Генконсул РФ в Даугавпилсе: «Мы соседи — надо сотрудничать»

Двадцать второго февраля в Даугавпилс прибыл новый генеральный консул России Евгений Колесников. Девятого марта он посетил городскую думу, десятого побывал в Резекненской, а через несколько дней грянула ЧС. Сейчас жизнь постепенно нормализируется, и российский дипломат ответил на несколько вопросов Rus.Lsm.lv.

— Господин Колесников, вы ведь к нам сразу после Нью-Йорка прилетели, где служили почти пять лет? Это повышение или понижение? И легко ли пережить такой контраст: мегаполис с населением более восьми миллионов — тихий латгальский город?

— Нет, я к вам не сразу, я еще около года поработал в Министерстве иностранных дел, но, действительно, собрался очень быстро после предыдущей командировки. Это не повышение и не понижение, это решение, которое было принято, исходя из сложившейся ситуации: нужен был руководитель в наше загранучреждение здесь. Так получилось. Для меня — неожиданность в некотором смысле, но у нас такая работа — должны быть готовы к таким поворотам судьбы. Не самый плохой поворот.

Сложно пережить не контраст, сложно, когда Нью-Йорк меняется на другой мегаполис — Москву.

Мегаполисы на определенном этапе начинают утомлять, одни урбанистические сложности сменяются на другие. Хочется чего-то более спокойного.

Всё, что я ожидал здесь увидеть, я увидел.

— На ваш взгляд, каковы основные проблемные точки в двухсторонних отношениях между нашими странами?

— Я всегда говорил, что не хочу комментировать политические вопросы. У меня как у руководителя консульского учреждения задачи несколько иные, и пускаться в рассуждения о двусторонних отношениях, говорить о полном спектре — экономике, политике и т. д. — вряд ли будет правильным. Для этого есть другие специалисты.

Мы находимся в приграничном районе, и я думаю, что работы у меня здесь не меньше, чем у моих коллег в Риге.

— Как проходит торгово-экономическое взаимодействие России и Латгалии? Какие проекты реализуются? И повлияла ли на них пандемия?

— Я не испытываю большого оптимизма по поводу торгово-экономических отношений, потому что всё свертывается. Приехав и пытаясь понять, что происходит, я обратился к своим коллегам в Риге, которые занимаются именно экономикой, и они ответили: «Уважаемый, мы тебе всё расскажем, но через неделю мы уезжаем, здесь нечем заниматься, нас переводят в другое место». Вот показатель.

Если понимать экономику широко — как всё, связанное с деньгами, то тут у нас кое-что происходит.

Я имею в виду проекты, которые реализуются в рамках программы приграничного сотрудничества «Россия — Латвия», весьма неплохие проекты. Может быть, они не всегда заметны на фоне каких-то глобальных проблем, но они есть, осуществляются, как правило, под «зонтиком» Евросоюза, и это важная тема.

Я приехал совсем недавно, и вслед за мной пришла пандемия. Всё замерло, и вот сейчас мы потихоньку возобновляем свою консульскую работу, и все неконсульские вопросы, к нам относящиеся, мы тоже оживляем.

В моих ближайших планах встреча с участниками трансграничных проектов. Цель — выяснить, как идут дела. С некоторыми я уже знаком, с некоторыми предстоит познакомиться; всего таких проектов около десятка.

— Можно конкретные примеры?

Конечно. К примеру, проект «Охрана и продвижение культурного исторического наследия в Латвии и России». В Латвии началась реконструкция бывшего порохового склада в Даугавпилсской крепости, а в России — городской усадьбы Н.А. Беклешова в Пскове. Общий бюджет проекта — 3,47 млн евро. Вот вам и экономика, и культура.

Еще один проект с бюджетом более трех с половиной миллионов евро: «Улучшение пункта перехода границы Терехова — Бурачки». В его рамках осуществляется реконструкция латвийской части многостороннего автомобильного пункта пропуска «Терехова — Бурачки», благодаря которой, как ожидается, увеличится пропускная способность и вырастет эффективность досмотра транспортных средств.

Далее — более скромные проекты. Например, «Разработка трансграничного туристического маршрута «Следуя инженерным решениям». В Латвии запланировано создание центра для реализации инженерных идей на территории Лузнавской усадьбы в Резекненском крае, в России — инженерной площади в Плюсском районе Псковской области и выставки на открытом воздухе с элементами квеста в Луге. Общий бюджет проекта — около 456,5 тыс. евро.

Другой проект с бюджетом более 650 тыс. евро — «Управление и городское планирование зеленых городских территорий для устойчивого развития в приграничных городах России и Латвии». Он предусматривает проведение работ по развитию инфраструктуры в Северном парке Резекне и Псковском городском парке, и тренингов для специалистов в области городского планирования. Проект реализуется и уже привел к неожиданным результатам — в Резекне найдены массовые захоронения советских военнопленных.

Еще примеры? «Новая жизнь старых парков: эффективное управление объектами исторической природы в приграничных регионах России и Латвии»: благоустройство территории парка «Медвежий сад» в Балви и Корытовского лесопарка в Пскове, будет организован обмен специалистами по управлению усадебными парками и проведен ряд культурных мероприятий. Общий бюджет — 685,3 тыс. евро.

«Мастерство без границ». Планируется обновить оборудование для ремесленников в восьми городах Латгалии и двух городах Псковской области, провести ярмарки и мастерские, улучшить инфраструктуру для продвижения туризма в шести городах юго-востока Латвии и Порхове. Общий бюджет — 799,7 тыс. евро.

Ну, и так далее.

Пандемия проектные работы не закрыла, строительство идет, тут ведь от местных властей многое зависит.

Я еще во всех местах не побывал, обязательно побываю. Проекты затрагивают инфраструктуру городов, туристическое направление, культурно-историческое наследие — важные вещи, и хорошо, что эти дела идут.

Мы соседи, от этого никуда не денешься, и надо сотрудничать.

К тому же такие проекты направлены на обычное население, это тоже хорошо.

И вот что еще. Все эти проекты осуществляются в рамках программы, рассчитанной на 2014-2020-й год. Мы сейчас живем в 2020-м, и возникает вопрос — что дальше? Я надеюсь, что такого рода программы трансграничного сотрудничества будут продолжены и впредь.

— Ваши приоритеты в работе. Что в самых ближайших планах?                      

 — Меня очень заботит и увлекает тема военно-мемориальной работы. Здесь огромное количество мест, связанных и с Первой, и со Второй мировыми войнами, это трагические страницы истории. В Латвии было три крупных лагеря для военнопленных, один из них — Саласпилсский — известен очень широко (Stalag 350/Z — Rus.Lsm.lv), но ведь были два других, находившихся в нашем округе, — в Даугавпилсе и Резекне (Stalag-340 и Stalag-347 — Rus.Lsm.lv). Огромное число захороненных военнопленных, а имен нет — вот этой темой мы уже занимаемся. Мы стараемся, чтобы вся информация о захоронениях была проверенной, выверенной; за многими захоронениями надо ухаживать.

За последние годы значительно улучшился доступ к документам Министерства обороны России, и сделать многие вещи, найти ошибки можно, буквально не выходя из кабинета, используя различные базы данных. Эта работа уже привела к определенным успехам, мы хотим продолжать.

Еще одна тема из этой же области — поддержание в должном порядке захоронений и мемориалов павшим воинам. Мы не можем их ремонтировать без согласования с латвийскими властями, мы согласовываем свои действия и с Министерством иностранных дел, и с Латвийским комитетом братских кладбищ. В этом году мы занимаемся тем, что нам было разрешено годом ранее, пока что на запросы нынешнего года мы ответов не получили. Посмотрим, что будет дальше.

— Знаю, что вы любите театр и музыку. Можно в связи с этим надеяться на рост культурных связей с Россией?

— Есть чисто коммерческие мероприятия, в частности — гастроли российских артистов, здесь они часто проходят, это бизнес, и к этому Генконсульство практически не имеет никакого отношения. Есть, с другой стороны, приграничное сотрудничество в виде обмена коллективами между Латгалией и Псковской областью. Это интересная тема, обязательно будем заниматься. Как — пока сказать не могу, сейчас всё только приоткрывается, будем смотреть, как всё поднять и оживить. Очень благодатная тема.

Даугавпилс сотрудничает с Центральным административным округом Москвы, и 13 февраля этого года в Москве было подписано долгожданное соглашение о сотрудничестве Даугавпилсского театра с Московским театром имени Евгения Вахтангова. Ожидалось, что осенью вахтанговский театр покажет здесь первый спектакль. Как сейчас будет, не знаю. Поживем — увидим. Знаю, что в Резекне есть театр «Йорик», у меня уже билеты туда были, но эта пандемия…

— Вы уже познакомились с местными властями. Какие первые впечатления сложились?

Я общался в Даугавпилсе с председателем городской думы Андреем Элксниньшем, в Резекне — с председателем Резекненской думы Александром Барташевичем, встречался также с их заместителями. Весьма разумные симпатичные люди, у нас нет никаких проблем в коммуникации.

— В условиях ЧС к вам часто обращались соотечественники, живущие в Латгалии и оказавшиеся отрезанными от России? Какие проблемы приходилось решать?

— У нас было относительно спокойно, справлялись своими силами. Значительно большая нагрузка легла на коллег в посольстве в Риге.

После закрытия авиасообщения мы осуществляли эвакуацию граждан России, оказавшихся в Латвии, домой.

Вариант был один — через автомобильные пропускные пункты: либо на Москву, либо — на Питер. Использовали свои скромные силы: микроавтобус, просто машинами людей вывозили. Разные ситуации были.

Вначале в Россию вывозили, потом противоположный поток пошел — из России надо, например, въехать сюда к родственникам, которые серьезно заболели, или, не дай Бог, кто-то скончался.

Вот распространенная ситуация. Родители приезжают из России сюда с чадом к бабушке. Бабушка в чаде души не чает, ребенок остается у нее погостить, родители уезжают и обещают вернуться через две недели. За две недели происходит то, что происходит, и приходится детей вывозить. Самому маленькому где-то полтора года было. Вот так и возим.

Спасибо большое пограничникам: мы наладили хорошие контакты и с российскими, и с латвийскими. Со всех сторон было понимание, всё четко происходило, хотя для них это дополнительная нагрузка. Были не только дети, были очень пожилые пенсионеры. Одной бабушке за 90, ей специальный транспорт организовать пришлось. Ничего, справились.

Процесс выглядел, как в советских фильмах про разведчиков: обмен на границе.

Я сам несколько раз участвовал, прямо на линии государственной границы передавал ребенка из рук в руки.

— Вы хотите что-то сказать читателям?

— Жители Даугавпилса находятся в замечательном, очень богатом с культурно-исторический точки зрения месте. Здесь всё есть, чтобы гордиться краем, в котором ты живешь, и есть много вещей, которые можно улучшить. У нас есть общие моменты истории, они, к сожалению, оцениваются по-разному разными группами населения. Я тоже принадлежу к определенной группе, и я должностное лицо.

Я очень впечатлен тем отношением, которое местное население демонстрирует к памяти русских, советских солдат, погибших здесь и в Первую, и во Вторую мировые войны. Если есть энтузиасты по установлению имен погибших, пусть и через 75 лет люди имеют право обрести имя, а не быть безымянным, то мы не будем отказываться от любой помощи, у нас на всё не хватает рук.

Спасибо тем, кто откликается на наши просьбы рассказать о том, что здесь происходило.

Мы будем со своей стороны вписываться в вашу городскую и шире — латгальскую — среду,

делать всё возможное для решения вопросов, которые мы можем решить. И постараемся всё делать хорошо.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно