Личное дело

Личное дело

Личное дело

Личное дело

Кого защищают больницы?

Медучреждения не говорят о врачебных ошибках, ссылаясь на защиту данных

Только с начала этого года программа Русского вещания LTV7 «Личное дело» сняла пять сюжетов на тему врачебных ошибок, неоказания медицинской помощи или происшествий в больницах. Ни одно медицинское учреждение, ни один контролирующий медицинский орган не признал, что существуют хоть какие-то проблемы или ими выявлены какие-то недостатки.

27 апреля в программе «Личное дело» вышел сюжет «Старость как приговор». Это история о том, как больница Страдиня дважды отправляла пациента домой с инсультом. Второй раз без сознания. Только с третьего раза, и то под давлением родственников, пациента разместили в больнице. Николай Гонарович умер в этой больнице 13 мая. В больнице состоялось заседание, на котором были озвучены результаты расследования этого происшествия:

«Пациенту была обеспечена помощь согласно его состоянию и проведенным исследованиям, а также назначено лечение согласно рабочему диагнозу и основным клиническим правилам».

Практически все медицинские учреждения в стране - это и скорая помощь, и больницы, и Инспекция здравоохранения отказываются предоставлять журналистам информацию о конкретных пациентах и их проблемах. Ссылаясь на закон о защите данных. Однако на практике получается, что при помощи этого закона они защищают в большей степени себя.

«Не эти нормативные акты и не законы защищают, а те люди которые противоправно ведут себя защищаются ими. И тут ничего не сделаешь», - говорит глава парламентской подкомиссии по общественному здоровью Ромуальд Ражукс.

Аналогичный вопрос LTV7 задало и бюро омбудсмена. Откуда ответили: в сюжетах «Личного дела» отражена актуальная для общества информация, связанная с вопросами прав пациентов и их защитой, а также возможными нарушениями со стороны медицинских учреждений:

«Хотя нет никаких сомнений в том, что лечебным учреждениям следует дать объяснение их действиям, право журналиста на свободу выражения мнений и право общественности на информацию должны быть сбалансированы с правом пациента на защиту данных об его здоровье. В ситуации, когда журналист хочет получить и отобразить информацию о личных данных о здоровье, например, чтобы взять видео или фото пациента, необходимо получить ясное и однозначное письменное согласие самого пациента».

Однако, в большей части сюжетов «Личного дела» пациенты или их родственники сами предоставляют всю информацию. А также дают журналисту право выяснять факты и обстоятельства, связанные с их лечением. Например, в сюжете о клинических испытаниях было даже нотариально заверенное разрешение от родственника  на выяснения фактов о здоровье умершего пациента. Но даже такие документы не всегда являются основанием для комментария со стороны больницы.

«Если я получила от своего мужа доверенность, что я могу получить информацию от его  лечащего врача, это не значит, что я могу передать ее журналистам или родственникам», - пояснила советник Министерства юстиции Екатерина Мацук.

На этой неделе вступил в силу Общий норматив защиты данных ЕС, призванный ввести единые требования обработки данных для стран ЕС. Эти правила усиливают гарантии того, что личная информация людей не будет передаваться третьим лицам.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно