Реформа нужна не русским школам, но всему школьному образованию

По мнению экспертов, участвовавших в дискуссии на LTV7 о судьбе русских школ и итогах реформы-2004, сегодня нужно обсуждать не столько проблему влияния билингвальности на успехи учеников и не то, какие были допущены ошибки 10 лет назад, сколько — смотреть на состояние всего школьного образования. Оно нуждается в улучшениях.

Как заявила в передаче «Точки над i» лидер общественной организации школ нацменьшинств ЛАШОР Елена Матьякубова, ЛАШОР ведет плотное сотрудничество с Министерством образования с того самого сложного периода, когда осенью 2004 года в школах нацменьшинств была введена норма преподавания на госязыке и на русском в пропорции 60:40.

«Мы [тогда] начинали исследовать те процессы, которые идут в школах, и оценивали, что нужно школам. Что именно необходимо реформировать — сегодня ясно всем: реформа образования сейчас идет во всем мире, эти процессы естественны, — поделилась Матьякубова. — И для русской школы эта реформа не должна быть другой. То, что она может иметь какие-то нюансы — да. Но образовательный процесс — единый, общемировой, это работа на качество. Какого человека мы хотим видеть через 10-20 лет? Из кого будет состоять общество будущего?.. У нас есть специфика — возможность мультилингвизма. Использование многих языков в процессе коммуникации — настоятельная сегодняшняя потребность. Ее предвидели десять, а то и двадцать лет назад. Историческая наша специфика давала нам уникальную возможность, ведь в Латвии еще после Первой республики сильны традиции школ, в которых используется несколько языков». 

Однако ошибкой-2004, по мнению Матьякубовой, стало то, что тогда «акценты расставили по-другому»: «Мы заменили поиск педагогический, профессиональный, психологический каким-то политическими трендами... Мне все время в этом процессе не хватало серьезных научных исследований с целью максимально эффективно улучшить образовательный процесс для ребенка. В том числе — ребенка, относящегося к национальному меньшинству».

По признанию публициста, историка, педагога  Игоря Ватолина, до сих пор реформа-2004 обсуждалась с точки зрения родителей детей, с точки зрения политической, даже политиканской конъюнктуры.
«Между тем в мире со школой кое-что произошло. Школа с конца XIX века находится в кризисе, с появлением бездонного кладезя информации — Интернета — этот кризис усугубился, и поэтому ни высокомудрая г-жа Папуле [Эвия Папуле, представитель МОН], ни самый мудрый финский или американский академик не могут сказать, как будет правильно», — заявил он.

По убеждению Ватолина, который и сам немало преподавал в школе, говорить сейчас следует не «о какой-то школе нацменьшинств», а о латвийской школе вообще. При том, что некоторые школы вполне могут быть этнически ориентированными, «сотрудничать с какой-нибудь страной, где эта этническая культура больше цветет».

«Но в целом должна быть единая латвийская школа — но где государство не определяет ни 100%, ни даже 70% содержания образования, а всего 50%. Это, конечно же, блок, связанный с госязыком, латышской культурой — а остальные 50% определяются самой школой, — подчеркивает публицист. — Никто не знает точно, как лучше — так давайте посмотрим! Потому что вот родители, например, выбирают русский язык, английский язык. В 1-й Рижской гимназии долгое время были так называемые евроклассы, где преподавание шло на английском языке — по-моему, даже в нарушение закона. Вот о чем стоит говорить!»

Представитель Госслужбы качества образования Янис Михайлов на это пояснил, что с точки зрения закона в 1-й гимназии всё в порядке, там и теперь часть предметов преподается на английском, и это — не нарушение: «Никто на сегодняшний  момент не запрещает использовать язык как один из инструментов образования. Кроме того, мы говорим о билингвальном образовании, но сегодня многие ученики, по сути, трилингвальны. И еще: проблема билингвальности — шире, чем только проблема нацменьшинств. Это вкратце».

Программы в гимназиях, о которых упомянул Ватолин, по словам Эвии Папуле — это программы международного бакалавриата, и ученики после их освоения получают два документа: латвийский аттестат и международный.

«Они действительно учатся на английском языке, но сдают экзамены так, как того требует Латвийское государство. Это легитимно, у нас насчитывается три такие школы», — отметила она. Возможно, в этом направлении будут развиваться и другие.

С полной версией передачи можно ознакомиться здесь.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно