Русские школы и госязык: упрекать учителей не за что

Мнение, будто реформа школ нацменьшинств, начатая в 2004-м, пробуксовывала из-за плохого знания латышского русскими педагогами, предвзято — к такому мнению пришли эксперты в передаче LTV7 «Точки над i». Учителя справляются со своими задачами хорошо, и упрекать их — перенос ответственности «с больной головы на здоровую».

По мнению Марии Голубевой, эксперта исследовательского центра Providus, в процессе передачи знаний школьникам играет роль сегодняшнее  состояние самой профессии. Учитель — не самая популярная работа, среди педагогов много людей предпенсионного возраста.

«Есть, скажем откровенно, определенные границы человеческих возможностей. Но с другой стороны — огромное количество курсов [латышского], которые были, причем некоторые по очень хорошей методике, разработанной немецкими и прочими специалистами для Агентства госязыка — в принципе, те, кто прошел эти курсы, особенно — кто серьезно к ним относился, действительно потом давали качественно иные результаты».

Улучшение ситуации подтвердил и представитель Госслужбы качества образования Янис Михайлов:

«Если говорить о нашем всеобщем образовании, то у нас около 30 тысяч педагогов. На их фоне те 55, что были оштрафованы за плохое знание госязыка — согласитесь, это не критично. Если говорить, какие жалобы получила наша служба на качество образования, то в 2014 году из 730 жалоб на работу учителей с языком были так или иначе связаны пять. То есть — мы видим, что такие жалобы есть, но они не составляют статистически значимого числа».

По мнению Михайлова, обсуждая реформу-2004, нужно держать в уме современный контекст. За десять с лишним лет изменились учителя, предметы — а главное, изменились и дети.

«Бывают случаи, когда ребенок действительно знает и сам предмет, и язык лучше учителя — ну, тогда возникают проблемы... Если мы живем в Латвии — учитель должен знать латышский язык, мы не можем уйти от этого, и Латвия все-таки предоставила учителям достаточно много возможностей  (и до сих пор предоставляет) учиться преподавать на латышском языке», — говорит он.

Руководитель Службы качества образования призвал разделять два понятия: первое — это владение госязыком, а второе — билингвальная работа учителя на уроке. «Присутствуя на уроке, это [использование русского языка сверх установленной пропорции] достаточно легко понять, потому что, зная цель и план урока, всегда можно посмотреть, как это реализуется, да и потом, поговорив с учителем, достаточно легко понять, что он хотел сказать и как на самом деле сказал», — поделился чиновник.

По его словам, отклонения от намеченной программы случаются достаточно редко, в школах нацменьшинств действительно идет билингвальное преподавание. На взгляд Михайлова, совершенно нормально, если в один день новая тема дается больше на русском языке, а ее повторение на следующем уроке — больше на латышском.    

По словам представителя ЛАШОР Елены Матьякубовой, при билингвальном преподавании важно, чтобы был достигнут конкретный результат, намеченный для 9-го класса, для момента окончания средней школы — а уже как учитель этого достигнет, в норме должно являться внутренним делом школы.

Тревожит другое: в погоне за освоением госязыка и иностранных языков дети теряют грамотный русский. «Попытка ввести обязательный экзамен по родному языку провалилась. И директора школ, и родители отказались от введения централизованного экзамена по родному языку. Потому что для обеспечения должных требований по латышскому, английскому и другим предметам те дополнительные часы, которые для этого необходимы, отрываются от уроков того же спорта, рисования — но и родного языка тоже. А ведь это показатель, насколько свободно ребенок знает два языка, в том числе и свой родной», — подытожила она.  

Ознакомиться с видеозаписью передачи можно здесь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно