Разделы Разделы

«Факультет ненужных вещей» стал музеем при полигоне отходов

Старинный сундук для приданого. Боксерские перчатки. Дисковые телефоны. Картины. Старая утварь. Для кого-то — хлам, место которому на помойке. А для кого-то — незаслуженно выброшенные вещи, которые хочется сохранить. Так и появился этот «Музей неоцененных вещей» на региональном полигоне отходов Liepājas RAS в Гробиньском крае.

Музей находится на втором этаже административного здания. Предметы тут самые разные. Все они найдены в мусоре, который свозится на полигон — и рука сотрудников дрогнула, и не поднялась отправлять их на утилизацию. Сначала просто складировали, а в 2013 году стало ясно: собрание вполне тянет на небольшой музей. Название напросилось само. Кажется, это единственный подобный музей в Латвии.

«Самая старая вещь? Мы не специалисты, нам трудно оценить. Но, вероятно, что-то из тех вещей, которые когда-то использовались в хозяйстве», — специалист управления среды Liepājas RAS Лайма Лапиня показывает Rus.Lsm.lv на угол с разной утварью. И продолжает: «Думаю, что самый старый, наверное, вот этот большой сундук для приданого, очень хорошо сохранился, только замка нет. И он один из первых предметов, которые когда-то были отложены в сторонку, потому что было жаль. Раньше всякую старую мебель и другие деревянные отходы мы распиливали и отдавали малообеспеченным жителям Гробини как топливо. Но

вот этот сундук нашим парням стало жаль пилить.

Радиоприемники старые тоже среди первых предметов».

Среди первых экспонатов музея — и картина Яниса Белте, найденная в мусоре осенью 2013 года. Один из сотрудников полигона — человек с художественным образованием — смог опознать в плохо сохранившемся полотне руку автора. Янис Белте (1893-1946) — первый ливский художник Латвии, писал пейзажи в стиле наивизма, в середине 30-х жил и работал в Лиепае. Всего сохранилось 18 его работ, эта — 19-я. Тогда сотрудники Лиепайского музея высказали почти полную уверенность, что это именно Белте. Сейчас картину можно увидеть, когда поднимаешься по лестнице в музей.

Много старых альбомов с семейными фотографиями. Лайма предполагает, что

вряд ли родственники отправляют на свалку семейные архивы. Скорей всего, их выбрасывают люди, которые приобрели квартиру или дом и всё это осталось им «в нагрузку».

Например, изящный дамский туалетный шкафчик XIX века, опасная бритва, портсигары, настоящая прялка, каски и фуражки. Много вещей советского времени. С «ленинианой», конечно. Портрет, «Ходоки у Ленина» и лубочная буквально сцена задушевной беседы с крестьянами.

Есть пишущие машинки, арифмометры, кассетный и бобинный магнитофоны, радиоприемник с проигрывателем, пластинки, разные музыкальные инструменты. Была когда-то и мандолина с гравировкой на металлической пластинке «Музыкальный магазин М. Дзервена, Лиепая, улица Вакзалес 11». Спустя несколько лет позвонил некий человек с предположением, что мандолина — собственность его деда. Приехал на полигон, рассказал сотрудникам, что он внук того самого Дзервена, так что ему с радостью эту мандолину и подарили. Впрочем, как говорит Лайма, это — единственный случай, когда утраченную вещь захотели получить назад.

(Для сведения господ сомневающихся: в справочнике Liepajas pilsētas Firmu unTirdzniecības-Rūpniecības Uzņēmumu SARAKSTS par 1924 gadu, он же Verzeichnis der Libauer Firmen und Handels- und Gewerbe-Unternehmungen für das Jahr 1924 под номером 234 сказано следующее: DZĒRVENS, Miķelis Jēkaba dels, mūzikas instrumentu, šujmašinu un velosipēdu tirgotava Vakzāles 11.)

Книг тут сейчас намного меньше — потому что на территории Liepājas RAS пару лет назад приспособили под шкафы для выброшенных книг несколько старых холодильников и книги может взять каждый желающий. «Людям очень нравится! И книжки берут с удовольствием, и журналы иллюстрированные!», — рассказала Лайма. Она убеждена, что никакие цифровые носители не заменят шелест бумажных страниц. 

Вот «новое поступление» в музей — пылесос «Сатурн». Попал он сюда во время ежегодной, уже 10-й, акции Štepseles ceļojums. Ее Liepājas RAS проводит для школьников, рассказывая им о правильной утилизации электроприборов. Старых пылесосов было два — еще и «Ракета». Кругленький «Сатурн» пощадили, не стали отправлять на переработку, и поселили в музее.

Среди музейных экспонатов у Лаймы есть свой фаворит: «Меня эта вещица с самого начала привлекла. Может, она и невзрачная, но... Мне с детства нравились красиво вырезанные края на старых фотографиях. Но я и подумать не могла, что их делают вот такой специальной “гильотиной” для фотобумаги!»

«Еще мне вот эта штучка очень нравится, тоже ассоциации с детством. И взбитыми сливками!», — показывает Лайма простенький венчик для взбивания.

«Музей неоцененных вещей» с 2017 года принимает участие в Ночи музеев. Лайма радуется, что очень много людей обычно приезжает: едут из Лиепаи в Гробиню, потом еще до полигона, значит, действительно интересно. Кроме посещения музея обычно предлагают еще и экскурсию по полигону отходов: «Это еще одна возможность рассказать, что у нас здесь происходит, куда девается мусор, насколько велика его гора у нас здесь, технологии разные показываем... Мы и в обычное время проводим экскурсии и в музей приглашаем, чаще всего к нам приезжают школьники и студенты. В среднем в год 2500 посетителей».

Многие старые и старинные вещи вызывают у детей удивление (и это — мягко говоря). Например, весы, которые раньше во всех магазинах были.

Дети не понимают, как можно набрать номер на дисковом телефоне. И как запихнуть кассету в магнитофон.

Тут родители помогают. Это — часть заданий, которые были на викторине во время одной из Ночи музеев. Еще надо было напечатать текст на механической пишущей машинке и найти информацию в энциклопедии, а не поисковиках.

Внимание практически всех посетителей привлекает и «комбайн» — смесь телефона, лампы, часов, музыкальной шкатулки и еще чего-то. Лайма смеется, что он притягивает своим блеском. Но, как справедливо замечает девушка — это новодел «под старину», достаточно посмотреть на пластиковые кнопочки.

Всего в Музее неоцененных вещей — несколько сотен предметов. И будет больше. Мусора ведь тоже больше становится.

Лайма говорит —  есть такая шуточка профессиональная: мол,

как понять, что приближается кризис? «В мусоре появляется больше тюбиков от губной помады.

Женщинам хочется себя побаловать, на туфли-платья денег может не хватать, но уж на новую помаду найдутся. Так что, как только в отходах больше помад, ясно — начались экономические проблемы...». Но, пожалуй, сейчас эта примета вряд ли сработает — какая помада при масочном режиме?

«Мусор изменился в последнее время — очень много упаковки, сейчас ведь в магазинах всё фасуют. И, конечно, маски и перчатки...», — заметила Лайма.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить