«Запрещенный прием»: беременная и избитая — реакция полицейских в Латвии и в Норвегии

В отличие от латвийской полиции, норвежские стражи порядка всерьез заинтересовались одинокой беременной с признаками насилия на лице – ее в рамках расследования журналистов программы «Запрещенный прием» изображала молодая женщина. Сами норвежцы же, как и латвийцы, особого интереса к «избитой беременной» не проявили.

«Избитая беременная»-1

В ходе журналистского эксперимента молодая женщина изобразила беременную на последних месяцах и с признаками насилия на лице. В Цесвайнском крае и в Вайнёде не только жители, но и специально проинформированные журналистами соцслужбы на появление молодой будущей матери с синяками, предположительно пьющей алкоголь, курящей и употребляющей не рекомендуемые беременным медикаменты, не отреагировали. 

В рамках эксперимента в Норвегии женщина арендовала небольшой домик, а после отправилась по магазинам, в аптеку, магазин одежды, библиотеку. Норвежцы особого внимания на беременную не обратили: как и латвийцы, продали болеутоляющие и пиво, позволили воспользоваться интернетом и не задали вопросов.

Однако в первый же день девушку на улице заметила полиция. Стражи порядка начали разговор, и, хотя беременная заявила, что все в порядке, в покое ее не оставили.

Полицейские выяснили ее адрес, телефон, и, хотя женщина заявила, что ничего не случилось, и она просто упала, попросили снять очки, чтобы рассмотреть синяки.

Полиция не успокоилась и после того, как женщина несколько раз повторила, что с ней все в порядке. Стражи порядка пытались выяснить, с кем беременная тут живет, была ли она у врача, не беспокоится ли она, что после падения что-то случилось с ребенком, а в конце заявили, что им нужно убедиться, не побил ли ее кто-то.

«Беременная и избитая»-2

Место: норвежский город Эйдсволл

Примерно 70 км к северу от Осло

Около 5 тысяч жителей

После долгих расспросов женщина признала, что ее избил друг, который находится в Латвии. Полицейские же попросили назвать его имя, поскольку «он может быть в Норвегии».

«Мы должны быть уверены, что это не произойдет с тобой еще раз», — заявила полицейская.

— Ты имя знаешь?

— Какое имя?

— Человека, который это сделал.

— А зачем вам?

— Потому что он тебя ударил.

— Но он не тут.

— Да, но на случай, если он тут появится.

Отделаться от норвежских полицейских не так просто. Они проводили женщину домой, исследовали двор и постоянно пытались узнать, кто здесь живет, чтобы убедиться, что это не обидчик. Задали вопросы и «подруге» беременной — Иеве, которая, по легенде, сбежала с ней из Латвии. После многочисленных заверений, что за беременной смотрят, «друг» находится в другой стране, а в случае чего девушки будут звонить в соцслужбы, полиция удалилась, пообещав вскоре вернуться с проверкой.

Местные жители о женщине беспокоились, но говорить с журналистами об этом не захотели. В социальной службе это объяснили тем, что

«людям не нравится вмешиваться в чужие проблемы, есть страх вмешаться. Это очень типично для норвежцев — держаться в стороне от чужих проблем».

Чтобы проверить реакцию рижских полицейских, журналисты отправились в несколькие микрорайоны столицы. Женщина сидела в парке на скамейке, а корреспондент, изображая местного жителя, сообщал о ней экипажу муниципальной полиции.

В Пурвциемсе после обращения местного жителя полиция подошла к молодой женщине, проверила документы, задала формальные вопросы и ушла.

Беременная изобразила, что ей плохо: поднялась на ноги, зашаталась и опять упала на скамейку. Полицейские из своего авто какое-то время смотрели на нее, но реакции не последовало.

В Зиепниеккалнсе полицейские, к которым обратился местный житель, разбирались с упавшей в канаву машиной. Они также узнали имя и персональный код беременной — и удалились, удовлетворившись ответом «просто упала».

В рамках эксперимента беременная, как бы «передумав», догнала полицейских и попросила хотя бы моральной поддержки. Стражи порядка не отказали, но у них, оказалось, связи с социальными службами нет — около 15 минут телефонный номер искали в Интернете, посоветовали позвонить в справочную.

В результате беременная получила номер телефона доверия для молодежи. Ей также посоветовали найти «какие-то кризисные центы, где могут принять женщин с детьми или беременных, которые не чувствуют себя безопасно с партнерами». Но конкретного места не назвали.

Полиция в Илгуциемсе взялась за дело серьезно — и пыталась выяснить, действительно ли девушке не требуется помощь.

— Вы поссорились со своим другом?

— Нет.

— Вас кто-то выгнал?

— Нет, у меня все в порядке

...

— Покажите глаз, что с глазом, это не воспаление? Можно посмотреть?

— Нет, нет, все в порядке. У меня там просто синяк.

— А кто его набил. Похоже, что били. Ваш друг вас ударил? Не, ну, скажите, мы же не будем искать этого друга, но это же не хорошо, что так бьет, к примеру, кто-нибудь вас.

— Это случайно произошло.

— Вы сами себя ударили кулаком что ли?

— Нет

...

— Тут недалеко полиция, мы можем вас отвезти посидеть. Домой не хотите, чтобы вас отвезли? Можем.

— Я дойду.

— Поговорить с кем-то надо?

— С кем?

— С другом, который вам синяк набил. Или отец, или родители? Или прохожий ударил?

Женщина ничего не рассказала и от помощи отказалась. Но, уходя, полиция подчеркнула — если кто-то ее бьет, нужно сообщить, нельзя бояться и скрываться.

На Саркандаугаве же полиция после обращения местного жителя даже из автомобиля не вышла — проехала мимо, бросив из окна традиционное «Все в порядке?».

Получив положительный ответ, экипаж просто поехал дальше.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно