Главная проблема четверых жителей дальнего приграничья — отсутствие перехода

В литовском местечке Турмантас проживает более 200 жителей. В паре сотен метров от местной железнодорожной станции — латвийская граница. По ту сторону живут четверо: они не жалуются на то, что находятся вдали. Единственная проблема стариков — отсутствие перехода через рельсы, которые становятся тяжелой преградой, когда надо отправится по делам в соседний Турмантас, сообщает программа «Домская плошадь» Латвийского радио-4.

Часть территории Деменской волости Даугавпилсского края граничит с Литвой. На самом краю республики раскидано несколько домиков, в которых постоянно живет четыре человека.

Ближайший поселок Земгале находится в полутора километрах от границы. От него шесть километров до волостного центра Демене. Оттуда до Даугавпилса — километров 16.

Еще четверть века назад жизнь в приграничье кипела. Из Вильнюса до Даугавпилса ходили поезда. Потом прекратилось железнодорожное сообщение с Даугавпилсом, и теперь раз в неделю состав приходит в Турмантас, а затем — обратно в столицу Литвы.

«В советское время в Турмантасе много жило людей, как таковой границы не было. Через железную дорогу свободно переходили, там были уложены бетонные плиты, но не широкие — на машине нельзя было проехать, и через эти плиты наши люди ходили в Турмантас.

Турмантасские шли к нам в Земгале на автобус и ехали в Даугавпилс, многие там работали,

— рассказывает руководитель социального центра «Демене» Регина Тамане. — Некоторые дети из Турмантаса учились в Земгальской школе. Даже из Белоруссии приезжали в Турмантас, а оттуда шли пешком в Земгале».

Несмотря на расстояния, это место нельзя назвать забытым.

«На вызовы доктор туда наш едет. Когда невозможно, социальная служба везет доктора, если он на своей машине попасть не может. Мы сотрудничаем в таком плане,

— рассказывает Регина Тамане. — Ситуация сейчас очень сложная в деревнях. Хутора мелеют. Молодежь не хочет оставаться. Старики доживают. Пожилые люди не хотят прощаться со своей родиной. Мы как посредники между детьми. Где-то что-то случилось, первыми узнаем, первые выезжаем и сразу детям сигналим».

У самой границы стоит ветхий дом, в котором проживает Валентин Маджуль с супругой Надеждой: «Я здесь еще при Союзе жил. В каком перестройка была? С тех времен. На автобус люди ходят, я пока не куда не хожу.

Жена в Турмантас пошла, сын позвонил. Пошла за продуктами. Тут же рядом. Сын позвонил, поедет в Зарасай заодно в аптеку за таблетками».

Сын Валентина живет в Литве, постоянно зовет к себе, но переезжать старожил не хочет: «Из Турмантаса ходят на автобус в Земгале. Из Земгале туда идут на поезд, ходят люди. Для чего тут переходик и старались сделать. Поезда не ходят, чтоб один поезд до Даугавпилса пустили, и то людям намного легче было бы, и не надо было бы ходить эти куски».

Переход через рельсы убрали вначале 90-х. Литовские пограничники сложили старые плиты у дома В. Маджуля, где они лежат до сих пор. Старикам же перебираться через рельсы с велосипедом тяжело, особенно обратно из Турмантаса с полными сумками.

Регина Тамане рассказала одну из версий, почему литовские стражи порядка убрали переход:

«В те лихие года, когда у нас в Латвии не хватало на прилавках молока. Либо оно было, но чуть дороже, в Литве было намного дешевле. В таких трехгранных пакетах. Люди, которые проживали здесь на границе, скупали это молоко, а утром раненько продали в Даугавпилсе по двойной цене — и за счет этого жили. Именно с тех пор, в то время и убрали бетонные переходы через пути».

Чуть дальше живет Лариса Швайкаускиене. В 1969 году она приехала в Деменскую волость из Белоруссии: «Я живши на Белоруссии. Там дом плохой был, здесь посмотрели, купили и переехали, и не жалуемся. Приехали молодыми, работали на ферме. Тут только белорусы работали, латышей не было, все поразлетались. Нас и не любили, а я говорю: «Куда латыши девались». Были бы латыши, мы бы и не приехали».

Ларисе 78 лет, дети живут в Висагинесе, но на жизнь женщина не жалуется, держит скот, косит траву на полях, единственная проблема упирается в переезд: «Переезд. Только три плитки положить, и там больше ничего не надо — посередине и с боку и с боку. Едешь на велосипеде в магазин, нагрузишься, а не перетянуться через рельсы, уже старые мы. Молодым и то тяжело. Неужели этих трех плиток жалко».

Вторая проблема, с которой столкнулась Лариса — евростандарты. Неунывающая жительница приграничья держит корову, и до прошлого лета регулярно сдавала молоко: «Держу корову, а летом взяли и запретили молоко. У меня корова хорошая, 30 литров дает. Летом двух телят родила, овца двух ягнят принесла. Их отпоила. А тут отказали молоко принимать. Все время сдавала.

Молоко высший сорт и жиры хорошие. А почему? Потому что холодильника нет. А у меня колодец есть, я на бетон опустила, хорошо молоко сохранялось».

Рядом с Ларисой пять лет назад поселилась Анфиса Иванова — она считает жизнь в приграничье прекрасной, единственная проблема — отсутствие перехода через рельсы: «Нам даже с Литвы сказали рельсы разбирать, а металл не принимает. Мы бы давно уже разобрали, а так велосипед таскать очень тяжело. Коленки больные, рельсы перейти тяжело. Давно с этим боремся».

Как рассказала управляющая Деменской волостью Валентина Гадзане, в 2010 году комиссия со специалистами из Риги приезжала на место, все осмотрела. В итоге пришла к решению: для соблюдения безопасности место должно быть ярко освещено, хорошо просматриваться. Но так как работы требуют больших вложений, а пользоваться переходом будет небольшое число жителей, проект посчитали нецелесообразным.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно