Жизнь сегодня

Жизнь сегодня

Жизнь сегодня

В студии фестиваль Евроюрмала

Говорим о правах пациентов

Родные пациента с пролежнями уверены, что виновата больница

Владимир — дальнобойщик, бывший спортсмен. На здоровье никогда не жаловался. Но три года назад — в канун Пасхи — повез груз в Германию и пропал. Позже оказалось — у него случился инсульт прямо в дороге. Владимир пытался дотянуться до рации, но так и упал на бок вниз головой. Его нашли спустя пять дней. С переохлаждением, воспалением легких и пролежнями, рассказывает программа «Жизнь сегодня» LTV7.

В немецкой клинике оказали лишь первую помощь. Семья сама организовала и оплатила перевозку Владимира домой. Спустя несколько дней в больнице Cтрадиня оказалось — в стационаре нет противопролежневых матрасов.

«Мы привезли антипролежневый матрас, увидели новые пролежни на боку, которых не было до этого. Мы говорили: «Пластырь темный, мокрый, его надо менять». Они говорят: «На нем дата, когда менять». Он мокрый лежал, там все гнило»,

— рассказала Светлана, дочь Владимира.

По ее словам, в больнице сказали, что отцу все равно мало осталось. Но семья отчаянно искала помощи. Из Страдиня Владимира перевезли в реабилитационный центр Jaunķemeri.

«В «Яункемери» очень хороший доктор, главврач, которая помогла нам хотя бы с доктором Либерманисом — он приехал. Когда она увидела эти пролежни, пришла в ужас.

Как можно человека в таком состоянии выписать в никуда?», — добавила Светлана.

«С такими пролежнями можно получить сепсис и умереть за неделю»,

— отметил Олаф Либерманис, пластический хирург, специалист по пролежням.

Специалисты «Яункемери» связались с больницей Бикерниеки, где есть отделение для больных с пролежнями. Так семья познакомилась с доктором Либерманисом, там же Владимиру сделали операцию.

Постепенно пролежни зажили. Общие затраты на перевозку и лечение составили 4,5 тысячи евро.

«Все друзья помогали, родственники, мы брали кредит. За счет этого набрался долг за квартиру, потому что все деньги ушли туда. Мы были нормальной семьей, не обеспеченной, но нормально жили. Стали в один момент малообеспеченной, мне не устроиться на работу, так как я должна ухаживать за ним», — добавила Светлана.

Семья подала заявление в Фонд врачебного риска — но компенсацию не получила.

«Фонд врачебного риска констатировал, что там нет упущений врача. Немцы поступили правильно, выписав его с пролежнями без рекомендаций, фирма по транспортировке, где нет даже амбулаторной карты — только счет, все сделала правильно. И, главное, широкого профиля больница такого пациента выписала», — указал Либерманис.

В общей сложности в Инспекцию здравоохранения и Фонд врачебного риска подают около тысячи заявлений с жалобами на медперсонал.

«Примерно пятая часть заявлений — мы не говорим, что там всегда будет халатность, но мы находим, что врач не делал то, что было бы правильно делать»,

— пояснила Индра Ласе, старший врач-эксперт по здравоохранению Инспекции здравоохранения.

Остальные 80% жалоб признаются необоснованными. Доказать ошибку или халатность врачей очень сложно, говорит юрист Солвита Олсена.

«У нас нет ведомства, которое делало бы экспертизы независимые. И нет врачей, которые хотели бы это делать. В других странах можно заказать независимую экспертизу — это стоит денег, но возможно. В Латвии такое невозможно. В моих делах тоже есть врачи, которые согласились дать свое мнение. Но таких можно пересчитать по пальцам одной руки», — Солвита Олсена, специалист по медицинскому праву.

В маленькой стране врачи между собой знакомы и не хотят критиковать коллег. А суд нередко исходит из того, что Инспекция всегда права, рассказывает адвокат.

Между тем, родные Владимира не теряют надежды добиться справедливости. И готовят документы в суд.

Как уже писал Rus.lsm.lv, меньше 0,5% пациентов или их родственников, кто жалуется на медиков в Инспекцию здравоохранения, добиваются затем компенсации из Фонда врачебных рисков. За пять лет из него сделаны 173 выплаты, хотя Инспекция здравоохранения приняла 4 тыс. жалоб. 

Практически все медицинские учреждения в стране - это и скорая помощь, и больницы, и Инспекция здравоохранения отказываются предоставлять журналистам информацию о конкретных пациентах и их проблемах. Ссылаясь на закон о защите данных. Однако на практике получается, что при помощи этого закона они защищают в большей степени себя, указала программа «Личное дело» LTV7. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить