старшим сержантом Айзпутского пехотного полка — той части, где он участвовал в боевых действиях, хотя не состоял в списках полка ни дня», — рассказал историк.

Екаб Клавиерс был не единственным в Лиепае героем тех дней. Юрис Ракис подчеркнул, что за героизм в боях под Лиепаей орденом Лачплесиса были награждены 50 человек! Посвященную им выставку сейчас можно увидеть в филиале Лиепайского музея на улице Укстиня. А если бы бермонтовцы смогли тогда захватить Лиепаю?

«Это было идеальным местом для подготовки нового броска против новой независимой Латвии»,

— уверен Ракис.

Но — у истории нет сослагательного наклонения. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить