Личное дело

Личное дело

Личное дело

Личное дело

Сделать шаг

Родителям подростков-инвалидов старше 14 лет не оплачивают больничный

Тяжелобольной ребенок в семье — само по себе трудно и сложно, но отношение государства к оказанию помощи таким родителям осложняет ситуацию еще больше, сообщает Русское вещание LTV7 «Личное дело». После резонансного телесюжета о женщине, в одиночку ухаживающей за сыном — лежачим инвалидом — в редакцию передачи позвонил Роланд, отец Андрея. Мальчик едва разговаривает, передвигается с трудом, ему постоянно нужен ассистент рядом. Таким ассистентом  и в этом случае стала мать — Татьяна. И когда мальчику исполнилось 14, листы временной нетрудоспособности государство ей оплачивать перестало. Это был новый удар по и без того скромному бюджету семьи.

8 лестничных пролетов по 9 ступеней  и еще шесть — до двери подъезда. Шаг за шагом, с пятого этажа преодолевают Андрей с мамой каждый день. Подросток даже ходит с огромным трудом. Обслуживать себя не может. Сначала за мальчиком ухаживали бабушка с дедушкой, потом с работы ушла мама. Стала ассистентом сына. Каждое утро везет его до автобуса в школу. Сейчас у Андрея каникулы. Они спускаются на улицу, Татьяна сажает его в коляску и везет гулять.

«Пешком вы не доходите, всегда с коляской? — Да! И коляску мы отсылаем в школу, потому что они там и в столовую его перевозят».

После занятий Татьяна забирает сына из школы сама. Сначала на одном троллейбусе, потом на втором. «Не бывает у меня отпуска», — отмечает она.

Главный добытчик в семье — отец. Роланд позвонил в редакцию «Личного дела» после сюжета о Сармите и ее сыне Патрике. «Таких сюжетов о детях-инвалидах очень мало. Их практически нет. Этого всего мало, и людей это мало касается и проходит мимо ушей. Вот за это вам большое спасибо!» — говорит отец Андрея. 

Татьяна показывает фото поздравления, которое сделал Андрей. Сложил буквы в слова.  Учителя говорят — сам.
 
«Это тяжело и морально, и физически. И с первых дней, когда нас выписали из роддома, то увезли в Гайльэзерс. А когда выписывали оттуда,

мне сразу с порога сказали — он не будет нормальным ребенком, можете от него отказаться. У нас и в мыслях такого не было — как можно от своего ребенка отказаться».

Родители стараются возить мальчика на реабилитацию — и видят небольшие улучшения. Но нужны деньги. Помогает ziedot.lv. Но средств всегда не хватает: размер пособия, которое получает мама за работу ассистентом, плюс пособие Андрею — чуть больше трехсот евро.

«Во всем себя ограничиваешь и отказываешь. Допустим, все мероприятия — всё это уходит на второй план. Зарплата, если говорить о ней — ниже средней по государству. Но чуть выше минимальной. На это и живем. Оплата счетов и продукты. Всё», — говорит Роланд.

К правящим — Сейму и правительству — у отца Андрея два вопроса: «Ребенок болеет, и тут мама заболела. Соответственно, кто будет ухаживать? Надо кому-то еще уходить на больничный! И

тут есть такой момент, что больничный оплачивается до 14 лет. Всем. Почему бы не сделать исключение, ведь таких детей не так много?»

Элина Целминя, начальник департамента политики социальной вовлеченности Министерства благосостояния, рассказала:

«Сейчас министерство с негосударственгными организациями работает над решением, чтобы семьи, в которых есть дети-инвалиды, были исключением, и родители могли брать больничный». Решение надеются найти скоро. Но, возможно, не в этом году.

Отец Роланда задает второй вопрос:

«Почему хотя бы пенсию нельзя привязать к минимальной пенсии? Ну, не будут эти дети работать. Они не в состоянии работать».

На это Целминя поясняет: «В этом году министерство обязательно предложит пересмотреть минимальный размер  пособий. Мы выйдем с таким предложением, но детали пока не буду раскрывать. Еще не проведены расчеты и не приняты решения».

Парламентарий Андрей Клементьев («Согласие»), член комиссии Сейма по социальным делам, говорит: решение проблемы упирается в сопротивление Минфина.

«Государство готово сделать шаг, чтобы поддержать людей, которые участвуют в этом подвиге и не отдают детей в специальные учреждения, а воспитывают их самостоятельно. К сожалению,

все наши вопросы, которые мы пытаемся активизировать через комиссию по социальным вопросам, не находят поддержки в Министерстве финансов. Хотя мы, конечно, понимаем, и расчеты показывают: передача такого ребёнка в спецучреждение для государства обходится намного дороже».

Помощник председателя комиссии Сейма по социальным делам Эйнар Цилинскис (Национальное объединение) говорит, что повышение пособий — дело обозримого будущего, но к минимальной пенсии их вряд ли приравняют:

«Любые пенсии в стране крайне малы. И их надо повышать. Возможно ли это? Думаю, что нет. (Смеется.) Вопрос в приоритетах. Возможно, пенсии инвалидов могли бы быть в приоритете в 2020 году. — Почему только в 2020-м? — Потому что в 2019 году приоритетов уже нет».и по

Пока политики будут решать, Андрей с мамой будут ждать. И каждый день преодолевать путь в 8 пролетов по 9 ступеней и еще шесть — до входной двери. Шаг за шагом. На пятый этаж.
 

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно