Почти каждая вторая семья не разрешает использовать органы умершего родственника

В этом году в Латвии не произведено ни одной операции по трансплантации сердца и была всего одна пересадка печени, хотя список нуждающихся в донорских органах пациентов длинен, и государство эти операции оплачивает. Проблема не только в отторжении органов — но и в отношении общества к разрешению на использование здоровых органов умерших пациентов для спасения живых, сообщает LTV.

В этой сфере врачам тяжелее всего. Почти каждая вторая беседа с людьми, только что потерявшими родственника, заканчивается их отказом — семьи опасаются принимать решения за покойного. Многие жители Латвии даже не подозревают, что возможно свой выбор за или против донорства своих органов после смерти высказать в Интернете (и даже изменить в любой момент свое мнение).

Байбе Бароне 31 августа исполнилось бы 28. Ее мать Мара Бароне уже третий год в этот день приходит проведать могилу дочери на кладбище. Жизнь Байбы зависела от наличия донорской печени. Сначала Минздрав снова и снова откладывал решение о финансировании операции, и средства собрали в виде пожертвований. Затем потянулись долгие дни в Тартуской больнице в ожидании донора. И когда донорский орган наконец появился, Байба была уже слишком слаба. Ее смерть вызвала большой резонанс — общество, кажется, начало понимать, как важна трансплантация органов, говорит Мара:

«Единственное, что я хочу сказать — подумайте о тех больных, потому что ваш близкий, который уже на том свете, он не нуждается ни в сердце, ни в печени, ни в почках, ни в легких. А здесь они нужны».

По наблюдению врачей, в тот период, когда история Байбы Бароне стала достоянием гласности, с семьями умерших пациентов стало говорить легче. Люди понимали. А теперь снова следуют отказы. Примерно в половине случаев. И решать за того, кто сам не выразил свою последнюю волю, близкие морально не готовы. Для них момент утраты и без того очень тяжел.
 
«Они проходят через ад! Идет агрессия, отрицание, ужас. И это тот момент, когда мы еще можем помочь кому-то другому! Через боль и безнадежность», — говорит заведующий отделением интенсивной терапии Гирт Фрейс.

«Это полная уважения процедура, операция высшей приоритетности», — подчеркивает руководитель Национального центра координации трансплантологии Юрис Бормотов.

С середины мая вступили в силу и законодательные изменения. Они гласят: если умерший не выразил свою волю в регистре, за него это делает семья. Разрешение использовать органы или отказ следует оформить письменно. У близких интересуются, каково было мнение покойного, а не их мнение.

Кроме того, свою волю можно выразить в электронной форме, на портале госуслуг latvija.lv. А с 2021 года это можно будет сделать и в системе e-veselība. В Минздраве напоминают, что свое отношение можно изменить в любой момент.Это свободный выбор каждого. Однако до сих пор изо всех жителей Латвии всего 2,5 тысячи человек воспользовались регистром.
 
В Латвии донорского сердца сейчас дожидаются восемь пациентов, печени — семь, почек — 35, легких — один. В этом году прошла одна операция трансплантации печени и 21 — почек (от умерших людей), еще в четырех случаях почки были пересажены от живых доноров. 

Латвийское телевидение недавно сняло документальный фильм «Второй шанс. Трансплантация органов», посвященный проблеме нехватки донорских органов в стране.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно