Римшевич: происходящее — месть за Trasta komercbanka

«Но вам надо понимать ясно, что эти люди помнят эту обиду. И мое единственное понимание того, что сейчас происходит — это в известной мере месть за то, что два года назад не помогли этому банку удержаться на воде, что я не мог ни в коем случае сделать», — заявил в интервью LTV глава Банка Латвии Илмар Римшевич, являющийся подозреваемым по делу о взяточничестве в особо крупном размере.

Он рассказал, что к Латвии давно возникали вопросы по поводу отмывания денег. В начале 2016 года шли переговоры о вступлении страны в Организацию экономического сотрудничества и развития.

«И никто не знал, возьмут Латвию или нет. Были полностью обоснованные опасения, латвийские переговоры откладывали и откладывали, потому что Латвия не могла продемонстрировать сильную и твердую позицию: в будущем на отмывании денег поставят точку. Латвийских чиновников — не скажу сейчас, каких — обвиняли в бездействии, и в результате статус Латвии как члена ОЭСР был под угрозой. Единственное, что представителей ОЭСР на переговорах могло убедить: “Знаете, хватит попусту говорить. Можете ли вы конкретно, точно показать своими делами?”», — рассказал Римшевич.

Он согласился: Trasta komercbanka стал козлом отпущения.

«Понятно, что не без греха. История всем известна. В любом случае, их отмывание денег было с самой большой историей, с крупнейшими прошедшими через них объемами. В результате их закрытие стало сигналом, что в Латвии что-то наконец-то изменилось, Латвия на правильном пути», — добавил глава Банка Латвии.

Римшевич отказался говорить о своих встречах с руководством Trasta komercbanka, сославшись на то, что подписывал документы, запрещающие разглашать эти факты.

«Но вам надо понимать ясно, что эти люди помнят эту обиду. И мое единственное понимание того, что сейчас происходит — это в известной мере месть за то, что два года назад не помогли этому банку удержаться на воде, что я не мог ни в коем случае сделать», — указал он. 

«У этого банка был капитал, все дела были в порядке, но его закрыли за отмывание денег. Банк Латвии, как и сейчас, в связи с ABLV, где идет речь о репутации и транзакциях с отмыванием денег, именно таким же образом был вынужден давать объяснения Европейскому центробанку, что также сыграло роль в закрытии банка», — пояснил Римшевич.

«Не могу вам сейчас больше никак это прокомментировать. Это, в любом случае, главное дело, по-другому я не могу это объяснить», — указал он.

Римшевич подтвердил: ему намекали, предлагая взятку. «Вы понимаете, там были такие намеки и наводки, поэтому у меня не было никаких оснований в тот момент идти и писать [заявления в правоохранительные органы]. Если бы я знал, что все эти вещи так обернуться, не было бы ни малейших сомнений. Это моя ошибка», — добавил глава Центробанка.

Он, однако, уточнил, что не может говорить о деталях — с каким конкретно банком или случаем связано расследование и дело, по которому он проходит подозреваемым. «Конечно, это связано как с одним, как со вторым, так и с третьим банком. Все эти дела вместе», — заявил Римшевич.

По его словам, никаких связей с предпринимателем Марисом Мартиносоном у него нет. «Меня не связывает ничего, мы не друзья, не знакомые, у нас нет никакого общего бизнеса, ни денежных, и имущественных сделок», — заявил Римшевич. Но признал, что с этим человеком встречался, но о чем говорили, прокомментировать не может. Но о Trasta komercbanka речь не шла.

Римшевич добавил, что виделся и с администратором неплатежеспособности Марисом Спрудсом: обсуждал с ним вопросы законодательства. В частности, речь шла а законопроекте, касающемся выдвижения главы Банка Латвии. «Его интересовали мои мысли о подготовленном законе... Он пришел консультироваться как физическое лицо... В тот момент Марис Спрудс — не подозреваемый и не задержанный. Он просто как влиятельный бизнесмен, предприниматель», — добавил глава Банка Латвии.

Как ранее сообщал Rus.lsm.lv, в июне полиция наложила арест на движимое имущество трех администраторов неплатежеспособности — Науриса Дуревскиса, Илмара Крумса и Мариса Спрудса, подозреваемых в правонарушениях уголовного характера – три авто класса премиум, денежные средства на общую сумму 380 тыс. евро, а также на ряд объектов недвижимости. Полиция также призывала откликнуться тех кредиторов ликвидируемого Trasta komercbanka, которые стали жертвами вымогательств со стороны ликвидаторов.

По данным ликвидаторов, на 31 января прошлого года общие обязательства банка составляли 124,6 млн евро (121,1 млн из них — права требования кредиторов), тогда как активы равнялись 73 млн.

В процессе ликвидации Trasta Komercbanka удалось вернуть 111,9 млн евро. Вкладчики получили гарантированное возмещение (до 100 тысяч евро) — в общей сложности 54,5 млн евро. Эту сумму полностью покрыл банк, без использования средств Гарантийного фонда.

В конце прошлого и в начале этого года FKTK всерьез занялась кредитными учреждениями, которые обслуживают прежде всего нерезидентов. Многие банки должны были выплатить значительные счета, а Trasta komercbanka из-за обвинения в нарушении закона о предотвращении отмывания денег потерял лицензию – начался процесс его ликвидации.

Клиенты закрытого банка предъявили права на вклады на сумму в 250 млн. евро. Публика весьма пестрая – латвийские жители и предприятия, иностранцы и фирмы из налогового рая. Но не все претенденты могут доказать, что деньги – «чистые». В связи со вкладами в Тrasta komercbankā начато три десятка уголовных процессов, в рамках которых арестованы 11 млн. евро средств подозрительного происхождения.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Происшествия
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить