Страшные находки в «доме КГБ»: людей там расстреливали в подвале (ДОПОЛНЕНО)

Недавно стало известно, что ученые, изучающие бывший «дом КГБ», обнаружили в одном из помещений дырки от пуль и сами пули. В четверг 18 января специалисты рассказали о находках подробнее, в том числе заявили: эти вещественные доказательства дают основания считать, что там действительно могли проводиться расстрелы, сообщает Latvijas radio.  

Историки Музея оккупации Латвии занимались обследованием подвального помещения в здании бывшего КГБ в Риге – так называемого тира. Ранее информация об использовании этого небольшого помещения в 1940-х годах для расстрела задержанных курсировала лишь в виде допущений, но теперь действительно подтвердилась. В ходе исследовательских работ была открыта стена тира из оригинальных досок, а в ней зияли пробоины, оставленные пулями образца 1941 года. Дыры были на высоте роста взрослого человека и на уровне ног. Об этих важных исторических свидетельствах рассказал историк Янис Голдшмит: 

«Там стена, а в ней – и застрявшие пули. Две датированы 1941 годом, и еще несколько прошили насквозь оригинальную стену и свалились за нее. Исследования мы еще продолжим, пули пошлем на экспертизу, но их калибр известен, и он совпадает с тем что в показаниях, которые в немецкое время дали жители Риги, которые туда первыми вошли после отступления советских войск. Эти пули пролетали сквозь головы казненных и врезались в стену. Мы пока нашли двадцать одну». 

До сих пор было известно, что в 1941 году, до вступления в Ригу нацистских войск, в Угловом доме было исполнено 186 смертных приговоров за сопротивление или отказ в сотрудничестве с коммунистическим оккупационным режимом. Историк добавил, что в «тире» нашли и дырки от гвоздей, подтверждающие, что там использовалась прорезиненная ткань. По его словам, ею закрывали стены и пол, чтобы кровь казненных не попала туда. Такую ткань можно видеть на сохранившихся фотографиях того времени.

Историк Музея оккупации Инесе Дреймане рассказала: работа ученых в «тире» велась целенаправленно, потому что «для любого допущения нужно найти фактическое подтверждение и ответы, базирующиеся на доказательствах». Учитывая аутентичность помещения, открытие, совершённое в постсоветское время, можно считать уникальным, говорит Дреймане:   

«Известно, что здания КГБ находились и в других местах – и в Балтии, и в остальной Восточной Европе. И в то же время в таком откровенном виде места исполнения смертных приговоров больше нигде не сохранились. У нас оно не было разрушено, потому что в нижнем слое были эти стены с отверстиями от пуль». 

Впереди еще много неизученного, поэтому, говорят историки, важно, чтобы при реконструкции здания (ему, как вариант, предлагают вернуть изначальную функцию доходного дома, чтобы перечеркнуть мрачное прошлое) не была изменена или демонтирована историческая часть, связанная с деятельностью чекистов. Музей оккупации свою экспозицию уберет оттуда в сентябре, чтобы компания Valsts nekustamie īpašumi могла начать разработку плана реконструкции.  

Здание, известное как Угловой дом или «дом КГБ» на углу улиц Стабу и Бривибас в Риге до Первой мировой войны, при царизме, принадлежало музыкальной школе Русского общества музыки, в 1919 году там разместился Военно-революционный комитет Латвии. В годы советской оккупации (1940-41, затем с 28 января 1946) там действовал Народный комиссариат и Комитет госбезопасности, в годы после восстановления независимости и вплоть до 2008-го – Госполиция.  

Как сообщила Rus.lsm.lv историк Музея оккупации Латвии Инесе Дреймане, в годы нацистской оккупациии в этом доме работали различные учреждения. Такие, например. как Генеральная дирекция внутренних дел, Генеральная дирекция образования и культуры, департамент Полиции порядка, департамент самоуправлений, департамент по делам искусства и общества.  

Одновременно, по словам Дреймане, в 1942-44 гг. здесь действовала молодежная организация «Национальная стража» (Nacionālā Sardze), чьи участники собирали и обобщали сведения именно о деятельности НКВД в 1940-41 гг. Их трудами фиксировались и документировались надписи на стенах камер, систематизированы брошенные чекистами документа и т.д.

Репрессивные и/или военные учреждения, такие как SS, SD, абвер и т.п., в этом здании в годы войны не работали, и камеры заключения также не использовались для размещения задержанных лиц, сообщает Инесе Дреймане. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно