Список №2. Latvijas Krievu savienība — визитная карточка

1 октября в Латвии состоятся выборы в 14-й Сейм. Rus.LSM.lv продолжает марафон «Выбери будущее!». Каждый будний день в прямом эфире мы обсуждаем предвыборные программы с кандидатами в депутаты. Знакомим избирателей с 19 политическими партиями и объединениями — какой они видят нашу страну в ближайшие четыре года, какие обозначили «красные линии» и приоритеты. В эфире передачи «ТЧК» 15 сентября были политики из Latvijas Krievu savienība (Русского союза Латвии).

Latvijas Krievu savienība. В регистр политических партий Русский союз Латвии (РСЛ) внесен в 2007 году. На выборы в Сейм идут 102 кандидата в депутаты. Рижский список возглавляет депутат Рижской думы Мирослав Митрофанов. Он же — кандидат в премьеры от партии. Первый номер Видземского списка у депутата Олайнского края Андриса Вурча. Первый номер Земгальского списка — депутат Елгавской думы Андрей Пагор. Латгальский список возглавляет исполнительный директор компании Stream Labs Екатерина Стехновска-Славска. В Курземе первой в списке стала глава Лиепайского отделения Русского союза Латвии Елена Осипова. Средний возраст кандидатов — 50 лет. Высшее образование у 61 кандидата, среднее — у 39, основное — у двух. В графе национальность 13 кандидатов указали — латыш, 53 — русский, 27 — не указали национальность. В списках есть также армянин, башкир, евреи, поляки и украинцы.  

Блиц-опрос

1. Вы проголосуете за переизбрание Эгилса Левитса на второй президентский срок?

Мирослав Митрофанов: «Не проголосуем, потому что он не пользуется доверием среди всех частей латвийских избирателей, у большинства общества».

Инна Дьери: «Он не стал народным президентом как обещал».

2. Надо ли ввести в Латвии обязательную военную службу?

Инна Дьери: «Однозначно нет. У нас есть Земессардзе, профессиональная армия, мы можем проводить мероприятия гражданской обороны для школьников и студентов. Этого должно быть достаточно».

3. Согласно новой системе оплаты труда в госуправлении, зарплаты высших должностных лиц в 2023 году увеличатся в среднем на 40%. К примеру, оклады спикера Сейма, премьера и президента вырастут до 7 600 евро. Проголосуете ли вы за заморозку роста зарплат высших должностных лиц?

Мирослав Митрофанов: «Да, безусловно, эти зарплаты вполне конкурентоспособные и высокие, их надо даже сокращать во времена кризиса».

Инна Дьери: «С учетом того, какие сейчас зарплаты у медиков, учителей и полицейских, однозначно нужно сокращать их [высших должностных лиц] зарплаты, а не увеличивать».

Андрей Пагор: «У нас в программе прописано, что зарплаты чиновников мы приравниваем к минимальной зарплате».

Инна Дьери: «А не к средней, как это сделано сейчас».

4. Должны ли депутаты Сейма получать компенсацию за расходы на транспорт и аренду жилья?

Мирослав Митрофанов: «Иногородние депутаты безусловно должны получать, но те, кто живет далеко от Риги. Те, которые живут в Пририжье, скажем, в Марупе, не на много дальше от центра города находятся, чем Болдерая, но Болдерая — это Рига, а Марупе — уже не Рига. Поэтому, чтобы не было жульничества с этими компенсациями, пририжские самоуправления должны быть приравнены в этом отношении к Риге. (…) Если можно доехать за 40 минут до города, то фактически зачем человеку снимать квартиру в Риге? Это неправильно».

5. Могут ли невакцинированные и непереболевшие Covid-19 депутаты очно участвовать в заседаниях Сейма?

Инна Дьери: «У депутатов такие же права, как у всего остального народа. Мы считаем, что вакцинация должна быть добровольной. Никого нельзя заставлять вакцинироваться, никого нельзя лишать права на труд, соответственно и депутаты, и другие люди должны иметь право очно работать, не будучи вакцинированными. Это должно быть их личное решение несмотря на то, что наша партия призывала и призывает всех вакцинироваться. Естественно, добровольно».

6. Чтобы в Латвии состоялся референдум, его инициаторам нужно собрать порядка 150 тысяч подписей (это десятая часть от имеющих право голоса). Нужно ли опустить эту планку?

Мирослав Митрофанов: «С 2012/2013 года ни одни референдум в Латвии не состоялся, потому что эта планка слишком высокая. Ее надо снижать как минимум вдвое. Сейчас, по последним результатам, получается, что 40 000 набрать можно, дальше начинаются проблемы, потому что люди не верят. Если было бы примерно 50-60 тысяч, то референдум стал бы возможным».

7. Семья — это союз только между мужчиной и женщиной?

Мирослав Митрофанов: «Если говорить об официальном браке, мы поддерживаем то, что сказано сейчас в Конституции Латвии, и в ближайшее время не будем проявлять инициативу для изменения этой дефиниции. Семья — это вопрос философский, в законах, думаю, не стоит это все дело оговаривать и детализировать настолько. (…) Мы считаем, что если менять Конституцию, то надо менять преамбулу, ее часть, где говорится  о преимуществе латышской культуры. Вот это более важный момент».

8. Могут ли банки, медучреждения или другие частные компании предлагать клиентам обслуживание в том числе на русском языке?

Инна Дьери: «Не только могут, а должны. Так или иначе 37% указали свой язык семьи как русский. Соответственно 37% населения думает и говорит на русском языке. Это уважение к согражданам».

9. Если в течение четырех лет состоится голосование о принятии Украины в Евросоюз и вы будете в Сейме — как вы проголосуете?

Мирослав Митрофанов: «У нас по отношению у Украине, к украинскому народу самые дружеские чувства, поэтому если этот вопрос был бы реальным, реально зависящим от нас [Латвии], то можно было бы и поддержать. Но это не реально, в ближайшее время Украина станет скорее членом НАТО, чем страной Европейского союза».

Юлия Сохина: «При условии, что будут выполнены необходимые для вступления в ЕС условия».

Мирослав Митрофанов: «А они не могут быть выполнены.»

10. Поддержите ли вы идею размещения ядерного оружия на территории Латвии?

Мирослав Митрофанов, Инна Дьери, Андрей Пагор, Юлия Сохина: «Нет».

Красные линии

С какими партиями Русский союз Латвии не представляет себя в коалиции и с кем для нее компромиссы невозможны?

Мирослав Митрофанов: «Давайте совершенно откровенно и честно. Для русской партии попадание в правительство сейчас, в ближайшее время, это вопрос нереальный. Поэтому вопрос о правящей коалиции сейчас не стоит. А мы можем находить ситуативные коалиции или объединения с любой из партий, если у нас по конкретному вопросу совпадают программные требования. Таким образом у нас нет красных линий, и в то же время у нас нет сейчас необходимости заключать какие-то стратегические союзы».

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное