«Точки над i»: ложные плюсы безгражданства

В феврале исполнилось 20 лет с того момента, как в Латвии был запущен процесс натурализации. Идет этот процесс ни шатко ни валко. По мнению ряда экспертов, участвовавших в дискуссии «Точки над i» на LTV7, некоторые неграждане Латвийской Республики отказывались от прохождения процедуры получения гражданства (хотя имели право на него претендовать) из-за, условно, меркантильных соображений. Им в таком статусе оставаться было удобнее.  Но времена меняются.

Как пояснила бывший спикер Сейма, ныне политолог, профессор Рижского университета им. П. Страдиня Илга Крейтусе, институт гражданства в Латвийской Республике «был тесно связан с войнами». В Первой республике гражданами признали тех, кто жил на территории Латвии до 1 августа 1914 года. Вторая мировая война тоже обернулась потоками переселенцев. Исторические перипетии сделали в 90-х болезненным вопрос о том, кто является основным жителем страны, а кто приезжим.

«И второй момент, который остался от Советского союза, это вопрос языка. Поскольку в СССР всё в основном шло на русском языке, без внесения критерия о знании языка ситуация сегодня могла бы быть [для латышей] гораздо хуже», - отметила Крейтусе.

В советские годы в Риге жило лишь 32% латышей, и язык вытеснялся из сферы общения. Не может быть гражданином страны тот, кто не знает ее языка – поэтому «нулевой» вариант предоставления гражданства, как в Литве, в Латвии был неосуществим, ведь процент нелатышей в обществе был несравнимо больше.

Бывший политик признала, что можно дискутировать, всё ли тогда было правильно в законах о языке и о гражданстве:

«Считаю, мы тогда слишком подчинились правому крылу, когда установили те квоты [«окна натурализации»]. Думалось, что все неграждане ни о чем другом и не мечтают, кроме как ринуться к [директору Департамента гражданства и миграции] г-же Алдермане, чуть ли не снеся с лица земли ее контору, и поскорее натурализоваться!

В итоге был достигнут отрицательный эффект, поскольку людям это оказалось не настолько нужно».     

Чего стоили одни только вопросы об истории Латвии для натурализующихся, вспоминает профессор: когда их задали депутатам Сейма, никто толком не мог на них ответить.

По мнению социолога Айвара Фрейманиса, с точки зрения международных правовых норм и формальных поставленных целей процесс натурализации был весьма успешным.

«Были, разумеется, и проблемы, и демонстрации, но в реальности обещанного не случилось, - признал он. – И сейчас, в 2015 году, совсем иная ситуация с владением госязыком среди молодежи».

А вот с понятиями единой политической нации, общих ценностей сложилось не столь хорошо. По наблюдению Фрейманиса, эти понятия, проходившие становление и усвоение в 90-х, как и слово «интеграция», исчезли из повседневной лексики политиков. Но своя несомненная польза у закона о гражданстве есть, говорит эксперт:

«Молодежь из русскоговорящих семей – посмотрите, она же конкурентоспособна! В любых отраслях. То, что в 90-х годах было невозможно – допустим, начать карьеру в госуправлении. И формальная интеграция общества – она-таки состоялась, и процесс не останавливается».  

Илга Крейтусе подчеркнула: то, что попутно натурализации проходило активное изучение госязыка в русских школах (школах нацменьшинств), теперь привело к парадоксальным результатам: сейчас ученик, окончивший русскую школу, где сдают экзамены на латышском, имееет примущества перед тем, кто учился в латышской школе.

«Ребенок из нелатышской семьи может к нам прийти, свободно писать работы на латышском, и через два года он защищает великолепную бакалаврскую работу, идет на рынок труда, в частную фирму; он знает латышский, русский, английский, еще один язык… А кто заканчивает латышскую школу, проигрывает из-за русского языка.

И дошло до того, что студенты, особенно экономисты, от нас [в Страдини] требуют, чтобы им преподавали русский!» - возмущается Крейтусе.

По ее словам, это издержки былых неверных решений. Вместо того, что должны были воплотить в законе чиновники, бюрократы, Латвия получила результат политической игры, в которую охотно бросились играть и правые и левые политики:

«Отними у них натурализацию – и половина из них не попала бы в Сейм!»

Как бы то ни было, заявила Елизавета Кривцова, представитель Конгресса неграждан Латвии, экономический кризис не пощадил ни граждан, ни неграждан: те и другие отправляются в трудовую эмиграцию.

«Процесс натурализации не является эффективным. Это лучше, чем ничего. Но пугает, что количество неграждан больше сокращается из-за естественной убыли. И еще: когда в экономике страны всё хорошо, оптимизм  по поводу своего государства – это стимул натурализоваться. И наоборот.

Когда мы вступали в ЕС, был оптимизм, что это сделает жизнь людей лучше. После кризиса люди разуверились в этом», - так прокомментировала Кривцова статистику снижения интереса неграждан к натурализации в последние годы.   

«У людей, по всей вероятности, нет мотивации, - говорит экс-руководитель УДГМ Эйжения Алдермане. – Особенно у лиц преклонного возраста, которые пожили при советской власти. Об особом патриотизме тут речи нет. И в социальной сфере они так же обеспечены, как и граждане. Необходимости они не чувствуют. Единственное – они не могут голосовать. (…)

Причины нежелания натурализоваться:

 

27% боятся не сдать экзамен.

24 % считают, что им гражданство полагается по факту.

17% ждут упрощения процедуры.

14% не нужно гражданство – так легче путешествовать в СНГ.

Остальные приводят другие причины (например, «не иду натурализоваться в знак протеста»).

 

Источник: УДГМ

Стать гражданином какой-то страны – это думать о том, как сделать эту страну лучше. И ты это не сделаешь, если не пойдешь и не получишь гражданство, не будешь голосовать, высказывать свою волю.  А просто будешь со стороны наблюдать. И критиковать».

Крейтусе добавила: молодых неграждан порой не брать гражданство побуждала возможность получать стипендии на учебу в других странах ЕС в качестве студентов не из ЕС:

«Выходит, было просто выгодно. Но тогда возникает вопрос: чего вы хотите – чтобы государство вам всё подарило – а когда государство от вас чего-то требует, оно вам не нужно?

Мы критикуем экономику, социальную политику – но мы не хотим стать гражданами и решать, кто будет управлять этим государством».

Если относительно процедуры предоставления гражданства в ближайшее время вряд ли может что-то измениться (реплика Крейтусе: «Это же будет смерть коалиции!»), то относительно муниципальных выборов у неграждан, по мнению участников дискуссии, есть шансы на волеизъявление.

 «Гражданин любой другой страны ЕС [постоянно живя в Латвии] может принимать участие в выборах самоуправлений, это один фоновый фактор. Какое-то решение должно быть [у нас] принято. И наш сосед Эстония вынуждена была это сделать. Там своя причина была: в стране есть отдельные сегрегированные районы, где русские жили в громадном количестве, и эстонцев просто было столько не найти для того, чтобы сформировать местные органы самоуправления.

И вы знаете – после этого ни в Нарве, ни еще где ничего [страшного для Эстонии] не случилось!» - говорит Айгар Фрейманис.

По мнению Илги Крейтусе, Латвия, похоже, вообще осталась единственной в ЕС страной, где неграждане не имеют права голосовать на муниципальных выборах: «И думаю, этот вопрос под давлением ЕС (мягкий намек твердой руки Брюсселя) решится».

«Нет никакой логики в том, что неграждане не могут выбирать самоуправления, - вторит Эйжения Алдермане. - Но для политиков это как горячая картофелина, которую они перебрасывают друг другу. Эта коалиция, что у нас есть, такой вопрос не решит. Но в будущем – непременно».

Бывший премьер-министр Марис Гайлис тоже заявил: «Я всегда думал, что это нужно – дать право голоса при выборе самоуправлений».

Ознакомиться с видеозаписью передачи можно здесь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Политика
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить