Швеция длиною в жизнь дипломата и историка Аргиты Даудзе

Аргита Даудзе, дипломат и историк, полюбила шведский язык еще в студенческие годы, за чем последовала активная деятельность в учрежденном вместе с единомышленниками Обществе Северных стран — и работа в Министерстве иностранных дел Латвии. Аргита долгие годы изучала латвийско-шведские отношения, отыскала некоторые неопубликованные факты об отношениях Латвии с Северными странами в период между мировыми войнами. Благодаря энтузиазму Аргиты в Латвии стал отмечаться День Луции и были заложены основы Библиотеки североевропейской литературы в Риге.

Аргита обнаружила, что в 1921 году Северные страны очень сдержанно отнеслись к независимости стран Балтии и признали ее весьма неохотно, а в 1990 году, напротив, активно выступали за независимость и развитие стран Балтии. Одним из жестов их доброй воли в 1991 году стало открытие Информационного бюро Северных стран в Риге.

Интерес к шведскому языку и страсть к истории принесли дипломату Аргите Даудзе одну из высших наград Швеции — в 2019 году ей был вручен королевский орден Полярной звезды. Им награждаются иностранные граждане за особые заслуги, и Аргита получила его за несколько десятилетий активного укрепления латвийско-шведских отношений. При этом примечательно, что как дипломат она никогда не была аккредитована в Швеции.

В юности Аргиту чрезвычайно интересовало все шведское. Думая о высшем образовании, она взвешивала возможность изучения шведского языка в тогдашнем Ленинграде. Но, так как ехать в Россию совершенно не хотелось, предпочла факультативно изучать шведский в Латвийском университете — в качестве основной специальности выбрала историю. Преподаватель Алвине Путне сетовала, что из шведской периодики в ту пору в Риге продавалась только газета тамошних коммунистов — так Аргита описывает тогдашние возможности образования.

Эта связь с Северными странами тоненькой ниточкой пронизывала ее профессиональную жизнь — и во время работы в посольстве Латвии в Москве, и при выполнении обязанностей посла в Чехии, Украине и Испании. Например, проживая в Праге, Аргита заложила традицию совместного празднования национальных дней: посольства стран Северной Европы и Балтии отмечали свои дни независимости не особняком, а все вместе на одном совместном приеме.

Окончив университет, Аргита работала в школе, но неустанно искала возможности применить знание шведского языка. Поиски увенчались успехом — новой работой в научно-производственном объединении Silava, где Аргите был доверен перевод журналов по лесному хозяйству. Новое применение своим языковым познаниям Аргита нашла на должности секретаря по Северной Европе в Латвийском обществе дружбы и культурных связей с зарубежными странами. В эпоху бурных перемен конца 1980-х Аргита вместе с единомышленниками покинула эту организацию, учредив свое независимое общество. «В 1990 году было ясно, что все меняется, мы со своим обществом на коне — и помогаем налаживать контакты со Швецией», — вспоминает Аргита энтузиазм тех лет.

Предприимчивая Аргита наладила контакт с руководителем общества Norden1 в шведском Норрчёпинге — с Ларсом Бергстеном. Аргита характеризует его как светлого, отзывчивого человека, очень желавшего сотрудничать с Латвией: «Лассе в 1940 году было 14 лет, после войны — уже 20. Это означает, что его юность прошла в сложное время. Он был свидетелем выдачи легионеров в январе 1946 года, и на себе испытал чувства шведского общества: и симпатии, и антипатии, и некое ощущение вины и стыда. Весь этот своеобразный коктейль, на мой взгляд, и сформировал его отношение к странам Балтии»

Аргита особо выделяет две заслуги Ларса Бергстенa: он инициировал празднование Дня Луции в Латвии и заложил основы Библиотеки североевропейской литературы в Риге. «Он доставил в Латвию огромный груз, около 20 тонн книг. Помещения библиотеки на бульваре Бастея, в одном здании с Информационным бюро Северных стран, стали уютным местом собраний, где проходили также невероятно популярные курсы североевропейских языков»., — Аргита с теплом вспоминает те дни.

С похвалой она отзывается и о первом руководителе Информационного бюро Северных стран, предшественника нынешнего Бюро Совета Министров Северных Стран, норвежце Рикарде Беруге. Он, например, побудил обратить внимание на обучение чиновников местных самоуправлений, порекомендовав создать для этого особые вузы.

Пожалуй, никто столько не знает о дипломатических отношениях Латвии и Швеции, как Аргита. Ее рассказ можно слушать как увлекательную историческую лекцию, расширяющую взгляд на сухие факты прошлого. Аргита умело, без восхвалений анализирует реальную политику, выделяя важные нюансы и повороты в отношении стран Северной Европы к Латвии еще с учреждения латвийского государства в 1918 году.

Например, в 1921 году датчане смотрели на Латвию весьма сдержанно, а при восстановлении независимости оказали мощную поддержку. «Министр иностранных дел Дании Уффе Эллеманн-Йенсен был чрезвычайной важной фигурой в процессе возвращения независимости государствам Балтии. Он обратил внимание министра иностранных дел Германии Ганса-Дитриха Геншера на наши страны, — поясняет Аргита. — Уффе Эллеманн-Йенсен подружился с [первым министром иностранных дел Латвии после восстановления независимости] Янисом Юркансом. Он чувствовал, знал, понимал, что настал тот самый момент. Ведь датчане очень патриотичны, мы даже представить себе не можем, насколько! Эллеманн-Йенсен создал Институт культуры Дании в Латвии, затем информационное бюро Балтии в Копенгагене. Они были первыми!.. А потом и шведы в Стокгольме создали нечто подобное»

Но в начале пути латвийской государственности датчане отнюдь не проявляли того же энтузиазма. Аргита раскрывает несколько малоизвестных фактов, обнаруженных в Государственном архиве Швеции в Стокгольме: «Изучая документы о латвийско-шведских отношениях с 1918 года2, я нашла такие сообщения: шведский посол пишет из Копенгагена, что был вызван в министерство иностранных дел Дании, где получил от министра основательную взбучку за то, что шведы позволяют себе признать Латвию и Эстонию de jure без согласования с датчанами» Аргита поясняет, что в ту пору мог вспыхнуть скандал, так как из-за царящей во всем регионе нестабильности Дания не была уверена в жизнеспособности стран Балтии.

«Датчане потребовали, чтобы шведы увязали признание Латвийской Республики с особыми преимуществами в режиме торговли. Это подтверждается документами: консулу поручено известить Министерство иностранных дел Латвии, что они признают государство de jure и, соответственно, не только принимают, но и предполагают предоставление латвийской стороной Швеции статуса наивысшего благоприятствования в торговле с Латвией... Это важные нюансы — каким именно образом потребовать, чтобы латвийская сторона ни при каких условиях не смогла отказать»

Рассматривая тему в расширенном контексте, Аргита указывает — зная подобные факты, легче понять, почему датчане в начале 1990-х годов были так дружески настроены к странам Балтии: «Все в этом мире отстаивают свои интересы. Это и есть дипломатия — отстаивать свои интересы. Только мы сами, возможно, еще думали иначе в начале девяностых годов»

«Нельзя отрицать, что часть вины ложится и на нас, поскольку латвийские политики в двадцатые и тридцатые годы создали о себе впечатление не особо надежных партнеров» Здесь Аргита напоминает об отношении к балтийским немцам, о проведении земельной реформы, а также ссылается на сообщения шведского посла о ситуации в Латвии в 1939 году. «У них вызвал крайнее недоумение договор с Советским Союзом о базах от 5 октября 1939 года3, в сущности, положивший начало оккупации. Наши возможности маневрирования между СССР и нацистской Германией были очень невелики, но никак нельзя сказать, что их не было вообще. Важно, в какой момент какие решения принимаются и насколько ясные сигналы посылаются»

К написанию диссертации Аргита приступила еще на должности советника посольства Латвии в России. Это было особо напряженное время в отношениях Риги с Москвой, однако, например, продолжала действовать комиссия историков, изыскивая возможности сотрудничества с российскими коллегами в изучении динамики отношений обеих стран в XX веке. По инициативе Аргиты на русском языке была опубликована книга об истории Латвии4, позднее переведенная и на другие языки.

В московский период Аргита не теряла связь с Северными странами, поддерживая тесные контакты с их дипломатами в Москве. «Это было очень серьезно — дипломатическая игра в самом прямом смысле, когда приходятся отстаивать интересы своей страны, очень отличающиеся от интересов страны пребывания» Аргита вспоминает, что по этой причине было важно сравнивать информацию с коллегами из Северныx стран.

Параллельно с интенсивной дипломатической деятельностью Аргита писала промоционную работу5 «Латвия в политике Швеции 1939–1991». «Мой интерес к Швеции был так фундаментален, а обобщенной информации было так много, что, работая в России, я поняла — надо что-то делать с этим накопленным за годы объемом материала. Нельзя его так просто отбросить... Изрядную часть моего свободного времени занимало изучение шведских архивов. У меня были две параллельные жизни»

Вот так интерес молодой девушки к шведской культуре вырос в широкомасштабное аналитическое исследование: «Эти объемные знания спустили меня на землю. Я осознала, насколько мы, небольшие страны, взаимозависимы, насколько нам выгодно, подчеркиваю, выгодно друг друга поддерживать. Мы географически и политически находимся в одной части мира и, невзирая на периферийный статус, развиваемся очень успешно. В основе этого развития лежат навыки, и они тоже опираются на наш общий менталитет»

Общество Norden – неправительственная организация, основанная в 1919 году с целью улучшения сотрудничества между Северными странами с привлечением жителей, общественных организаций и предприятий

Цифровое издание «100 лет признанию Швецией Латвии de jure», 2018 год

Латвия 5 октября 1939 года заключила Пакт о взаимопомощи с Советским Союзом, согласно которому Латвия согласилась на немедленное размещение советских военных баз на своей территории

«История Латвии. 20-й век», Дайна Блейере, Илгварс Бутулис, Инесис Фелдманис, Айварс Странга, Антонийс Зунда, Рига, Jumava, 2005 год

Диссертационная часть опубликована в книге «Латвия в политике Швеции 1945–1991». Рига, Zvaigzne ABC, 2011

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить