«Точки над i»: и аборты — плохо, и попытки их число сократить — корявые

На прошлой неделе в комиссию Сейма по по социальным и трудовым делам поступили поправки к закону о репродуктивном и сексуальном здоровье, направленные против абортов. Точнее будет сказать — против женщин-«абортниц». В эфире передачи LTV7 «Точки над i» в среду 28 января сошлись сторонники и противники законопроекта.

Негативный общественный резонанс вызвало предложение нескольких депутатов Сейма (в числе которых и действующий министр от СЗК Гунтис Белевич) обязать женщин, намеренных сделать аборт, в принудительном порядке отправляться на консультации к нескольким специалистам. То, что направление на аборт планируется выдавать лишь после подтверждения участия в консультациях, многие считают настоящей дискриминацией.

Как признал в студии LTV7 министр Белевич, он подписал предложения потому, что хочет «инициировать в обществе дискуссию». (Надо сказать, это ему вполне удалось!)

«Вопрос об абортах постоянно поднимается перед каждыми выборами с целью сделать политический капитал. Но именно сейчас, после выборов, мы можем обсудить этот вопрос спокойно, без спешки. С единственной целью: улучшить защиту женщины и ее здоровье, - заявил министр. –

Кроме того, я хотел бы, чтобы развеялась хотя бы часть мифов. Например, это миф, когда люди считают, что, если ограничить аборты, улучшится демография. Ничего подобного. Когда я подписывал предложения, один вопрос меня привлек. О консультациях, которые должны проводиться перед выполнением аборта. Я счел, что это приведет к дискуссии. Это и было моей целью».

Белевич пояснил: в разных развитых государствах практикуется различный подход к абортам. Например, в ФРГ консультация перед выполнением этой процедуры обязательна, и без нее проведение аборта приравнивается к уголовному преступлению.

«И там все аборты оплачивает больничная касса. Как лучше быть Латвии, скажут, конечно, не политики. Мы можем обратиться в ВОЗ, заказать там исследование, - пояснил Белевич. – Я, подписывая это предложение, считал, что тем самым помогаю началу дискуссии по этому важному вопросу.

Я считаю, что система консультаций в Латвии, может быть, недостаточна, и она не столь качественная. Женщина должна иметь возможность как можно быстрее получить информацию, куда она может обратиться и что ей делать».

Министр также оговорился: обязательная консультация должна быть «такой, чтобы не мешала решению женщины и не меняла его», но информировала обо всех имеющихся у нее возможностях.

К удивлению присутствующих и зрителей передачи, депутат

Мартиньш Шиц (Региональное объединение), являющийся одним из инициаторов скандальных предложений против абортов, заявил, что по здравом размышлении отозвал свою подпись под документом.

«В словах правозащитников есть доля правды – в том виде, в каком эти предложения поданы, это видно по тексту, они ущемляют права женщин, – признал Шиц. – И я в начале этой недели отозвал свою подпись под инициативой. Там испорчена была та идея, что сказал министр.

Могу честно признать, что я тогда подписал полуавтоматически, думая, что это – редакционные поправки. Я думал, что это изменения редакции закона – замена слова «пациентка» на «мать», и эти изменения предлагают юристы Сейма».

Затем, когда предложения подверглись критике, депутат углубился в их изучение и пришел к неприятному выводу: что вместо помощи женщинам в трудной ситуации Латвия рискует, по сути, прийти к запрету абортов.

«Я подумал хорошо – и выяснил еще многие вещи. Оттого, что доступных медикаментозных абортов унас нет, в Латвии до сих пор слишком много абортов проводится старыми методами. И дженерики на наш рынок не пускают – в Латвию не попадают недорогие препараты для медикаментозного аборта, Агентство по лекарствам их не пускает на наш рынок», – заявил Шиц.

Присутствующие в студии врачи-гинекологи подтвердили: действительно, хирургический аборт стоит 50-120 евро, медикаментозный – порядка 250.

Врач Айга Ротберга, которая не делает абортов по убеждениям совести и которая консультировала авторов предложений против абортов, разъяснила свою позицию. По ее словам, и сегодня женщина получает консультацию гинеколога, прежде чем отправиться на аборт. Но здесь есть несколько «но»:

«Консультация со стороны врача-гинеколога недостаточна. На прием пациентки ему отводится 15 минут. За это время нельзя решить проблемы женщины. Если она – в  кризисной ситуации, если там социальные и юридические проблемы, или если ее муж принуждает сделать аборт – я как гинеколог не могу решать ее проблемы, у меня нет ни компетенции, ни возможности их решать. Может, она вовсе не хочет делать аборт – но не знает, какие есть права и возможности».

Поэтому Ротберга считает, что нужны консультации привлеченных специалистов.

Ее коллега Илзе Виберга, врач-гинеколог, доктор медицинских наук, автор исследования о причинах абортов в Латвии, рассказала, что и существующее законодательство в этой области вполне эффективно:

«С 2003 года есть правила Кабинета министров о порядке прерывания беременности. Мне как практикующему почти 30 лет гинекологу непонятно, зачем нужны принудительные консультации. И зачем возводить напраслину на гинекологов. Мы же знаем, как это должно быть по закону. И потом, как это выявить, что легально, а что нет – шпионить, что ли? – говорит она. 

Мы, 409 гинекологов в Латвии, работаем по правилам Кабмина. Сама дискуссия об абортах началась не вчера, а еще в 2009-10 гг. Поэтому в 2012-13 гг. мы сделали репрезентативное исследование. Их в Латвии всего два, одно, 2010 года – о женщинах 16-25 лет. И мы знаем, что происходит у нас. История у нас в здравоохранении другая [чем на Западе]. В других странах каждые 4-5 лет исследования проводятся. А сейчас мы можем точно сказать, что за картина у нас».

Согласно исследованию, в основном на прерывание беременности решаются женщины, которые состоят в браке или долгосрочных партнерских отношениях, зачастую – уже имеющие детей. Они уже знают, что такое воспитание детей, что такое бесплатное образование и сколько это на самом деле стоит, отметила Илута Лаце, руководитель кризисного женского центра Marta, которая критикует поправки за их дискриминирующий характер.  

«Смотрите, пожалуйста, на женщину как на человека, обладающего правами человека. В этих поправках получается – мы хотим, чтобы женщина была продуктом для пользования общества и не имела права на свое тело и на решения о своем теле.

Согласно исследованиям, большинство знают, чего хотят, и, если беременность нежелательная, они-то знают, почему. У многих уже есть дети, они знают, что такое уход за детьми, бесплатное образование и сколько это стоит. Если государство имеет возможность оплатить консультации – пусть оплатит беременнным женщинам, которые хотят детей, но они находятся в кризисе! А эти предложения – против прав женщин».

Полную видеозапись дискуссии можно посмотреть здесь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно