В Латвии сокращается число лугов и полей

Природное многообразие Латвии сокращается, а имеющиеся у официальных учреждений данные уже не соответствуют реальной ситуации – такие выводы сделаны в рамках проекта Dabas skaitīšana («Пересчет природы»). Снижается число биологически ценных лесов, лугов, но есть и положительные примеры, например, что люди могут жить в согласии с природой, сохраняя ее многообразие. Кто-то стережет цветы, кто-то пасет на лугу коров, а иные препятствуют вырубке леса.

В Латвии во всю поют кукушки. Природа оживает, но все чаще в курземской стороне можно услышать – где сейчас можно найти луг, чтобы собрать примулу для чая? Одна дама говорит, что видела на краю шоссе, но разве там можно собирать?

Романтические пейзажи Латвии, где на каждом хуторе есть коровы и лошади – редкость. Сельскохозяйственные предприятия засеивают все большие площади, а остатки хуторов зарастают сорняками, а со временем сельские дома разрушаются и исчезают с поверхности земли. Леса тоже являются опорой народного хозяйства, но вырубок меньше не становится.

Но есть и обратные примеры, например, биологическое крестьянское хозяйство Valti в Скрундской волости, владельцем которого является Рихард Валтенберг. Он гордится природными ценностями, которые можно найти на его угодьях. Валтенберг говорит, что владеет 600 гектарами земли, а его главным занятием является выращивание крупного рогатого скота для производства мяса. И все процессы проходят тут в согласии с природой.

На берегах Венты и Берзене растут леса, есть утесы с пещерами, родники. А зелень на берегах – это то, что владелец этих земель показывает приезжим. Место, где живет Валтенберг, является наследным, его семья тут живет уже в седьмом поколении.

У имущества, по словам его владельца, нет стоимости; это стиль жизни.

Если датский крестьянин тщательно обрабатывает поля, чтобы они не заросли сорняками, то Валтенберг говорит, что коровы отлично справляются со своей работой, а тогда сорняков не так и много.

«Не надо вредить природе. За это она платит мне взаимностью, а потому я могу сводить концы с концами», - сказал Валтенберг.

Латвийские леса вырубаются и с этим надо считаться, признала исследователь Биологического института Латвийского университета Линда Узуле. В окрестностях Блиндене есть место, где по одну строну дороги находится вырубка Latvijas Valsts meži, а по другую – защищаемый Европейским союзом биотоп.

Картограф Линда Узуле говорит, что в лесах в Южном Курземе ситуация лучше, чем на полях. «Зная этот регион, не шла сюда с большими надеждами. Биотопы находятся на малых территориях. И после того как была вырыта новая канава, теперь тут царит засуха», - сказала Узуле.

Но хотя любой в Латвии видел вырубки, хватает и все еще нетронутых мест. Специалист по планированию Лесничества Южного Курземе Солвита Рейне отметила, что охраняемых территорий в латвийских лесах довольно много.

«Есть такие территории, которые обнаруживаются благодаря хозяйственной деятельности. Мы богаты охраняемыми птицами, у нас есть морские орлы, черные аисты, малые орлы, ястребы и другие. А законодательно свыше 4800 гектаров территорий являются охраняемыми объектами», - сказала Рейне.

Чтобы после вырубки лесные территории не деградировали, на них нужно высаживать все те же растения, что были срублены.  В противном случае возможны необратимые изменения.

В то же время меняется и сама латвийская природа. Ботаник Ансис Опманис говорит, например, что Южная часть Курземе особая из-за дубовых лесов. И хотя нет четких ответов, тенденции по все Латвии одинаковы.

«Становится меньше пастбищ, лошадям уже не надо столько корма. Поэтому луга никто не пропалывает, вместо них сажают лес. Нам нужно больше деревьев, больше строительных материалов, но в лесах мы видим лишь вырубки. Конечно, все меняется», - сказал Опманис.

Он отметил, что столь резкие перемены – это нехорошо. И если не расчищать поля десятилетиями, а потом просто сжигать, ничего хорошего в этом нет. «Есть породы, которым нравятся сырые и тенистые леса. Но если лес становится более редким и фрагментированным, ветер выдувает сырость, это вредит растениям – им приходится приспосабливаться или переселяться на новые места», - пояснил Ботаник.

Но несмотря на негативные тенденции, Опманис говорит, что встречаются и уникальные находки. Например, ему удалось найти редкую породу мха, которую в последний раз видели еще во времена первой республики.

Картографы надеются составить новую карту Латвии за три года – иногда они начинают работу с первыми солнечными лучами, прерываясь лишь на закате, чтобы успеть обследовать все территории. Руководитель проекта Dabas skaitīšana Ириса Мукане говорит, что за прошлый год обследована лишь треть территории Латвии, но есть уже первые выводы.

По ее словам, в Латвии примерно на треть снизилась численность растений. И для сохранения оставшегося природного многообразия нужно вести разъяснительную работу с крестьянами.

Мукане говорит, что полная картина будет ясна после составления карты – результаты исследования позволят понять, насколько латвийская природа нуждается в охране и как распоряжаться ее ресурсами.

«В рамках проекта проводится инвентаризация Латвии, чтобы понять, что является нашими природными ценностями. Потом уже можно принимать политическое решение, ведь важна и охрана природы, и социально-экономическое развитие», - считает Мукане.

Сейчас в Латвии ведется картирование лесов. На лугах же картографов можно будет увидеть в июне, в активный период цветения.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить