Приемная семья, 8 детей, 10 лет издевательств. Сиротский суд об этом знал

Каждый ребенок сейчас может набрать телефонный номер 116 111 и попросить помощи, если он испытывает любой вид насилия по отношению к себе: эмоциональное, физическое или сексуальное. На другом конце провода ему обязаны помочь. Однако недавно система дала сбой. В одном из рижских районов приемные родители на протяжении почти десяти лет систематически совершали насилие по отношение к восьмерым детям, а две девочки подверглись сексуальному насилию со стороны приемного отца. Более того, сигналы об этом были, сообщает передача «Личное дело» Русского вещания LTV7.

Как сообщал Rus.Lsm.lv, уголовный процесс был начат после обращения двух потерпевших в полицию. Девушки рассказали, что регулярно страдали от сексуального и физического насилия. Стражи порядка немедленно начали ведомственную проверку. На основании собранных сведений 21 августа 2018 года было возбуждено уголовное дело. Госполиция проинформировала о ситуации в семье руководство самоуправления и Госинспекцию по защите прав детей (VBTAI).

Учитывая объем и сложность дела, его перенял отдел Уголовной полиции по борьбе с половыми преступлениями. В ходе следствия выяснилось, что с декабря 2015 года в отношении двух девочек совершалось сексуальное насилие. А в период с лета 2016 по зиму 2016/17 года одна девочка подвергалась изнасилованиям систематически. Все восемь детей пострадали от эмоционального и физического насилия, и оно было систематическим в период с 2017 по 2019 год. Теперь приемная мать 1961 года рождения находится под надзором полиции до суда, а приемный отец 1968 года рождения задержан и содержится под стражей.

В ходе расследования стало известно: на сексуальное насилие ребенок жаловался даже школьному психологу, но тот ему не поверил. Тревожные сигналы о положении в семье были и в распоряжении сиротского суда. Однако система раз за разом давала сбой. «Ситуация такова, что конкретный сиротский суд, который работал с этой семьей, был реорганизован», — объясняет и.о руководителя Госинспекции по защите прав детей Валентина Горбунова.

Она также рассказывает, что в материалах дела упоминаются побои:

— Если говорить о конкретном сиротском суде, то мы проверяли материалы, и вопрос висит в воздухе. Там есть разговор специалистов сиротского суда с ребенком. Ощущение, что все вырвано из контекста. Просто стоит фраза: «Если мы не слушаемся, то нас бьют или заставляют работать». И развития этой темы в материалах просто не существует.
— Они исчезли из материалов дела?
— Мы не можем это комментировать, потому что развития этой темы дальше в материалах дела нет вообще. Вопрос о том, что бьют, это вообще не поддается никакой критике. Там должны были производиться действия, чтобы понять и дать оценку этой ситуации.

В последние годы в стране было создано профессиональное сообщество, которое объединяет приемных родителей. Его руководитель Ария Мартукане озабочена тем, что из-за некорректной формулировки брошена тень на все приемные семьи. По ее мнению, ЧП могло произойти в семье опекунов, а не приемных семей. Опекунов в стране значительно больше, их не обучают работе с детьми и меньше контролируют.

«В Латвии примерно 640 приемных семей, но опекунов у нас почти пять тысяч. Так что это большая разница. Сейчас, как только что-то происходит, то сразу же приемная семья. У нас опекуны 75% — бабушки, дедушки, тети, дяди. Я думаю, это ошибка системы, когда у нас в школе, в детском саду люди, которые там работают, не могут определить, что произошло насилие, что ребенок пострадал».  

Ряд специалистов по работе с детьми считает, что наша правоохранительная система не готова работать с жертвами насилия. Проблема в том, что им необходимо давать показания огромному числу специалистов. В первую очередь это следователь, потом эксперты, потом судья сиротского суда, потом судья общей юрисдикции и наконец нужно в суде практически пальцем показать на насильника. Это все травмирующие факторы.

Например, в Испании или в Канаде с жертвой насилия, особенно сексуального, один раз говорит специалист высокого класса по работе с детьми. Эта беседа записывается на видео. И дальше используется в суде. Больше травмированного ребенка не беспокоят. Что-то подобное пытались сделать и у нас.

«У нас был пилотный проект под названием «Дом для ребенка». Прошло все не очень удачно, поскольку было довольно сильное противодействие со стороны некоторых учреждений. Возникло недопонимание. Не удалось найти общий знаменатель. Но на мой взгляд хорошо, что это движение началось, и в ряде министерств считают, что это движение надо продолжать. Это хорошая новость для нас», — говорит член правления центра Dardedze Лайла Балоде.

По признанию руководителя общества «Спасите детей» Ингуны Эбелы, рекомендации ООН по защите прав детей, которые были даны нам еще 20 лет назад, не внедрены до сих пор. «Столько лет было разговоров, даже на уровне парламента, что в полицейских участках должны быть child friendly — дружественная детям — комнаты. Если посмотреть, как пару лет назад выглядела полиция в Юрмале… Какой там уют? Там ужасно!»

Стратегический руководитель фонда Plecs Янис Эртс отмечает, что в Латвии уже запущена и работает система планирования рисков MPS и ее нужно активно применять для защиты детей. «Система МПС должна получать данные о факторах риска от системы образования и медицинских учреждений. Однако сегодня у нас в стране — и это глобальная проблема — мы можем проследить в частном секторе жизненный путь сырка «Карумс» и увидеть риск того, что у него закончится срок хранения, но о ребенке мы ничего не знаем».

Министерства благосостояния и юстиции намерены реформировать систему. Возможно, вскоре сиротские суды попадут под контроль Минюста и выйдут из-под надзора самоуправлений. Сейчас над этим работает специальная комиссия. В нее входит глава Рижского сиротского суда Айварс Красноголовс. Он призывает не торопиться и не городить одну реформу на другую, поскольку после завершения реформы самоуправлений число сиротских судов в стране резко сократится.

«Но если у нас будут большие округа, или как там их назовут, то, конечно, это будет намного централизованнее. Будет 30 с чем-то сиротских судов, а не сто с чем-то.

Министерства благосостояния и юстиции 16 декабря намерены начать публичную дискуссию о реорганизации всей системы надзора за соблюдением прав детей и деятельности сиротских судов, в частности.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Происшествия
Новости
Новейшее
Интересно