«Непродуманная идея» и «предвыборная борьба» — ректор Turība о переводе вузов на латышский

«В принципе — это не только мое мнение, мне это говорили и в Совете по высшему образованию — речь не идет о русском языке как специальном языке. Любые ограничения вузов тормозят развитие самого высшего образования. Неважно, какие ограничения мы ставим, любые ограничения ухудшают нашу способность уже на глобальном рынке высшего образования», — так в интервью программе «Домская площадь» LR4 ректор Turība, председатель Ассоциации частных вузов Алдис Бауманис прокомментировал намерение Сейма отказаться от преподавания на русском языке в негосударственных высших учебных заведениях.

«Это достаточно непродуманная идея. Как это повлияет на экспорт образования, по-моему, еще вообще никто не считал», — подчеркнул он.

«Те люди, которые приезжают в Латвию учиться на русском языке, не будут приезжать. Значит, не будут приезжать те деньги, которые они платят за учебу. Все частные вузы платят деньги в бюджет. Если там будут меньше платить, естественно, и там будет меньше денег. Это, по-моему, тоже никто не посчитал. Меньше будет средств, меньше будет денег на зарплаты преподавателям. Если меньше зарплатный фонд, естественно, и меньше преподавателей и ниже уровень. Это во всех случаях, в каждом бизнесе, не только в образовании...

Я не знаю, сколько будет продолжать учиться и на каком языке. Я знаю, что многие, кто заканчивает школы русского потока, способны учиться и на латышском..., и на английском языке...

Те, кто готовы приезжать в Латвию учиться на русском языке, уже точно не приедут. А это уже можно посчитать, сколько их. Но они без обучения не останутся. Они просто поедут в другие страны, где это разрешается», — указал Бауманис.

«В Тартуском университете, я знаю, есть программы на русском языке. Поляки на глобальном рынке высшего образования быстро сориентируются»,

— добавил он.

Кроме того, некоторые университеты, которые оценивают свою деятельность с точки зрения бизнеса, могут переехать в другие страны, отметил Бауманис.

«Если есть вообще какие-то изменения в системе, это как маленькие землетрясения: иногда люди потом опасаются зайти в дом, потому что было какое-то землетрясение, и никто не знает, какое будет следующее. Я говорю о том, что

любые изменения в законодательстве в таких, скажем, тяжелых системах, как система образования — не только высшего, вообще система образования — должны быть очень тщательно продуманы и рассмотрены с разных сторон:

что будет с людьми, что будет со средствами, что будет с качеством, что будет потом с выпускниками — как это вообще будет влиять и на систему, и, исходя из этой системы, на все общество в целом. Это не продумано», — считает ректор.

По его мнению, этот вопрос очень тесно связан с политикой. «Я думаю, здесь свою роль играет предвыборный период. Для политика самое плохое, если о нем ничего не говорят, тогда его не видят... Если он что-то говорит, кто-то осуждает, кто-то радуется тому, что он сказал. В любом случае, рейтинг будет выше ноля: кто-то согласен будет всегда, люди имеют разные мнения. Я думаю, где-то здесь надо искать причину, что такие достаточно серьезные изменения появились за 5 месяцев до выборов, меньше даже...

Это обыкновенная предвыборная борьба, это не латвийское изобретение, это во всех странах происходит»,

— отметил Бауманис.

«Что касается русского языка, я думаю, в последние годы многое сделано, чтобы те, кто здесь в Латвии те, кто заканчивает школы в русском потоке, достаточно хорошо знали латышский язык. Нет такой серьезной необходимости продолжать специально дополнительно учить этот язык и на вузовском уровне.

Я больше здесь вижу политическую мотивацию, чем педагогически обоснованные решения»,

— подчеркнул он.

Он прокомментировал и запланированный переходный период. «Конечно, есть нюанс. Скажем, преподаватель имеет полную ставку, у него занятия каждый день, он много отдает себя этому вузу. А если с каждым годом число лекций, которые он проводит, уменьшается, тогда и меньше преподавателей, кто-то хочет, кто-то не хочет на полставки работать. И качество обучения в таком случае уже подвергается риску ухудшится».

Некоторые педагоги, возможно, потеряют работу. «Тут будет две группы. Те, кто хорошо знает латышский или английский, есть много преподавателей, которые знают больше языков. Там, я думаю, никаких проблем не будет. Но, скажем, нехорошо звучит, но преподавателям более старшего поколения, еще советского периода, которые все время преподавали на одном языке, естественно, это будет сложно», — отметил он.

Согласно данным за 2017 год, в частных вузах на русском языке учились 34% студентов — 5 189 человек.

До сих пор статья 56-я закона о высшем образовании гласила, что государственные высшие школы организуют учебный процесс на госязыке или также на других языках, являющихся официальными языками ЕС. Как ранее уже сообщал Rus.lsm.lv, вскоре  кардинальные перемены ожидают вузы, где традиционно много программ предлагается на русском языке — к ним будут предъявлены те же требования, что и к государственным, то есть русские программы придется закрыть. Но, как сообщила замдиректора департамента Минобразования по высшему образованию, науке и инновациям Даце Янсоне, это не значит, что аудитории Института транспорта и связи или Балтийской международной академии автоматически опустеют 1 января.

Однако исход голосования в Сейме пока не определен, рассказал LR4 глава Парламентской комиссии по образованию, культуре и науке Алдис Адамовичс.

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно