Писатель: чекисты были теми еще артистами

По мнению писателя Игоря Померанцева, когда советская власть только начиналась, чекисты были самыми настоящими артистами. Как в театре. В эфире передачи «Без обид» на LTV7 он поделился собственным опытом задержания и общения с советской властью в 70-е годы прошлого века. За «распространение антисоветской литературы».

Померанцев вспоминает, что в Киеве, когда его задержали, ему удалось почитать составленное на него досье.

«Оно было написано таким языком… канцелярским. Там были простые слова правды: распространял антисоветскую литературу. Это канцелярское выражение. Я просто давал друзьям читать книги, что мне нравятся. Но бюрократы, видите ли, они все переводят на бюрократический язык.

А это сразу звучит как статья из уголовного кодекса»

, - говорит Померанцев.

По его словам, когда советская власть только начиналась, чекисты уже были крупными игроками. Артистами. «Это были люди, дружившие с крупнейшими поэтами. Не случайны же отношения Маяковского с группой чекистов. Эти люди были артистами, как в театре, и придумывали игры. Психологические», - рассказывает Померанцев.

Он поделился классической, на его взгляд, схемой допроса: «Тебя забирают и допрашивают много часов. А потом привозят твоего ребенка, ставят перед камерой и дают ему подзатыльник.

Твой ребенок начинает плакать. Прямо у тебя на глазах. И ты уже не можешь сопротивляться...

Ребенка потом отвезут домой. Но ты-то сразу думаешь, значит, мою семью арестовали…».

Он рассказал, что и сам подвергался допросам в 70-х годах. Но тогда уже все было иначе. Власть откровенно устала и сдавала.

«Меня допрашивали двое: полковник и майор. И когда полковник выходил, майор сачковал. Он очень любил шахматы. Кстати, во время моего задержания на море, он играл со мной в шахматы и очень сердился, что я выигрываю. Но дело не в этом. Полковник выходил. Майор доставал шахматные задания… фиолетовые такие, помните? Химические карандаши… что-то там слюнявил, писал. Он сачковал.

Тогда усталость уже чувствовалась во всем.

Игра на тот момент уже давно закончилась», - вспоминает Померанцев.

По его словам, он не стремился встречаться с этими людьми потом – в будущем.

«Мой приятель, украинский поэт, пригласил на выступление одного из наших следователей. И он пришел. Мне лично психологически понятно, чуждо приглашение такого рода.

Хотя это были усталые бюрократы, они все-равно были нашими врагами. И остались таковыми до конца.

Не думаю, что примирение – обязательное условия сосуществования», - сказал Померанцев.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить